«Физическое развитие верхоленского населения». Часть 5.

В заключение, скажем несколько слов вообще о тех физико-географических условиях верхоленского округа, которые оказывали свое влияние как на рассмотренное нами генеалогическое, родовое размножение, так и вообще на физическое развитие верхоленского населения. Верхоленский край, при географическом положении в пределах 54° с.ш., при изотерме 3, 26°, должен быть отнесен к местностям, имеющим климат очень холодный, резкий. В Верхоленске на 11° холоднее, чем наприм. в Эдинурге и Копенгагене или даже в Казани, не смотря на то, что он без малого на 1,5° жнее этих городов. При изотерме 3,26°, в Верхоленске средняя температура жаркого месяца 15,3°, холодного месяца 22°, — разница 37,5°. Изобилие вод, болот, озер и лесов, порождая частые туманы, в особенности весной, в начале лета и осенью, делает климат серым. Таким образом климатические и физико-топографические условия верхоленского края не очень благоприятны для здорового физического развития и размножения населения, особенно пришлого из более теплых стран. Вообще, как известно из исследований Будена и других, люди не легко могут акклиматизироваться в новых странах, имеющих климат отличный от климата их отчества, родины. Человек может жить безвредно в другом климате только с помощью высшей культуры, с помощью эманципирования себя в некоторых отношениях, если не от земли, то от первобытных грубых отношений, только отказавшись от тяжелой работы, особенно в поле, в сырых, туманных долинах, под непосредственным влиянием холодного, сырого и резкого климата. Во всяком случае, почти по всюду европейский человек акклиматизировался не без большого или меньшего ущерба для своего физического здоровья и развития. В некоторых странах даже резко выражалась первоначальная непривычка к новому месту поселения, к новому климату. Например, заметили, что на Цейлоне из каждой тысячи человек в первый год умирало 44, во второй 48,7, в третий 49,2. Из того же числа солдат на Ямайке, в первый год тамошнего пребывания умирало 77, во второй 87, в следующие по 93. В Гвиане число умирающих изменялось в продолжение 14 лет следующим образом: 77, 87, 89, 120, 140 и т.п. Дети колонистов, даже уже родившиеся в таких странах, умирают еще в более ужасающем количестве, чем взрослые. В некоторых странах, например в Алжире, в Нильской долине, в иных случаях из 90 детей только 5 оставались живы, в других случаях из 100 детей только 2 достигали юного возраста. Наконец, Дезор и другие указывают на ослабление физической организации, на упадок сил у европейских переселенцев, заселивших северную Америку. Конечно, все эти замечания всего более имеют значение только относительно переселения в такие страны, которые по климату резко отличаются от стран, из которых выходят переселенцы. Но все-таки, до известной степени, их надо принимать в соображение при исследовании физического развития населения и в местностях подобных верхоленскому округу. Как вообще ни способен русский народ акклиматизироваться в самых северных странах, в самом суровом климате, но все-таки не мало же он от того и страдал и значительно еще доселе страдает. В туруханских зимовьях или станках, русские поселенцы в 1812-1820 г. десятками замерзали. Вопрос о снабжении поселенцев теплой одеждой, сообразной с климатом, был синонимом вопроса об акклиматизации их в туруханском краю, и был предметом особой переписки тогдашней западносибирской администрации. Вообще на крайнем севере Сибири русское население и доселе страдает, бедствует, терпит разные лишения, задержки и невзгоды от сурового климата, чем улучшает свой физический быт при помощи местных физико-экономических данных: акклиматизация обошлась ему совершенной ассимиляцией с остяками, ламутами, якутами и проч. Верхоленский край, конечно, находится далеко не на крайнем севере, но и в нем не только для позднейших русских поселенцев, выходивших уже и из средних и южных губерний европейской России, но и для первоначальных переселенцев, выходивших большей частью из северных и северо-восточных окраин велико русской земли, холодный, сырой и резкий климат, особенно в болотистых местностях и широких степях и падях, между лесистыми хребтами, без сомнения, не всегда и не очень был сходен с климатом родины. Недаром, русское верхоленское население для выражения чувства холода, мороза не довольствовалось вынесенными из родины общими русскими словами: холодно, студено, мороз и т.п. а стало употреблять еще местное усиленное выражение чувство мороза: «тытышь!». Вообще, только принимая во внимание физико-климатические условия верхоленского края, при перовначальном физическом развитии верхоленского населения, мы можем себе отчасти объяснить, почему и генеративно-последовательное приращение русско-крестьянских родов в верхоленском краю было так ограниченно и слабо, почему не мало этих родов вымерло. В течении всего того периода, когда русско-крестьянские роды только что основались в этом краю, путем колонизации, и потом постепенно нарождались, размножались, — они, можно сказать, переживали, в тоже время, тяжелый физиологический процесс акклиматизации и приспособления к физической среде в верхоленском краю, в его холодном, сыром, резком климате, в его широких степях и падях, между лесистыми хребтами и проч. Если даже коренные, туземные природные