Историческое описание Посольского Спасо-Преображенского монастыря. Часть 6.

Следуя обычаю заведенному во многих обителях, русских, Андроник в 1780 году предпринял устроить св. врата в монастырь с главного подъезда, обращенного на запад к морю, и устроить над ними деревянную церковь во имя Св. Апостола и Евангелиста Иоанная Богослова. Он ее успел только кончить вчерне, а освятить достался жребий его приемнику. Впрочем сия церковь давно уже не существует; она разобрана была тогда, как стали кругом монастыря строить новую каменную ограду с такими же каменными св. вратами. Кончина жизни игумена Андроника II последовала в 1782 году и прекратила всю его деятельность по устройству монастыря; он погребен внутри ограды на монастырском кладбище.

В том же году, вскоре после смерти Андроника II, приехал в Посольский монастырь новый игумен Феофил, посвященный из иеромонахов домовой архиерейской церкви. Как знаток хозяйственной и строительной части, потому что при архиерейском доме служил экономом, он тотчас же принялся за поправление монастырского хозяйства и за продолжение работ, которые оставались не докончены его предшественником. В то же время церковь над святыми вратами, начатая игуменом Андроником II, стояла неконченой и особенно во внутреннем ее расположении. Новый игумен привел все в надлежащую готовность, что требовалось для ее окончательного устройства. Докрыл кровли, поставил главу с крестом, обил ее жестью, а во внутренности сделал новый иконостас (некоторые части от сего иконостаса и доселе хранятся в целости, а другие размещены по церквам, которые в монастыре имеют свое действие), написал для него св. иконы и вообще снабдил ее всякой церковной утварью. Таким образом сия церковь к 1788 году была совершенно готова. Он ее того же года освятил во им Св. Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова. Вслед за окончанием сей церкви Феофил приступил за устройство настоятельских келий, в которых тогда монастырь имел недостаток, потому что бывшие настоятельские кельи сгорели от пожара, случившегося в 1769 году, при игумене Макарии II-м, как выше было о том сказано.

С наступлением следующего 1879 года настоятельские кельи были начаты и в том же году окончены; потому что игумен предпринял устроить их в гораздо меньшем виде против прежних, сгоревших, и при том одноэтажные и также деревянные, потому что в постройке каменных он находил многие трудности. В сих кельях жили настоятели Посольского монастыря долгое время, хорошо поддерживая их прочность и распространяя по временам некоторые новые пристройки, но в 1845 году они за ветхостью были сломаны и перенесены на другое место. В них теперь устроена трапеза для братии с кухней и кладовой, а в передней части кельи для казначея.

Феофил игуменствовал в Посольском монастыре около десяти лет. После сего с ним случалась какая-то странная болезнь, от которой он лишился действия языка – сделался нем. Такое болезненное состояние заставило его просить себе увольнение от настоятельской должности и он в 1792 году был уволен в Иркутск к своим родственникам и проживал у них на покое до самой своей кончины, последовавшей в 1800 году. По смерти своей он погребен в Иркутском Вознесенском монастыре, где был пострижен и в монашество.

На место настоятельское в Посольский монастырь найден новый игумен Илия, проживавший В Ирк. В. монастыре без управления, вызванный сюда из Троицкого Селенгинского монастыря, в котором был настоятелем. – Но в 1793 году, по распоряжению Иркутского Епархиального начальства, назначен действительным игуменом в Посольский монастырь. Из примечательных зданий, служивших к устройству монастыря в тогдашнем времени, сей настоятель в 1796 году выстроил деревянный корпус келий для помещения братии (келии эти были расположены вдоль южной монастырской ограды и притиснуты к прежней деревянной Никольской церкви, устроенной из больничной кельи после пожара. Но в 1801 (?) году сия церковь и кельи были сломаны за ветхостью). А в следующем 1797 г. весь монастырь обнесен бревенчатой оградой. Хотя сих зданий теперь не существует, по крайней мере, оставшиеся от них в актах монастырских воспоминания довольно свидетельствуют, что и сей игумен, по мере своего усердия, также как и прочие его предшественники, содействовал устройству Посольского монастыря.

Приближаясь к концу своей жизни, Илия более ознаменовал свое усердие тем, что употребил немало трудов и издержек на заготовление значительного количества кирпича, известии и бурого камня в том предположении, что хотел выстроить в монастыре особенную церковь во имя Святителя Николая Чудотворца. Но смерть прекратила сие благое его начинание. Он скончался в 1799 году и погребен в ограде монастырской.

