Краткий отчет о результатах исследования в лете 1871 года. А. Чекановского. (Часть 1).

(Читано в заседании Распорядительного Комитета Сибирского отдела Императорского Русского Географического Общества. 15-го ноября 1871 года)

Занятия по геологическому исследованию в Иркутской губернии, в лете сего года, заключались в следующем: 1) в поездке для дополнения наблюдений 1869 года; 2) экскурсия на ангарские пороги и 3) поездке к горе Мунку-Сардык.

Так как каждое из этих предприятий имело особую задачу, то я представляю отчет о результатах каждого из них отдельно.

1. Дополнительное исследование.

Независимо от пополнения наблюдений 1869 г., дополнительное исследование имело главным образом, в виду следующие вопросы:

1) изучение угленосной формации, в особенности относительно границ ее развития.

2) В связи с предыдущим вопросом, посетить горящую гору, находящуюся в окрестностях с. Зиминского на р. Оке. Об этой горе Отдел имел сведение от Исправника Балаганского округа, г. Заборовского, представившего в 1869 г. также и образцы продуктов подземного пожара.

3) Изучить красные породы, которые, по показанию гг. Щукина и Рашкова, развиты в Балаганском округе; эти породы еще вовсе не подлежали исследованию.

4) Наконец, по возможности, не упускать из виду вопрос о происхождении истока Ангары из Байкала, так как прежнее мнение, по которому этот исток представляет прорыв в береговых высотах, произведенный водами озера, без участия других сил, не согласуется, между прочим, с общим характером той геологической эпохи, к которой, по всей вероятности, должно отнести время образования сказанного истока.

Исследование по этим вопросам не выходило из пределов иркутского и балаганского округов.

Считаю долгом заявить, что г. Заборовскому я, по большей части, обязан тем, что имел возможность представить на вышеупомянутые вопросы, насколько их разъяснение зависило от изучения явлений в Балаганском округе, ответы более или менее положительные; а также должен в особенности засвидетельствовать о деятельности г. Ашедуева, который по распоряжению г. Заборовского сопутствовал мне по дачам инородцев и старался доставить сведения о местах нахождения полезных минералов и о местностях, по какой либо особенности почвы, известных жителям.

Дополнительное исследование, прибавляя новые факты к числу известных мне прежде, требует отчасти расширения, отчасти изменения некоторых взглядов, высказанных в моем Предварительном сообщении. Подчиняя выводы наличному количеству фактов, излагаю сжатый очерк характеристики здешних угленосных пластов; затем мои результаты относительно красных песчаников; дополняю это, далее, замечаниями относительно формации здешнего известняка, наконец, пользуясь данными, сюда относящимися, представлю выводы, какие, по моему мнению, можно извлечь из общего итога сведений о напластовавшихся образованиях, по преимуществу округов: Иркутского, Балаганского и Верхоленского. Само собой разумеется, что эти выводы представлены главным образом только с целью облегчить обзор имеющихся сведений.

Об иркутской угленосной формации мои наблюдения дозволяют сообщить следующее: иркутские угленосные пласты составляют, по возрасту, самую новую формацию из числа ныне известных в южной половине губернии; пласты эти залегают полосой, юго-восточной конец которой касается Байкала, образуя берег озера на пространстве между р. Кот и мысом Кадильным; отсюда формация эта тянется на СЗ., и в этом направлении была мною прослежена до д. Верхне-Зиминской, близ которой она, впрочем, не оканчивается, но кажется тянется значительно дальше вверх по р. Зиме (Жерновые камни добываемые на устье р. Зулмай в р. Зиму, в 50 в. выше д. Верхне-Зиминской, во многом сходны с серыми приангарскими песчаниками рассматриваемой формации).

Рассматриваемая формация состоит вообще из песчаников, отчасти сланцеватых и глинистых, иногда твердых, чаще мягких; далее, из глин и глинистых сланцев, а также из конгломератов; цвет этих пород вообще светлый, — беловатый, сероватый, желтоватый и буроватый, редко красноватый.

Наслоение формации вообще не правильное: диагональное наслоение встречается часто: притом же пласты не редко меняют признаки. И так, конгломераты, на протяжении пласта, переходят в песчаник, а этот последний, воспринимая в состав свой глину, переходит в глинистый песчаник, который в свою очередь содержит местами залежи глины. Столь же непостоянны признаки пластов и в вертикальном направлении: граница между отдельными пластами часто сливается. Такие же переходы представляет также и цвет пластов. По всем этим причинам весьма затруднительно подразделить рассматриваемую формацию на отдельные ярусы. Впрочем, где признаки наслоения явственнее, как напр. в Кансальских горах по р. Куде, — там вообще можно отличать пять ярусов, и хотя из трудно проследить на более значительном пространстве, но все же получается возможность по крайней мере отличить верхние и нижние толщи формации.

Рассматриваемая формация первенствует перед другими, ныне известными в губернии формациями, по разнообразию веществ, в ней заключенных; она содержит залежи бурого угля, отчасти обнаруженного в выступах, отчасти выносимого многими реками; минерал этот не составляет, впрочем, особенности которого либо яруса, но встречается во всех; однако ж, более правильные его отложения, насколько дозволяют судить мои наблюдения, свойственны преимущественно нижней половине осадной толще. О мощности этих залежей трудно судить с точностью, так как они находятся в породах более или менее рыхлых, и потому их выходы в склонах долин отчасти сдвинуты, отчасти осыпаны. Самые значительные выходы находятся около с.Оека, около д. Быковой по р. Балею; у устья пади Муровой в Ангару; можно полагать, что эти выходы, или по крайней мере последние, принадлежат одному и тому же флецу.