бурятские роды в суровом климате верхоленского края не слишком то сильно размножаются в настоящее время, то естественно, пришлые русско-крестьянские роды, претерпевая в суровом климате большую смертность и убыль как родичей-отцов и матерей, так и детей, молодых поколений, особенно в период первоначально колонизационной акклиматизации еще с большим трудом могли размножаться. Суровые физико-климатические условия верхоленского края и доселе оказывают свое неблагоприятное влияние на физическую жизнь населения. Без сомнения, все жизненное, тяжелое и вредное влияние на жителей холодного, сырого и резкого климата составляет одну из существенных причин того печального факта, что средняя продолжительность жизни в верхоленском населении крайне мала. Например у крестьян верхоленского округа, по выводу г. Шперка, средняя продолжительность жизни ограничивается только 13 годами! Такая крайне малая средняя долговечность господствовала только в самую раннюю пору среднего фазиса развития человеческой природы, когда еще весьма мало развита была нервная система людей, а вследствие того, еще не выработаны были никакие научно-рациональные, физико-гигиенические и социально-экономические удобства в жизни. Но как только передовые цивилизованные народы стали переходить к высшему фазису антрополого-социального развития, как только с высшим развитием нервно-мозговых способностей и научно-интелигентной деятельности, стали рационализироваться и улучшаться из понятия и условия жизни социально-гигиенические, социально-экономические, общественно-образовательные, — так и средняя продолжительность жизни у них с каждым столетием стала увеличиваться, особенно в последние два или три века. Например в Швейцарии уже во второй половине XVI столетия средняя продолжительность жизни равнялась 21 году с 2 месяцами, в продолжении XVII столетия поднялась на 5 лет и 8 месяцев, с 1701 до 1750 года увеличилась на 32 года и 7 месяцев, с 1751 до 1800 г. на 34 года и 6 месяцев, а с 1801 до 1813 года – на 38 лет и 6 месяцев. Вообще, в среде западноевропейских народов, средняя продолжительность жизни в средние века равнялась 18 годам, в XVIII веке – 20 годам, а в текущем столетии увеличилась от 25 до 45 лет. В настоящее время, среди передовых цивилизованных народов, средняя продолжительность жизни остается крайне малой, такой же, какой была на самой низшей степени развития человеческой природы, — только лишь в среде пролетариев, в среде рабочих, сокращающих свой век в каких-нибудь подземных работах, да в задних, худших кварталах, в подвальных жилищах, Лондона, Нью-Йорка, Бостона и Ливерпуля, где средняя продолжительность их жизни ниспадает даже от 13 до 10 лет. Значит, по средней продолжительности жизни, крестьяне верхоленского округа ушли не дальше средних веков и несчастных пролетариев лондонских и ливерпульских. (Конечно не одни физико-климатические условия верхоленского округа имели влияние на крайнее уменьшение средней продолжительности жизни крестьян, но и социально-экономические условия. Но так как мы в настоящей статье трактуем только о физическом развитии верхоленского населения, то здесь и не входим в рассмотрение социально-экономических условий. По обширности и важности своей, рассмотрение социально-экономических условий физического и нравственного развития верхоленского населения требует особого довольно обширного изложения). Далее, суровые физико-климатические условия верхоленского края, конечно, составляют одну из существенных причин и того печального факта, что и смертность в русском крестьянском населении верхоленского округа оказывается также очень великой. На бурят, как испокон века акклиматизировавшихся в своих степных падях, суровых верхоленский климат, по видимому, не действует особенно губительно или особенно смертоносно. По крайней мере, из статистических данных верхоленской степной думы и ленской инородческой управы за 7 лет, с 1867 по 1873 год, мы видим, что у бурят верхоленского ведомства умирает 1 из 54,69, у бурят ленского ведомства 1 из 51,30. Напротив, на русских колонистов, на крестьян, сравнительно с бурятами менее акклиматизировавшихся в верхоленском краю, холодный и сырой верхоленский климат, по видимому, действует более резко и вредно, чем на бурят-аборигенов. А потому, и смертность между ними гораздо больше чем между бурятами. В русском крестьянском населении верхоленского округа, по выводу Шперка, умирает 1 из 18. По истечении года от рождения умирает более половины всех новорожденных; а в остальном детском возрасте смертность до того значительна, что число умерших детей, не достигших 5-летнего возраста, составляет 65 % всей вообще смертности, тогда как в Европе число умерших детей, не достигших 5-летнего возраста, везде составляет только от 35 до 40% всей вообще смертности; с 60 лет жизни в верхоленском округе умирает 54 на 100, а из числа людей свыше 80 лет умирает ежегодно до 90 на 100. У бурят верхоленского ведомства до возраста от 16 до 21 года доживает 1 из 7, а у русских крестьян манзурской волости, живущих, в соседстве верхоленскими бурятами, доживает до этого возраста только 1 из 9. Так-то, вообще говоря, не совсем благоприятные физические условия жизни русского населения в верхоленском краю. Что же он противопоставляет им в борьбе за свое существование? Пока конечно, он противопоставляет весьма не многое.

