От Верхнеудинска до Баргузина, а оттуда до Кудринской степной думы. Часть 20.

Путевые заметки.

Полигамия у баргузинских инородцев не сильно развита, хотя и не воспрещена ни религиозными верованиями, ни народными обычаями. Богатые сибариты, наделенные благами мира сего, которым, по их понятиям, ничего не остается делать как только есть баранину, запивать ее кумысом (Баргузинские бурята приготовляют кумыс), араковать (кутить, попивая молочное вино), закусывая арцою (Молочный кислый осадок, остающийся от перегонки вина, несколько похожий на сырок), да гарцевать на лошадях и спать в волю, эти-то лица, ожиревшие от лени и обжорства, придерживаются многоженства. Их труднее убедить к принятию христианства, не потому чтобы они не убеждались в непреложных истинах христианства, а потому что им жалко покинуть своих степных красавиц, обремененных серебряными и даже золотыми монетами и не поддельными маржанами (коралловыми корольками) которые хотя родились и воспитывались в степи, как истинные дочери природы, но не лишены своего рода грации, обворожающей их обладателя, также умеют кокетничать, а под час заводить интимные связи и как многие дочери евы, украшать рожками бритые головы своих мужей. Кокетство и мягкость или вернее сказать нежность в характере, при столкновении с мужчиной, свойства врожденные бурятским женщинам. Если являются между женщинами изверги, то это аномалия. Эти женщины вполне идиотки! Мужчина же более эгоист и если под час пускается в нежности, то все это, в большинстве случаев, напускное. Даже животные самки и те, в своем роде, кокетничают со своими кавалерами. Следовательно, кокетство такой же дар природы как красота, грация, чарующий взгляд и проч., и проч.

Бедные бурята, не имея средств благодушествовать и содержать двух жен, довольствуются одной. Бурята, как все степняки, страстно любят своих детей. Обнявши своего ребенка, бурят с наслаждением обнюхивает его, сильно втягивая воздух ноздрями своими, что заеняет наши поцелуи (Тоже и женщинами). Это нам кажется смешным и даже не приличным. Но если рассудить здраво, что приличие понятие условное, то нисколько не смешно, когда некоторые островитяне при встрече трутся носами.

Женатый сын бурята всегда живет отдельно от отца, но не смотря на это, связь семейная у них весьма крепка. Уважение к родителям сильно.

В улусе, где находится баргузинская степная дума, есть приходское училище, дом для которого пожертвовал бывший баргузинский главный тайша Сахар Хамнаев. Училище имело достаточно учеников, но в последствии число их, вследствие особых обстоятельств, независящих от учебного начальства, уменьшилось.

Главный не успех наших бурятских училищ заключается в том, что училища эти, содержимые на счет общества, не всегда имели учителей знающих монгольский язык. Как учитель, так и ученик часто не понимали друг друга. К этому примешивались личности между учителями и инородческими властями, или лучше сказать с думскими писарями, большей частью людьми с не совсем честной репутацией и усердными поклонниками бахуса, которые руководят естными властями. От этого училища терпели недостаток как в ремонте, так и в необходимой классной мебели, не говоря уже об учебных пособиях. Мальчики, из отдаленных улусов, не имели по близости училища родных и знакомых и потому не имели квартир. При училищах хотя и были квартиры для мальчиков, но нужно было иметь стряпок и поваров и требовалось отопление и освещение кухонных зданий. На это средств не отпускалось. Мне не известно, в каком положении находятся бурятские училища и учащиеся в них в настоящее время, но думаю не далеко ушли от прежнего образца. Была еще причина, о которой не место здесь распространяться, и которая сильнее всего повредила этим училищам, вселила к ним недоверие на долго отстранила в будущем развитие умственного образования и обрусения инородцев. Скажу только, что причина эта обуславливалась непомерным честолюбием умственных кастратов и ретроградным пониманием самых обыкновенных вещей (Имея обильный материал по этому предмету, я считаю не удобным делать его известным в настоящее время). Наконец игнорирование земскими властями звания приходского учителя, на которого и до сих пор смотрят эти власти как на парию, в особенности те господа, которые воспитаны в правилах держиморды, топающие ногами на учителя за то, что он не заявился в переднюю этой темной власти, вместе с рассыльными и не стоял там несколько часов, или вышел из передней в зало, что, по мнению этих властей, означает не уважение своего достоинства обратиться с немного вежливым словом к несчастному приходскому училищу. А между тем, приходской учитель пользуется правом чиновника XIV класса! Рассказывали, что в конце сороковых или в начале пятидесятых годов, один кударинский учитель был земской властью наказан в степной думе в степной думе розгами и посажен в чижовку с обещанием повторить операцию. Учитель не дождался повторения и бежал в Иркутск. Такое обращение заставляет не только родителей, но и учеников смотреть на учителя как на что-то неугодное, в роде ржавого гвоздя… Но отвернемся от этой грустной картины, где люди, «власть имущие», злоупотребляют ею и не разобравши сути дела, часто действуют по камертону таких лиц, которые к образованию молодого поколения также относятся, как пришитый хвост к известному животному…

