Краткий отчет о результатах исследования в лете 1871 года. А. Чекановского. (Часть 2).

Что же касается известняка, то относительно его встречаем у предшественников мнение, с одной стороны, что эта порода принадлежит к силурийской эпохе, с другой, — что возраст ее каменноугольный. Первое мнение, которому следуют гг. Меглицкий и Крапоткин, было предложено проф. Эрманом на том основании, что на этом известняке залегают красные песчаники, которые этот геогност относит к девонской эпохе. Но впоследствии г. Миддендорф обратил внимание, что по показанию Злобина, известняк лежит на криволуцких верхнее-силурийских пластах; они следовательно новые сулирийские эпохи.

Г. Миддендорф считает этот известняк горным известняком, основываясь при сем на окаменелостях, какие, ни же Олекминска, были найдены г. Меглицким. Этой последней местности я здесь вовсе не касаюсь; но относительно известняков, развитых ближе к Киренску, которых собственно касается выше приведенное мнение, можно полагать, что они ни чем существенно не разнятся от известняков окрестностей Бирюльки, и от продолжения этих пород, выступающих около Ользона, и еще ближе к Иркутску. Но здесь сам г. Меглицкий называет их силурийскими. Эти пласты имеют близ Мот и Устиновой такое же залегание, какое свойственно известняку в местности, которой касаются наблюдения Злобина, а посему и к ним также вполне применимо высказанное г. Миддендорфом замечание, что они новый сулурийской эпохи.

Наконец г. Бакшевич присваивает название горного известняка породе, составляющей постель иркутских угленосных пластов, которые в то время были относимы к каменноугольной формации. Однако еще до г. Бакшевича это же название дл той же породы, и на основании такого же ее залегания, было употреблено г. Гофманом при описании окрестностей Усолья на Ангаре. Со времени отыскания Усть-Балейских окаменелостей известно однако же, что иркутские угленосные пласты принадлежат к юрскому периоду, а не к каменноугольному: это обстоятельство уничтожает основание, которое до сего имелось, чтобы подлежащий этим пластам известняк считать членом каменноугольной формации.

На основании всего сказанного об известняке рассматриваемой части Иркутской губернии, полагаю, что его возраст поныне еще не был доказан и что определяя оный, сообразно с имеющимися фактами, должно бы иметь в виду, с одной стороны, наблюдения Злобина и Бакшевича; с другой – факт налегания на него угленосных юрских пластов, т.е. считать этот известняк более древним, чем юрская эпоха и менее отдаленным, чем силурийская. За неимением прямых доказательств возраста этой породы, я ее считаю девонской и руковожусь при сем теми же соображениями, которые имел в виду г. Гофман, высказывая, что известняк, близ Базайки, в окрестностях Красноярска, принадлежит к девонской формации; и далее – на основании сходства известняка Иркутской губернии с известняком Забайкальским, содержащим окаменелости, по определению г. Шмитда – деволонские.

Таким образом, разбор изложенных мнений в связи с наблюдениями, мною выше представленными, ведет меня к заключению, что осадочные породы, развития на пространстве между Мотами на ю., Балаганском на с. и Киренском на св., принадлежат трем формациям, которые, на основаниях изложенных выше, образуют следующий восходящий ряд:

1. Силурийская формация. К ней могут быть отнесены пока еще только пласты криволуцкие, устиновские, мотские и олхинские; на этих немногихпунктах формацию слагают породы, преимущественно красного цвета.

2. Девонская. Она состоит из известняков различной наружности и выступает во многих местах рассматриваемого пространства (Полагаю, следовательно, что ярус известняка, развитого в Иркутской губернии, насколько он ныне известен, принадлежит к одной формации. Выразительные свойства породы делают из нее хороший геогностический уровень, которым по моему мнению можно пользоваться также и в пределах развития здешний метаморфических пород).

3. Юрская. Она развита, по моему мнению, в двух членах: береговом и морском.

Выше были показаны места развития каждого из двух членов юрской формации и было обращено внимание, что пласты их, вероятно, между собой перемежаются; уже по этой причине для общей характеристики этой формации в настоящее время имеется еще малых данных; притом же она исследована на пространстве ограниченном, сравнительно с величиной площади, которую, по всей вероятности, она занимает, как это будет показано ниже. Но, касаясь отдельно каждого из двух членов этой формации, в начале отчета изложены были характеристические особенности здешней береговой, угленосной юры; а относительно морского образования того же периода было указано на его наружное сходство с силирийскими пластами и затем были представлены доказательства, основываясь на которых, можно полагать, что обе формации – силурийская и юрская – совместно развиты на Лене.