Однако заготовленный настоятелем Илией материал для Никольской церкви и после смерти его не оставлен без употребления. Им воспользовался приемник его игумен Петр, Будучи переведен в 1800 году из игуменов Якутского Спасского монастыря с тем же чином и должностью в Посольский монастырь. Петр, по истечении некоторого времени своего нового настоятельства, принял решимость дать из заготовленного предшественником его материала употребление, сообразное его намерениям. Таким образом, он в 1802 году испросил у бывшего тогда Преосвященного Вениамина, Епископа Иркутского благословение и грамоту на сооружение в Посольском монастыре новой каменной церкви, с посвящением ей имени Святителя Николая Чудотворца, приступил в том же году к закладке оной. Постройка сей церкви, вероятно, шла медленно, потому что Петр успел лишь до 1807 года возвести стены ее до сводов, а продолжение оставил своему приемнику; ибо в том же году последовал его перевод из Посольского в Киренский Троицкий монастырь настоятелем.

В бытность игумена Петра, Посольский монастырь воспользовался пожалованными по силе Высочайшего Его Императорского Величества указа, состоявшегося в 1797 году Декабря 18 дня, рыбными ловлями и сенными покосами (К рыбным ловлям принадлежат две речки Талбазиха и Абрамиха, впадающие в прорв. залив и сенные покосы отвели на одном из островов р. Селенги). Сверх того для его колокольни отлит был тем же игуменом большой колокол, весом 126 пуд. Сими столь важными приобретениями и доселе наслаждается Посольский монастырь с благодарным воспоминанием милостей монарших за пожертвованные ему угодья и счастливых успехов в настоятельствовании игумена Петра, в отлитии колокола! Впрочем он в Киренском монастыре недолго пробыл игуменом. Преклонность лет по необходимости заставила его просить себе увольнение от настоятельской должности и оставить сей монастырь другим приемникам в управление. С наступлением 1808 года по получении увольнения, он и действительно переехал в Иркутск и проживал на покое в Вознесенском монастыре, пользуясь больничным окладом в содержании до самой кончины.

Игумен Лаврентий II с Петром игуменом настоятельскими местами поменялись: первого перевели в 1807 году в Посольский монастырь настоятелем на место Петра, а сего последнего в том же году в Киренский Троицкий монастырь игуменом на место Лаврентия. Вступив в должность настоятеля Посольского монастыря Лаврентий во первых обратил внимание на постройку Никольской церкви, которую оставил недоконченной его предшественник. Он ее гораздо скорее мог бы кончить, нежели, как случилось, продолжить сию работу более потребного времени. Едва успели кончить своды, как вдруг увидели их провалившимися на землю. Говорят, что падение сводов произошло от слабого песчаного грунта, а больше, что от не умения каменщиков. Это обстоятельство заставило настоятеля вместо сводов настлать потолки; он это и сделал, и покрыл кровлю тесом, поставив на главе купола крест. Но другие по монастырю постройки отвлекли его поспешить украсить ее внутренним убранством, от чего освящение ее еще более отдалилось.

Теснота келий настоятельских требовала распространить их, дабы удобство в помещении давало спокойствие в жизни; Лаврентий распространил их, пристроил к передней части их особый гостиный покой. Сверх сего тогда он завел большую стройку в монастыре, предприняв огородить монастырь каменной стеной. Это положенное им начало постройки каменной ограды вместо прежней деревянной не мало делало помешательств ву скорейшем окончании работ по церкви. Таким образом, произведши медленность в церковной работе, он тем менее мог надеяться быстрых успехов в окончании работ по постройке монастырской ограды. Но начав строить ее с западной стороны монастыря от юго-западного угла, Он довел только до половины протяжения ее на сей части монастырского расположения. Притом такая болезнь, которую он чувствовал от перелома ноги, случившегося с ним от разбития его на море лошадьми, во время поездки в Иркутск, изнурив телесные силы его, ускорила его смерть, остановившая в монастыре все сии работы до приезда нового настоятеля. Впрочем после смерти сего настоятеля, оставалось не малое количество разного материала для продолжения каменной ограды. В продолжении своего настоятельства игумен сей значительно умножил церковную ризницу; он еще достопамятен тем, что много показал ревности в тяжебных делах, открывшихся при нем с крестьянами Посольского общества на счет рыбных ловель, дотоле владеемых Посольским монастырем (Иркутской Казенной Палатой решена сия тяжба тем, чтобы промышлять рыбу монастырю с крестьянами свободно). Он по кончине своей погребен близ самого алтаря Богословской прежней деревянной церкви, которая оставлена неприкосновенной на своем месте с святыми над ней вратами.

Опубликовано 3 июня 1872 года.

Историческое описание Посольского Спасо-Преображенского монастыря. Часть 1.

Историческое описание Посольского Спасо-Преображенского монастыря. Часть 2.

Историческое описание Посольского Спасо-Преображенского монастыря. Часть 3.

Историческое описание Посольского Спасо-Преображенского монастыря. Часть 4.

Историческое описание Посольского Спасо-Преображенского монастыря. Часть 5.

Историческое описание Посольского Спасо-Преображенского монастыря. Часть 7.

Историческое описание Посольского Спасо-Преображенского монастыря. Часть 8.

Историческое описание Посольского Спасо-Преображенского монастыря. Часть 9.

4

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.