Пути сообщения по баргузинскому округу, кроме троп звероловов и почтового тракта, оканчивающегося в г. Баргузине (Проселки между селениями я не считаю): 1) экипажная дорога, идущая степью от похребетного урочища через бурятские улусы до урочища сухого, на расстоянии 151 версты. Исправление дороги лежит на бурятах, а от урочища сухого на крестьянах читканской волости; 2) вьючная икатская дорога, идет на 130 верст, от грани земель баргузинских бурят, по тайге хребтами и болотами к хребту икатскому, лежащему в землях баунтовских тунгусов, где промыслы витимской системы; 3) вьючная ангарская дорога от Баргузина, идет от бурятских земель, на 200 верст, хребтами и весьма болотистыми местами и выходит в с. Верхнеангарское и земли верхнеангарских бродячих тунгусов; 4) вьючная бодонская частная дорога идет, на 220 верст, через высокие хребты и весьма болотистые местности и выходит на хоринскую бурятскую степь к урочищу толдоной. Расстояние вьючных дорог примерное, потому что их никто не измерял.

Баргузинские бурята выходцы с р. Лены. Явившись на нынешние свои кочевья они нашли здесь многочисленное племя оседлых тунгусов (В 1643 г. унтер-офицер Скороход был послан, казачьим пятидесятником Курбатом Ивановым, для усмирения верхнеангарских бродячих тунгусов. Усмирив их, Скороход пошел далее к р. Баргузину и здесь встретил кочевых тунгусов, которые почти всю команду вместе с ним убили). Страна, занятая кочевьями этих тунгусов, была известна китайцам под именем баргучин и населена была баргутами, ушедшими в последствии в монголию.

Тунгусы неприязненно встретили новых пришельцев, но в последствии помирились с ними и стали пользоваться сообща пастбищами и прочими угодьями. Сами кочевья их находятся в бурятских улусах: Ина, Аламбурга, Ултацой и Дырень. Главное же поселенье их при Бодонском селении (читканской волости). Здесь находится ихняя инородная управа.

Тунгусы баргузинской инородной управы делятся на 4 рода Мунгальский (Почему он так назван? Не остаток ли это от баргутов), Лимагирский, Галзутский (Галзутский род есть у бурят) и Боликагирский.

Всех кочевых тунгусов в 1867 г. считалось 603 д. об. пола, а именно 282 д.м.п. и 321 д.ж.п., т.е. женский пол превышал мужской 39-ю душами. Из них былоправославного исповедания 119 д. об. пола и шаманского 484 д. об. пола т.е. 1 православный приходился на 4-х шаманствующих. В 1868 году их считалось 269 д.м.п. и 310 д.ж.п., всего 579 д. об. пола, менее против 1867 на 24 д. об. пола, а именно: м.п. было менее на 13 д, а ж.п. на 11 д. Живой ж.п. превышал м.п. на 41 д. Тунгусы эти в старину были далеко многочисленнее, чем в настоящее время, но вымерли от оспы и других болезней.

В 1867 г. у всех тунгусов насчитывалось 97 деревянных юрт и 1 общественный деревянный дом в Бодонском селении, в котором помещалась инородная управа. Сверх того, имелся 1 ледник для хранения мертвых тел. На каждую юрту приходится по 6 душ об. пола.