Это последнее обстоятельство заслуживает, мне кажется, особого внимания, ибо из него проистекает необходимость отличить оба образования и показать пределы пространства, какое занимает каждое из них; но так как по настоящее время это не имелось в виду, то остается пожелать выполнения задачи в будущем. В виду этого пожелания, не лишним считаю привести те немногие сведения, какие я успел собрать относительно более общим признаком здешней морской юры; они в настоящее время могут служить для характеристики сей последней, и в этом смысле составить некоторое пособие, чтобы отличить эту формацию от сходных с нею образований, но принадлежащих другому возрасту.

Останавливаясь главным образом при формах наружного очертания поверхности края, которые заслуживают здесь внимания настолько, насколько из них возможно заключить, что самый верхний пласт почвы в данном месте слагают породы юрского возраста. Морская юра, составляющая, по моему мнению, на большом пространстве, верхний покров почвы, подлежала многоразличной деятельности разрушительных процессов. Эта деятельность, видоизменила частности своих проявлений с одной стороны, встречая с другой – различную степень сопротивления в составе, твердости и сцепления веществ, слагающих рассматриваемую формацию. Создала несколько технических особенностей, из числа которых более внимания заслуживают: стеловые горы, а также углубления почвы – превилы.

Стеловые горы обязаны своим происхождением разрушительной деятельности размыва; они встречаются в Балаганском округе на обеих берегах Ангары и расположены вдоль грани соприкасания береговой и моркой юры. Таковы горы: Утухта, Турень (Тайшинские горы), Хажехай, Хара-Залмац и некоторые другие. Представляя собой самые возвышенные точки местности; увенчанные плоской, широкой, как бы срезанной вершиной, с краями более или менее круто опускающимися, эти горы резко выдаются из ландшафта, и контрастируют с прилежащими сравнительно низкими неровностями почвы, и столько резко отличаются от однообразных, округленных контуров пространства, занятого угленосными пластами. Эти горы представляют собой остатки верхнего яруса морской юры, который, как было сказано, состоит из песчаников. Ярус этот некогда сплошной, впоследствии был уничтожен размывом, и в настоящее время сохранился по течению рр. Унги и Осы, в горах вышеименованных и им подобных; а почва местности, прилегая к этим горам, вскрыта теми же размывами или вплоть до нижнего, гипсоносного яруса формации, или даже сей последний уничтожен, и в сем случае обнажен известняк.

Столовую гору такого же происхождения, но менее выразительной наружности, хотя сравнительно более значительных размеров, образует, по моему мнению, также и упомянутый выше Поворот, составляющий, как было сказано, часть Березового хребта.

Другое явление, характеризующее здешнюю морскую юру, по крайней мере на известных пространствах, стоит в связи с нахождением в ней гипса! Выщелачиваемый водой, минерал этот дает повод к образованию подземных пустот и следующего за тем оседания почвы – провала. По всей вероятности, в этом явлении не без участия остается также и поваренная соль. Хотя относительно этой последней и нет данных, чтобы судить, образует ли она залежи, или только пропитывает глину нижнего яруса формации, но о ее присутствии почти нельзя сомневаться, Выше, были представлены доказательства для вероятного ее нахождения в Балаганском округе; на Лене же соляные ключи давно известны в Усть-Куте; кроме того, я имею сведения, что соляные источники или более обильные выцветы соли находятся еще в следующих местах: система р. Ачаул, падь Кирпичник около с. Головского, ручей Спохой, изливающийся в р. Качуг. Хотя эти данные весьма немного числены, но если взять во внимание, что кроме Усть-Кутских ключей, об остальных явлениях не имелось поныне еще сведений, то можно надеяться, что со временем их число возрастает еще весьма значительно. Тем временем можно полагать, что причину провалов составляют сообща гипс и соль.

Обращаясь к провалам, упоминаю прежде всего о провале Усть-Осинском, который, как известно, подробно описан г. Рашковым. Было бы вернее называть его Карынским провалом, так как он лежит среди деревни это названия. Известно, что здесь образовалось озеро; его вода солоноватая, издает запах серо-водородного газа. Присутствие сего последнего объяснить легко: жители д. Карынской сбрасывают навоз в озеро; гипс растворенный в воде, приходит в прикосновение с этими органическими веществами и разлагаясь образует названный газ; и это обстоятельство может служить доказательством, что в процессе образования здешний провалов гипс действительно участвует.