Во первых, слишком большой смертности физическая природа русского верхоленского населения пока только и противопоставляет усиленную воспроизводительную энергию и, вместе с тем, численное преобладание в общей массе населения, не смотря на большую смертность, вновь нарождающихся, подрастающих и отчасти уже выступивших на страдную крестьянскую работу молодых поколений, составляющих всю силу и надежду населения в будущем. В самом деле, если в русском крестьянском населении верхоленского округа умирает 1 из 18, с другой стороны вследствие усиленной нативитарной энергии в нем и родится 1 на 15,3 жителей. В таком численном отношении редко где родятся дети: в северной Франции родится 1 на 36 жителей, в южной Франции 1 на 32, в Англии 1 на 30 жителей, в Германии 1 на 25-30, в России 1 на 23. Если буряты, как более акклиматизировавшиеся в верхоленском краю, более выносливы относительно физико-климатических смертоносных влияний, а русские крестьяне, как менее акклиматизировавшиеся, далеко уступают им в этом отношении, — то, с другой стороны, буряты далеко уступают русским крестьянам в природной энергии нативитарной воспроизводительности: в то время, как у русских крестьян родится 1 на 15,3 жителей, — у бурят верхоленского ведомства родится только 1 на 40,7 жителей, у бурят ленского ведомства 1 на 47,15. Даплее, если наприм. в манзурской волости, при 12,325 жителей об. пола, только 1759 жителей, которым свыше 50 (951 м. п. и 808 ж. п.), зато этих, сравнительно, немногочисленных крестьянских дедушек и бабушек сильно радуют их дети и внуки, которые, в общей массе населения, не смотря на большую смертность, все-таки преобладают по численности. Именно, одних детей и юношей до 16 лет считается в манзурской волости 5108 об. п. (2569 м.п. и 2539 ж.п.), следовательно, вчетверо больше чем стариков и старух, да сверх того подросшего уже народного «молодяжника», как говорят на Лене, т.е. молодежи от 16 до 21 года, уже успевший окрепнуть в страдной крестьянской работе, в манзурской волости считается 1351 человек (662 м.п. и 689 ж.п.). Далее, крайне малой средней продолжительности жизни, русское крестьянское население верхоленского округа пока только и противопоставляет сравнительно-наибольшее развитие и напряжение физической рабочей энергии, или своего жизненного земледельческого труда. Если верхоленские русские колонисты – крестьяне, средним числом, и прежде жили и ныне живут не долго, — то все-таки они в свой короткий век своей физической силой успели выработать и теперь продолжают вырабатывать прочные основы земледельческой общинной жизни и культуры. Недаром, верхоленские крестьяне, особенно по рекам Манзурке и Анге, в сторону от большой дороги, весьма любят земледелие, всецело, вседушевно преданы ему, не так как большая часть крестьян подгородных волостей селений около Иркутска, в роде Пивоварихи, Разводной, Хомутовой, даже Куды, Урика и проч. Мы много видали в глухих верхоленских селениях, особенно по р. Анге и Манзурке, таких маститых крестьян-земледельцев, для которых хлебопашество, в бессознательном, инстинктивном их чувстве, было почти именно таким занятием, каким идиллически изображает его Цицерон в словах: nihil uberius, nihildulcius, nihilhomine, nihilliberodigniusagricultura: vitarustica, parcimoniae, diligentiae, justitiaemagistra. И не даром, верхоленские крестьяне с самого начала с раденьем предавались хлебопашеству. В течении 170-180 лет они, с кряхтячим долготерпением, выворачивая и расчищая под пашни в хребтах гремуче-лесистых березняки, сосняки, листвяки и кедровники, притупляя сошники и гигантские лесные корни, коряги и камни, да о «кимбири» или железные стрелы монгольские, — успели же, смогли же мало по малу распахать и засеять теперь до 30, 357 десятин пашни, да кроме того и бурят верхоленского округа научили тоже расчистить в хребтах, распахать и засевать теперь до 21,800 десятин пашни.