Тунгусы, с упадком звериных промыслов, начали заниматься хлебопашеством. В 1867 г. у них было посеяно 15 четвер. ярового хлеба, а снято 60 четверт. Урожай был сам 4.

Картофель тунгусы не сеяли. Что же касается до прочих огородных овощей, то ни тунгусы ни буряты посевом их не занимаются. Главное занятие их звероловство, не смотря на упадок этого промысла (преимущественно от палов), потом скотоводство и затем звероловство. К сожалению, о скотоводстве их я не имею сведений. Всю добычу свою они сбывают на бурятских ярмарках и в г. Баргузине, приобретая в замен того, все необходимое в их домашнем быту.

В 1867 г. добыто рыбы: язей 20 пуд., сорожины 50 п., налимов 25 п., щук 15 п., хариусов 15 п., окуней 13 п., сигов 12 п., омулей 10 п., тайменей 8 п. 15 фун., ленков 6 п. 10 ф., итого 174 пуд. 25 фун. Всего на 198 рублей.

Зверей упромышлено: белки 1,250 шт., кабарги 153 шт., косуль 100 шт., изюбрей 50 шт., сохатых 30 шт., зайцев 20 шт., лисиц 9 шт., соболей 7 шт., медведей 6 шт., волков 4 шт., росомах 2 шт. и хорьков 1 шт., всего на 587 р. 10 к.

Приняв за исходную точку, что статистические данные относительно промыслов, никогда не могут быть точными, как по невозможности собрать таковые, за разбродом инородцев и крестьян по отдаленным местностям, так и по старанию самих промышленников скрывать истинную цифру своего промысла, основанного на убеждении, что от этого исчисления будут несчастными последующие уловы и из нежелания обнаружить перед всеми действительную ценность своего промысла, чтобы не дать понятия о своих денежных средствах. Я замечу, что в статистические данные преимущественно попадают, и не всегда в полном количестве, только те предметы, которые или проданы или предназначены к продаже. Все то, что из упромышленного идет на пищу охотнику и его семейству и на домашние потребности в статистические цифры не попадает. Да иначе и быть не должно. Кто может напр. упомнить количество добытой и потребленной им в пищу рыбы, в течении года? И кто ее весил, когда она прямо из невода или морды шла прямо в котел? Илюнская степь, покрытая рыбными озерами, р. Баргузин и Байкал, изобилующие рыбой, все это наводит сомнение при взгляде на количество добытой рыбы степными тунгусами. Рыбы добыто на 198 руб., да зверей на 587 р. 10 к. (подумаешь какая точность), всего же на 785 р. 10 к. Снятый хлеб за отделением семян для будущего посева, пошел в пищу хозяевам. Скота в продаже не значится, и зная, что все тунгусы от мала до велика промышленники, следовательно из всего промысла, на 603 души об. пола, приходится по 1 р. 30 к. с дробью на душу, что очень и очень бедно, да и не возможно этой цифре поверить. Тунгусу нужно купить или вернее сказать выменять, на свой товар у купцов, необходимые предметы в роде котлов, медных пуговок, и пр. и зная, что цены на все товары у баргузинских торговцев так высоки, что перещеголяли сынов израиля, то все количество промысла будет казаться не правдоподобным. Прибавьте к этому уплату ясака и необходимость, по прибытии в город Баргузин, отвести свою душеньку на русской сивухе, продаваемой евреями, да так отвести (это обыкновение у тунгусов), чтобы из промысла ровно ни чего не осталось прозапас, потому легче домой возвращаться, то рождается вопрос, да откуда же на все это берет тунгус?