Карынский провал находится на низменности р. Осы, в нескольких верстах выше ее устья в Ангару: низменность вообще болотиста, солонцевата; прилежащие к ней склоны долины состоят у подошвы – из гипсоносных глин, под которыми, на незначительной глубине, залегает известняк.

Посетив местность близ Карынской деревни и ознакомившись с ее строениями, я расположен считать провалами еще также некоторые мною виденные углубления почвы. И так. На левом берегу Ангары, почти против устья р. Осы, приблизительно на половине расстояния между Мельхатуйской пещерой и Налюрским улусом, находятся четыре воронкообразные углубления почты, отличающиеся своими крутыми краями; их величина почти такая же как и Карынского провала, от которого они впрочем отличаются своей незначительной глубиной. Впрочем, на дне оных, заросшем травой, еще держится вода. Условия состава почвы здесь такое же, как около д. Карынской.

Подобные углубления находятся еще также близ Балаганской Степной Думы; они лежат против горы Даг-Улан, в долине рч. Нукут; их три; форма их удлиненно-округлованная; самое большое из них имеет 20-25 саж. в поперечнике; глубина до 3 саж. Состав почвы здесь такой же, как около д. Нарынской.

Подобные явления я встретил также на хребте Березовом в том месте, где его пересекает почтовая дорога из Баяндая в Хогот; здесь, как известно, во время землетрясения 1861 г. образовался небольшой провал, приблизительно в 8 вер. расстояния от Баяндая, в немногих саженях на з. от почтовой дороги. Хребет Березовый имеет здесь (окрестности улуса Хантарик) вид ровной, степной местности; на нем рассеяны многочисленные озерки; эти последние имеют столько общего с упомянутым провалом, как по величине, так и по наклону своих склонов, что невольно приходится и им также приписывать такое же происхождение.

Что касается состава почвы этой местности, то за недостаток поучительных обнажений, он не может быть исследован прямым наблюдением. Прибегая к косвенным доказательствам состава, останавливаю внимание на следующих, отчасти уже изложенных явлениях. Хребет березовый в том месте, где его пересекает почтовая дорога, имеет незначительную высоту, сравнительно с прилежащим к нему Поворотом. На Повороте находятся красные песчаники, составляющие верхний ярус юрской формации. Этих песчаников нет на хребте, близ провалища; здесь почва состоит из красной глины, которую легко принять за нанос. Не оспаривая, что верхний слой этой глины быть может наносный, я в тоже время расположен принять, что глубже залегает гипсовая глина нижнего яруса той же формации; другими словами, и полагаю, что в этой части хребта размывом уничтожен верхний песчаный ярус, который уцелел в соседнем Повороте и составляет причину более значительной высоты последнего. Объясняя таким образом наружный вид местности, нахожу что Баяндайский провал и озерки его окружающие принадлежат к категории тех же явлений, которые характеризуют гипсоносные юрские пласты Балаганского округа. Распространяются ли эти явления далее на С., а также на Лену, мне неизвестно; но я обращаю внимание, что у жителей Верхоленского округа употребляется название «шарлопы», для обозначения каких то углублений почвы, которых мне не удалось видеть. Быть может, что исследование покажет сходство этих шарлопов с углублениями выше описанными и в таком случае провалы составляли бы признак общий для пластов морской юры – балаганских и ленских.

Касаясь отличий этой формации, нельзя обойти молчанием медных руд, находимых в Иркутской губернии, которые кроме научного интереса возбуждают еще интерес экономический, с тех пор особенно, когда г. Мединым открыты богатые месторождения меди в Баргузинском округе. Сведения в этом отношении весьма ограниченны: известно, что около Ботовска на Лене существовал некогда медный рудник; затем в архивных делах Сибирского Отдела нахожу указание, что медные руды были находимы еще также на правом берегу Лены, близ с. Петропавловска, а на левом близ с. Суровского: наконец в печати находим сообщение, что «медная зелень» была находима в горах по р. Унге. Если это последнее показание основано на точном определении минерала, то оно служило бы доказательством, что руда, которая находима в Балаганском округе, подчинена образованиям, которые я отношу в юрской формации. На основании этого последнего указания я счел нужным упомянуть здесь о медных рудах, полагая, что сопоставление этих сведений не лишено будет интереса для будущих исследований.

