Абаканский железоделательный завод. Часть 5.

В том же журнале (13 октября 1884 г., за № 189) главное управление признало: «за образовавшейся Абакано-заводской деревней, признать юридическое право ее существования в числе 500 душ мужского пола», на которые предстояло нарезать соответствующее количество земли по 15 десятин на каждую; в число этого надела должно было войти пашни 11 дес. 600 саж., покоса 1 дес. 2100 саж., леса 1 д. 120 и выгона 900 саж., причем сам набор земли следовало произвести по возможности отдельными участками и правильными фигурами, из удобных земель заводской дачи.

Не смотря на то, что все распоряжения главного управления, вытекающие из этого журнала, прежде всего касались непосредственных интересов заводовладельца, на счет земель которого создавалась новая деревня, Пермикину это постановление объявлено не было и таким образом он лишался даже права обжалования; с другой стороны, распоряжение главного управления предписывается «немедленно объявить доверенному от крестьян Федору Долинину».

Весной 1885 года, для отвода наделов крестьянам «юридически признанной», но все еще не существующей, Абакано-заводской деревни командирован был землемер Лаврентьев, который в сезоне того же года и приступил к исполнению возложенного на него поручения. Им было вымежавано из Абакано-заводской дачи девять земельных участков, в которое вошло земли под строениями заимок, мельницей и дроворезкой Абаканского завода, зимниками и поскотинами 9 почти десятин, пашни 286 дес. 574 саж., удобной к пашне с редким мешанным лесом 84 дес. 1090 саж., выгона чистого, кочковатого, с кустарником, березником и редким мешанным лесом 311 дес., 1011 с., сенокоса чистого, с березовым и мешанным лесом 311 дес. 1011 с., сенокоса чистого, с березовым и мешанным лесом и кочковатого 2076 д. 817 с., леса разных пород 1007 д. 1222 с., — всего удобной земли 3774 д. 2200 с. и неудобной 228 д. 416 с. мы подробно перечислили качество земель, чтобы дать понятие о степени действительной их пригодности для сельскохозяйственных потребностей. Набранное количество земли при 15 десятинном наделе на душу, хватало только для 251 души. При дальнейшем же исследовании землемером Лаврентьевым Абаканской лесной дачи, удобных земель для сельского хозяйства им не найдено. Хотя по плану заводской дачи, составленному в 1873 году, и показаны были в разных местах сенокосы и земли удобные к пашне, но в момент набора земель Лаврентьевым их в натуре не оказалось, так как за неразработкой этих земель, сенокосы покрылись лесом, а в некоторых местах, вместо показанных сенокосов по болоту, оказалось болото; на месте же земель удобных к пашне – лес, и местности эти сам Долинин отказался принять в надел. Лаврентьев до такой степени усердно искал надел земли, что нарезал совершенно чужие земли, ничего общего с заводской лесной дачей не имеющие, принадлежащие Алтайскому горному ведомству; земли инородцев Белтырского рода, ведомства степной думы, мельница, принадлежащая дворянину Галицкому, устроенная на казенной земле, две пасеки крестьянина Сидорова и дроворезка Абаканского завода. Во время межевания, 216 горнозаводских мастеровых и рабочих от имени 1000 человек своих товарищей, снова заявляли землемеру о нежелании приписаться к будущей деревне, указывали, что набранные для ее жителей земли расчищены их трудами и из неудобных превращены в удобные, что они пользовались ими до сих пор бесспорно, и просили устранить неизбежное столкновение между ними и новыми крестьянами Абакано-заводской деревни, предвидя, что последние стеснят их в пользовании сенокосными, выгонными и другими необходимыми для их существования угодьями. Лаврентьев заявления рабочих и мастеровых не принял, объявив, что, если они причисляться к учреждаемой деревне, то не будут терпеть никаких притеснений. Между тем, крестьяне будущей деревни, видя с каким усердием начальство хлопочет о скорейшем наделении их землей, и что все ходатайства горнозаводского населения остаются без удовлетворения, открыто начали заявлять заводским рабочим и мастеровым, что не позволит им бесплатно пользоваться не только сенокошением и выгонами, но даже вениками.