Я нисколько не виню волостных и думских писарей, как главных составителей статистических данных, в неверности или неточности их цифр, потому что надобно обратить внимание на, то что за личности занимают эти обязанности. В большинстве случаев поселенцы, следовательно люди, которым решительно нельзя верить на слово. Далее грамотные мещане, прошедшие сквозь трубы и медные кубы, крестьяне мироеды, почуявшие свое признание сызмальства и едва окончивши свое научное образование, состоявшее из чтения, письма и цыфири у какого-нибудь поселенца, они поступили под руководство поселенца писаря и старались во всем подражать ему, изучали его приемы и плутни, и таким примерным поведением, в течении многих лет, добились сами до этого места. Наконец, в редких случаях, должность писаря относят отставные чиновники, прошедшие сквозь огонь и воду и испытавшие все превратности судьбы. Правда, общество выбирает и нанимает писарей по своему усмотрению, но в действительности, чтобы заполучить это место, нужно уметь обойтись с земской властью. На это способны одни жиганы. Конечно есть исключения, но это капли в море. Писаря, по своему умственному образованию, скептически относятся к статистике и смотрят на нее как на пустую формальность и необходимое зло, зная вперед, что они никогда не соберут верных данных. Да и время ли им разъезжать за такими пустяками по всем селениям и улусам, когда в ином волостном правлении, как например в ильинском, в течении года, выходят солидные тысячи нумеров исходящих бумаг. Кроме того, чуть не все писаря любят картежную игру, а под час едят пельмени сваренные в шампанском! Благо, ныне поселениям водятся ренсковые погребки. Ну время ли тут собирать «всякую дрянь…». Да и кто будет проверять цифры писаря. Так велось дело его предшественниками, не менять же ему проторенную тропу.

О бродячих тунгусах (ороченах) я не могу представить сведений. Известно только, что всех бродячих тунгусов баргузинского округа в 1867 г. считалось 2,894 д. об. пола, а в 1868 году только 1,205 д. об. пола, т.е. менее на 689 д., чем в предыдущем году. Тунгусы эти, разделенные на разные роды, бродят по неизмеримым тайгам и заходят в киренский, олекминский и нерчинский округа. Можно только догадываться о числе их, но точную цифру определить нельзя. Весьма неблагоприятные условия их жизни, среди снежных бурь и сугробов, в берестяных юртах (урасах), лютые морозы, несчастные встречи с владыками дремучих лесов медведями, неосторожные переходы через речки и скалы, невежественные приемы, унаследованные от предков, при лечении болезней и при рождении малолетних, голодовки от не улова зверей, истребляемых и отгоняемых, то не урожаем предметов нужных для пищи (Так белка, за неурожаем кедровых орехов, часто переселяется на новые места. Она идет массой, держась прямого направления. Ни реки, ни встреченные селения не изменяют ее направления пути), заразительные болезни, как оспа и наконец знакомство с отрицательной стороной нашего обрусения, водкой и сифилисом, все это ведет к окончательному исчезновению с лица земли бродячих тунгусов. Со времени занятия Сибири русскими, многие роды инородцев исчезли окончательно, а другие быстро исчезают на наших глазах.

О бродячих тунгусах я могу только представить следующие сведения.

Баунтовские тунгусы бродят по рр. Витиму, Витимкану, Цыпе, Цыпекону и друг. Главное сборное место их у озера Баунта (На оз. Банте в 1652 или 1653 г. был построен острог, для сбора ясака с тунгусов. Острог ныне не существует и на Баунте нет постоянного русского населения, кроме миссии.)

В 1869 г. баунтовских тунгусов считалось 275 м.п. и 279 ж.п., всего 554 д. об. пола. В 1867 году они имели 450 шт. оленей.

Они упромыслили в этом году: белок 11,000 шт., кабарги 150шт., косуль 100 шт., избрей 50 шт., сохатых 30 шт., зайцев 20 шт., лисиц 7 шт., медведей 5 шт., волков 4 шт., росомах 2 шт., хорьков 1 шт., всего на 587 руб. 10 коп. Странное согласие, как в цене звериного улова, так почти и в самом количестве его, с таким же уловом степных тунгусов. Чем это объяснить? Сочувствием?

Около озера Баунта, по рассказам людей бывалых, на суку одной лесины повешена не известно кем, челюсть щуки, пойманной в озере. Челюсть эта величиной почти с крестьянскую тележную дугу! Надобно думать, что она висит более столетия. Ныне не слышно, чтобы встречались подобные щуки. Да и кто ловит в Баунте рыбу? Тунгусы, а какую рыбу ловят мы не знаем.

Длина оз. Баунта более 30 верст, а ширина его до 20 верст.