Собирая все сказанное и морской юре, следует, что она отличима кроме признаков залегания, еще также по форме столовых гор, свойственных местностям, где развиты ее пласты; затем, по содержанию гипса и соли (Соляные ключи известны также в пределах угленосных пластов; но судя по сведениям имеющимся ныне из Балаганского и Иркутского округов, должно заключить, что соленные источники встречаются и в пределах здешней юрской формации); далее, провалами, какие образуются вследствие такого содержимого пластов; и наконец, присутствием в ней медных руд, которые однако как признак формации, не были изучены. Приводя эти явления в смысле отличительных особенностей пластов, мною предположительно относимых к морской юре, должно заметить, что изысканием более обширным предстоит высказаться, в какой степени эти особенности отвечают цели, для которой они здесь перечислены.

Сообщенные подробности вместе с изложенной прежде характеристикой угленосных иркутских пластов составляют очерк юрской формации и исследованной части Иркутской губернии. Формация эта, насколько ныне известна, обнимает следовательно пласты иркутские, балаганские и часть ленских. Изучение этих пластов составляло главную цель дополнительной поездки и потому отчет о результатах дополнительных исследований сего лета мог бы быть заключен сведениями, изложенными на предыдущих страницах.

Но я нахожу у предшественников, в особенности у г. Гофмана, целый ряд явлений, которые до того близки с теми, которые я имел случай изучать, что считаю долгом остановиться на них, тем более, что мои окончательные заключения, рассматриваемые в сущности наблюдений, на которых они стоят, весьма близки к выводам г. Гофмана.

Известно, что г. Гофман первый высказал сомнение о деволонском возврате тех красных пластов окрестностей Красноярска, о которых упомянуто было выше и относительно которых было сказано, что по мнению проф. Эрмана, они тождественны с ленскими: известно также, что первый г. Гофман и его спутник г. Маперовский сообщили о существовании в этом крае формации более новой, чем иркутские угленосные пласты, которые в то время были еще относимы к каменноугольному периоды. Г. Гофман указал, что эти пласты юного возраста развиты близ северо-восточных окраин Иркутской губернии и он высказал, что они встречаются также на пути из Красноярска в Иркутск.

Из наблюдений г. Гофмана я здесь желаю воспользоваться теми в особенности, которые всего к моим наблюдениям в Балаганском и Верхоленском округе, и я дополню их подобными же наблюдениями других геогностов. Весь этот материал относится по преимуществу к отдаленным окраинам губернии; и собирая оный, цель моя состоит в том, чтобы сблизить окраины с окрестностями Иркутска, более подробно известными, и таким образом облегчить познание обширных пространств губернии, геогностическом отношении еще не известных; при том же, в составлении этих фактов до некоторой степени нуждается мой отчет о поездке на ангарские пороги, представленный вслед за настоящим отчетом.

Перечисление этих фактов начинаю с окрестностей Красноярска; оттуда перейду к западным окраинам губернии, а затем к восточным.

В окрестностях Красноярска известны со времен проф. Эрмана пласты вообще красного цвета, напластованные на подлежащем известняке, и которые содержат железную руду: такие пласты развиты еще далее на север; проф. Эрман упоминает о тесной связи сих последних с пластами содержащими уголь. Красноярские породы были затем весьма обстоятельно исследованы г. Гофманом, со времен экспедиции которого они известны под названием качинских пластов: относительно оных г. Гофман пришел к заключению, что их возраст, по всей вероятности, менее отдаленный, чем иркутских угленосных пластов. Затем г. Гофман встретил близ р. Бирюсы пласты по наружному виду сходные с качинскими; так что о переходе этого образования в Иркутскую губернию едва ли можно сомневаться. Подобные пласты развиты, по наблюдениям г. Гофмана, также по р. Усолке, притоку р. Тасеева (Канский округ); здесь они содержат гипс и обилуют соляными ключами; притом же здесь, по наблюдению г. Гофмана, они налегают на пласты, содержащие уголь и с виду похожие на иркутские пласты. Удаляясь затем на восток от Тасеева к устью р. Муры в Ангару, встречаем близ оного пласты, которые также содержат гипс: г. Козинский, из трудов которого имеет сведение об этой местности, показывает, что эти пласты лежат несогласно на известняке. Из трудов того же геогноста нам также известно, что еще далее к востоку, именно по р. Илиму, выступают снова гипсовые образования; из описания Козицкого можно заключить, что и здесь также отношение этой породы к подлежащему известняку такое же, как близ р. Муры. У Козицкого мы находим далее показание, что красные сланцы тянутся с Илима по направлению к Лене (Соляные ключи в вершинах Илима известны были во времена Севергина); это ведет нас на В. в долину этой реки и здесь, близ г. Киренска, мы встречаемся с наблюдениями Эрмана, которые, как известно, пояснены у него рисунком и которые доказывают, что красные песчаники этой местности несогласно напластованы на известняке. Этим наблюдением я воспользовался выше и приводил оное в доказательство, что эти песчаники Киренска должны быть паралеллизированы с Балаганскими. Наконец, направляясь из Киренска еще далее на восток, мы близ Олекминска снова приходим к породам, которые лежат на известняке, содержат гипс и обилуют соляными ключами (У Севергина показано, что соляные заводы существовали по левым притокам Лены, рр. Ичоре и Солянке).