Стесненные мастеровые и рабочие, пользуясь пребыванием генерал-губернатора Восточной Сибири в г. Минусинске, посылают от себя депутацию с прошением, подписанном 301 чел., в котором, подробно изложив все доводы, в силу которых ничтожное меньшинство Долинина и К° так хлопочет о создании деревни, и, указав все невыгоды для себя от ее устройства, невыгоды, которые неминуемо разорят их в будущем и заставят бросить завод, просили графа Игнатьева оградить их от притеснений и дать им возможность жить в Абаканском заводе в тех условиях, в каких они жили до того времени, а о действиях Долинина, послуживших поводом к учреждению никем из них не желаемой Абакано-заводской деревни, и о совершенным им по этому делу подлогах назначить следствие. По поводу этого прошения, генерал-губернатор потребовал точных сведений о количестве семейств, причисленных к Абакано-заводской деревне; по справке оказалось, что окончательно причислено к новой деревне всего только десять семейств; по вопросу же о сенокошении генерал-губернатор приказал: дозволить мастеровым пользоваться в том году сенокошением на прежнем основании, с тем, чтобы 10 семействам, действительно причисленным к новой деревне, было уделено необходимое количество покосов. Успокоенная депутация удовлетворилась таким исходом и отправилась на завод. 29-го июня, мастеровые собрались ехать на покосы для распределения между собой паев, но должны были приостановиться, вследствие распущенного крестьянами слуха, будто бы землемер Лаврентьев получил от старшего чиновника особых поручений главного управления Восточной Сибири Осташкина бумагу, «подписанную двумя министрами», о том, что вопрос о деревне решен в пользу крестьян. Нелепый слух этот взволновал заводское население и чуть не вызвал серьезного столкновения рабочих с крестьянами.

На самом деле, от Осташкина действительно была получена бумага о предстоящем приезде его на завод по поручению генерал-губернатора для удостоверения на месте: в точности ли исполняется землемером поручение по набору земли. Вскоре Лаврентьев передал полицеймейстеру заводу бумагу, воспрещающую мастером пользоваться сенокошениями в обмежеванной им заводской лесной даче; благодаря только распорядительности заводовладельца, бумага не была прочитана заводскому населению и только этим предупреждено было серьезное столкновение рабочих с крестьянами. Крайне возбужденные страсти и взаимные споры уже начали возбуждать стычки и драки. Чиновник Осташкин, командированный также и для улажения земельного вопроса между горнозаводским населением и крестьянами, медлил своим приездом; отправившись сначала в Урунхайскую землю; крестьяне не дождавшись его, 30 июня приступили к сенокосу и выкосили лучшие места, горнозаводское же население сдерживаемое заводоуправлением, желавшим остаться на законной почве, ждало приезда Осташкина, до 15 июля, надеясь, что он разрешит все споры мастеровых с крестьянами. Наконец, 15 июля, мастеровые, рискуя в дальнейшем ожидании приезда Осташкина остаться без сена, под руководством своих уставщиков, поделили покосы, оставив крестьянам их прежние паи; крестьяне от присутствования в дележе отказались и уполномоченных своих не позвали.

Наконец, в начале августа месяца приезжает на завод Осташкин – для удостоверения в точности ли (так он объявляет заводскому населению в постановлении своем 8 авгутста) исполняется землемером поручения главного управления по набору из заводской дачи удобных земель на 500 крестьян Абакано-заводского селения, а также, чтобы предоставить крестьянам, пожелавшим причислиться к селению, пользоваться удобными землями заводской дачи. Осташкин произвел счет будущим крестьянам и нашел, что ко дню счета состояло окончательно причисленных 16 семейств и не причисленных еще за неуплатой недоимок, хотя и имеющих увольнительные приговора, 45 семейств, а всего 61 семейство, в 192 муж. И 162 жен. Душ. Затем.Осташкин объявил мастеровым и рабочим завода, пожелавшим причислиться к деревне, что земли, обмежеванные землемером для новой деревни из лесных дач завода, должны быть теперь же предоставлены в пользование крестьян, и ими могут вступить во владение все 61 семейство, остальные же земли, отведенные на 300 душ, предоставляются в пользование мастеровых и рабочих, не согласных на причисление. А так угодья разделены были заводовладельцем только между мастеровыми и причисленными крестьянами, то Осташкин приписал земскому заседателю принимать законные (?) меры по жалобам крестьян на рабочих, воспользовавшихся сеном с обмеренных мест в одну свою пользу.