При таких естественных производительных силах и задатках населения и при физико-географических условиях, не совсем благоприятных для его физического развития, очевидно, в настоящее время верхоленскому населению необходимы усиленные социально-культурные средства для борьбы с неблагоприятными физическими условиями края. Именно, необходимы лучшие общинные учреждения для экономического и умственно-образовательного его развиия. Необходимо, например, общинно-артельное, кооперативное устройство труда и в сфеое самого земледелия и, в частности, в сфере так называемой кустарной сельской промышленности, необходимо повсеместное распространение ссудо-сберегательных обществ и общечеловеческо-образовательных, физико-гуманитарных школ. Вообще, необходимы лучшие учреждения для развития такой общинной организации работ и образования, общинной экономии и общинного кредита, которая бы, избавляя массу крестьянского населения не только от гнета мироедов-кулаков, но и от гнета неблагоприятных местных физико-географических условий, все более и более увеличивала бы материальные, умственные и нравственные силы населения. При существовании лучших общинных учреждений, при руководительном свете научных знаний и увеличении экономических сил и средств населения, — без сомнения, и верхоленский народ мало по малу сознает насущную потребность улучшения гигиенических условий своего быта и развития.

А. Щапов.

Опубликовано в июне 1876 года.

«Физическое развитие верхоленского населения». Часть 1.

«Физическое развитие верхоленского населения». Часть 2.

«Физическое развитие верхоленского населения». Часть 3.

«Физическое развитие верхоленского населения». Часть 4.

49

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.