Из этого следует, что на всем протяжении, которого касаются перечисленные здесь наблюдения, и которое идет полосой с В. на З. между 56' и 60' ш. мы встречаем пласты, сходные между собой или по образу залегания, или по содержимому, или, наконец, по их наружным признакам. Основываясь на этих данных и указывая на подобные явления в местностях мной самим посещенных, мне не показывается смелым предположение, что все эти наблюдения в совокупности могут служить вероятным доказательством, что соленосная формация, которую, на основаниях наложенных выше, считаю юрской, развита начиная с окрестностей Иркутска до крайних северо-западных, северных и северо-восточных пределов губернии.

Однако, соединяя таким образом однородные факты, долгом считаю указать также и различие в оных. Большая часть перечисленных наблюдений предшественников представляют ту черту общую, что пласты, относимые мною предположительно к юрской эпохе несогласно напластованы на подлежащей породе. Следовательно, оба образования разделены периодом поднятия. В районе моих исследований это явление не было замечено; но это обстоятельство, в виду положительных фактов, может иметь значение местное; и я охотно допускаю, что также и на площади моих исследований подобное поднятие могло иметь место, обо должно принять во внимание продолжительность времени, истекшего между девонской эпохой, к которой я отношу известняк, и юрской.

В совою очередь, я обращаю внимание исследователей северной полосы, что после отложения здешних юрских пластов, почва не оставалась спокойной, но что напротив ее воновали поднятия, которых пролегание вообще с.з. и в.с.в. Полагаю, что к подобному выводу приведут впоследствии наблюдения также и в других местностях, прежде всего по р. Илиму; ибо известно, что г. Козицкий находил там жилы зеленного камня, которые пересекают пласты красных сланцев, не нарушая, впрочем, из горизонтальности; само собой разумеется, что в таких случаях горизонтальность пластов не может служить доказательством отсутствия поднятий. Имею, напротив того, некоторое основание полагать, что в изучении динамических перемен, которым подлежала почва губерний после отложения юрских пластов, лежит объяснение, почему эти пласты, встречаемые, на различных местах обширной площади края, не представляются ныне в виде одного непрерывного и сплошного покрова; и далее, что изучение действия этих поднятий будет составлять пособие для изучения деятельности размывов, некогда здесь весьма значительной и который в свою очередь способствовал разъединению образований первоначально сплошных.

Заключаю мой отчет о результатах дополнительной поездки эти указанием на значение исследования вопроса о поднятиях размывах. Я убежден, что для многих явлений удовлетворительное объяснение может быть в будущем приобретено изменениями на этом только пути, требующими к тому же, чтобы обстоятельно изучено было то физическое состояние, в котором была деятельна размывающая стихия. К числу этих явлений я отношу между прочим исток Ангары. Вопрос о происхождении этого истока составлял, как сказано было выше, одну из задач дополнительного исследования; но результаты моих собственных сюда относящихся изысканий слишком малозначительны, чтобы я мог в них усматривать что-либо иное кроме разве слабого намека на то, либо другое явление, не удостоившееся внимания авторов, писавших об этом предмете. По сему не останавливаясь дальше на этом вопросе, перехожу к изложению результатов экскурсии на ангарские пороги.

Опубликовано в декабре 1871 года

Краткий отчет о результатах исследования в лете 1871 года. А. Чекановского. (Часть 1).

Краткий отчет о результатах исследования в лете 1871 года. А. Чекановского. (Часть 2).

Краткий отчет о результатах исследования в лете 1871 года. А. Чекановского. (Часть 3).

Краткий отчет о результатах исследования в лете 1871 года. А. Чекановского. (Часть 4).

658

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.