Напрасно заводовладелец протестовал против такого распоряжения, доказывая, что оно идет в разрез приказанию генерал-губернатора, сделанному в Минусинске, где только 10 семействам было предоставлено право владения сенокошением. Осташкин остался непреклонен, а мастеровые, рабочие и служащие на заводе заявили о нежелании своем выбирать посредников из среды своей и входить в полюбовное соглашение с крестьянами. «Не достигнув, таким образом, искреннего желания своего, — говорит Осташкин в своем постановлении, — привести недовольных, враждующих между собой, рабочих завода и крестьян к полюбовному соглашению по праву пользования сенокосными местами в заводской даче, обмежеванными крестьянам – я уезжаю…»

Запутав, таким образом, еще более вопрос о праве на сенокосы и внеся окончательную смуту в среду враждующих сторон – Осташкин уехал, предоставив вопрос этот ведению полиции, а Абакано-заводская деревня и в 1885 году осталась по прежнему неустроенной, т.е. не выяснено, сколько семей ее составляют и каким количеством земли она владеет.

После отъезда Осташкина, в октябре 1885 г., енисейская казенная палата командирует своего чиновника особых поручений г. Радюкова для опроса еще раз мастеровых и рабочих относительно желания из приписаться к Абакано-заводской деревне. Опрос этот дал следующие результаты:

а) Из числа опрошенных рабочих никто не изъявил желания причислиться к деревне; только один отставной солдат объяснил, что если будет деревня, то он согласен причислиться к ней; одно же семейство, уже причисленное у новой деревне, заявило желание отчислиться в прежнее свое место жительства;

б) из числа изъявивших желание (г. Падерину) причислиться к деревне, 20 крестьян отказались от своего прежнего намерения;

в) Общее число уже причисленных составляет 28 семейств и 33 семейства желающих причислиться; из них 10 семейств не имеют своих домов, многие проживают вне завода на заработках, другие в разных окрестных селах в расстоянии от завода на 20-25 верст, и пашней занимаются только 12 семейств, и

г) Мастеровые и рабочие вновь заявляли, что они, как не занимающиеся хлебопашеством, не желают основания Абакано-заводской деревни, потому что нуждаются в сенокосах, выгоне и лесе, и что с основания Абакано-заводской деревни они будут стеснены в пользовании этими угодьями.

Г. Родюков употреблял не мало старания согласить рабочих и мастеровых на учреждение деревни, обещая наделить их лучшими землями; в действиях его, также как в действиях его предшественников, ясно проглядывала предвзятая цель – склонить рабочих в пользу деревни даже такими мерами, как разрешение одному крестьянину выкошенное одним мастеровым сено на спорном участке, вопреки своему собственному предварительному распоряжению, чтобы спорящие, до разрешения спора земской полицией, не вывозили сена. Это разрешение вызвало столкновение между горнозаводским населением и крестьянами новой деревни, которое впоследствии было расписано г. Родюковым своему начальству, как явный бунт, в котором он не затруднился прямо обвинить заводоуправление. В конце концов и миссия Родюкова, так же как и миссия Осташкина, не подвинула дела ни на шаг, выяснив только, что ряды желавших образования деревни начали редеть, и что хлебопашеством, в пределах заводской дачи, занимаются только 12 семейств.

Опубликовано 4 февраля 1887 года.

Абаканский железоделательный завод. Часть 1.

Абаканский железоделательный завод. Часть 2.

Абаканский железоделательный завод. Часть 3

Абаканский железоделательный завод. Часть 4.

Абаканский железоделательный завод. Часть 6.

Абаканский железоделательный завод. Часть 7.

5

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.