Приморский или шимагирский тунгусский род в 1867 г. имел 60 шт. оленей. Род этот малолюден. В 1869 г. считалось 74 д. м. п. и 66 д.ж.п., всего 140 об.п. Они бродят по берегу Байкала и речкам, впадающим в него, как то: Худайто, Черемше, Чивиркую и проч.

Они упромыслили в 1867 г. белки 150 шт., соболей 7 шт., кабарги 5 шт., лисиц 2 шт. и медведей 1 шт. Ценность улова не известна. Ясак сдают в г. Баргузине.

Верхнеанграские тунгусы бродят по рр. Верхней Ангаре, Муе, Котере, Чуре и др. Занимаются звероловством и рыболовством. Ясак сдают в Верхнеангарске, куда выходят в декабре месяце.

В 1868 г. их считалось 94 д.м.п. и 79 д.ж.п., итого 173 д.об.пола.

Опубликовано 3 июня 1877 года.

От Верхнеудинска до Баргузина, а оттуда до Кударинской степной думы. Часть 1.

От Верхнеудинска до Баргузина, а оттуда до Кударинской степной думы. Часть 2.

От Верхнеудинска до Баргузина, а оттуда до Кударинской степной думы. Часть 3.

От Верхнеудинска до Баргузина, а оттуда до Кударинской степной думы. Часть 4.

От Верхнеудинска до Баргузина, а оттуда до Кударинской степной думы. Часть 5.

От Верхнеудинска до Баргузина, а оттуда до Кударинской степной думы. Часть 6.

От Верхнеудинска до Баргузина, а оттуда до Кударинской степной думы. Часть 7.

От Верхнеудинска до Баргузина, а оттуда до Кударинской степной думы. Часть 8.

От Верхнеудинска до Баргузина, а оттуда до Кударинской степной думы. Часть 9.

От Верхнеудинска до Баргузина, а оттуда до Кударинской степной думы. Часть 10.

От Верхнеудинска до Баргузина, а оттуда до Кударинской степной думы. Часть 11.

От Верхнеудинска до Баргузина, а оттуда до Кударинской степной думы. Часть 12.

От Верхнеудинска до Баргузина, а оттуда до Кударинской степной думы. Часть 13.

От Верхнеудинска до Баргузина, а оттуда до Кударинской степной думы. Часть 14.

От Верхнеудинска до Баргузина, а оттуда до Кударинской степной думы. Часть 15.

От Верхнеудинска до Баргузина, а оттуда до Кударинской степной думы. Часть 16.

От Верхнеудинска до Баргузина, а оттуда до Кударинской степной думы. Часть 17.

От Верхнеудинска до Баргузина, а оттуда до Кударинской степной думы. Часть 18.

От Верхнеудинска до Баргузина, а оттуда до Кударинской степной думы. Часть 19.

От Верхнеудинска до Баргузина, а оттуда до Кударинской степной думы. Часть 21.

От Верхнеудинска до Баргузина, а оттуда до Кударинской степной думы. Часть 22.

От Верхнеудинска до Баргузина, а оттуда до Кударинской степной думы. Часть 23.

От Верхнеудинска до Баргузина, а оттуда до Кударинской степной думы. Часть 24.

От Верхнеудинска до Баргузина, а оттуда до Кударинской степной думы. Часть 25.

От Верхнеудинска до Баргузина, а оттуда до Кударинской степной думы. Часть 26.

От Верхнеудинска до Баргузина, а оттуда до Кударинской степной думы. Часть 27.

От Верхнеудинска до Баргузина, а оттуда до Кударинской степной думы. Часть 28.

От Верхнеудинска до Баргузина, а оттуда до Кударинской степной думы. Часть 29.

От Верхнеудинска до Баргузина, а оттуда до Кударинской степной думы. Часть 30.

От Верхнеудинска до Баргузина, а оттуда до Кударинской степной думы. Часть 31.

От Верхнеудинска до Баргузина, а оттуда до Кударинской степной думы. Часть 32.

От Верхнеудинска до Баргузина, а оттуда до Кударинской степной думы. Часть 33.

От Верхнеудинска до Баргузина, а оттуда до Кударинской степной думы. Часть 34.

От Верхнеудинска до Баргузина, а оттуда до Кударинской степной думы. Часть 35.

857

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.