По соседству угля, иркутские пласты содержат также и железную руду, что, впрочем, составляет закон общий для всех угленосных формаций. Подобно тому, как в других местностях, уголь и здесь также подлежит процессу самовозгорания; в настоящее время эти подземные пожары ограничиваются незначительной частью склона р. Оки, близ устья пади Бальгир; но по всей вероятности они случались во многих местах, в особенности по соседству р. Белой и, как кажется, составляют причину, по которой пласты этой местности отличаются между прочим своим красноватым цветом. Как известно, при горении угля образуется несколько минеральных продуктов; подобные встречаются также и здесь; из их числа железный купорос – близ Харанутского улуса, около пади Бальгир и в «Белой горе» близ с. Зиминского – ждет еще своего применения (Их каких пород вытекает железный купорос по р. Урику, правому притоку р. Б. Белой? Это вещество находится еще также на берегу Байкала в 15 верстах не доезжая о. Ольхон).

Говоря о содержимом иркутской угленосной формации, должно здесь упомянуть о конгломератах, залегающих по берегу Байкала, по р. Коту; они принадлежат у той же формации, пересечены выходами зеленого камня и содержат золото, как это впрочем известно со времени экспедиции г. Гофмана. Подобные золотоносные конгломераты находятся также и в долине р. Сенной. Наконец, в этой же формации залегали и те серебросвинцовые руды, которые во времена Георги добывались близ с. Оека, и которых местонахождение (заимка Курлаиха), я имел случай посетить.

Породы, слагающие иркутскую угленосную формацию, имеют сами по себе более или менее значительное применение в общежитии, а именно: конгломераты во многих местах доставляют материал для починки дорог и улиц; песчаники этой формации употребляются на фундаменты и на могильные памятники; кое-где из них приготовляют точила; в этом последнем отношении особенно славятся Ользоновские песчаники; наконец глины, которыми обилует эта формация, и которые отличаются чистотой состава и белым цветом, составляют для некоторых местностей (д. Никоаевская, с. Оек) не малозначительный предмет дохода жителей. Эти глины образуют, как кажется, неправильные залежи, преимущественно в верхней половине формации, и этим, существенно отличаются от пластических глин, которые сопутствуют флецам бурого угля и образуют с ним вместе горизонт для подземных вод, в большей части случаев выходящих наружу в виде ключей, зимой талых (Весьма может быть, что к этой формации принадлежит также Каолин, добываемый около с. Узкий-луг, так как он лежит выше известняка).

Иркутские угленосные пласты обилуют окаменелостями, растительными и животными; эти ископаемые остатки встречаются в различных местах из нахождения содержатся в одинаковом количестве. Растительные остатки, вообще довольно хорошо сохраненные, были найдены мною в следующих местах: около Иркутска (устье р. Каи, Топка, Петрушина гора); около д. Смоленщина и Максимовщина (в сем последнем месте по указанию покойного И.С. Сельского); близ Тальцинской фабрики, на противоположном, левом берегу Ангары; около Еловки, Быковой, Нижне-Середкиной и Усть-Балея (все эти места в системе р. Балея); около д. Тагнинской; близ пади Бальгир; по р. Б. и М. Ирети и, наконец, около Ользона (Будущим последователям предстоит решить, принадлежат ли пласты «Точильной горы» близ Ользона к одному возрасту с иркутскими, или они быть может новее (а в сем случае с ними вместе также и верхний ярус Кансальских гор). Окаменелости находимые в глине, которую выбрасывает из ям, при добыче точил зимой, могут решить этот вопрос. Я посещал место осенью, когда глины, пролежав лето на воздухе, рассыпались, но мне казалось, что в числе растительных остатков этой местности встречаются остатки двусемядольных растений). Сравнительно с этим животные остатки менее часто встречаются: они были найдены только около Иркутска (Топка), около Быковой и близ Усть-Балея. Не смотря на затруднительную добычу, это последнее местонахождение заслуживает особенного внимания и, нет сомнения, что оно будет доставлять новые виды окаменелостей в течении многих годов.

Иркутские угленосные пласты, до последнего времени, были относимы к каменноугольной формации, в тесном смысле слова. Приискав Усть-балейское месторождение окаменелостей и останавливая внимание на общем характере этой ископаемой флоры и фауны, я высказал в 1869 г., что возраст этих пластов – менее отдаленный, что он, по всей вероятности – юрский. Впоследствии г. Шмидт подтвердил это мнение.

Основываясь главным образом на общем характере ископаемой флоры и фауны этих юрских пластов, я относил в тоже время эти последние к образованиям, отложившимся из пресных вод. Ниже будет показано, насколько специальная разработка имеющихся окаменелостей может изменить это мнение (При этом отчете в Отдел мною предоставлено еще 200 экземпляров окаменелостей, дополняющих коллекцию 1869 г.).

Описанная формация, которой присваиваю для краткости название иркутских пластов, не лежит горизонтально: она испытала перемещения под влиянием поднятий, ось которых имеет вообще направление на п.с.в.; эти перемещения выражаются, главным образом, волнообразными или складчатыми изгибами пластов; случаются, впрочем, также изломы пластов и сдвиги; так, по соседству хребта Ононского (верховья Ушаковки), приподнятые и сдвинутые. Иркутские пласты имеют наклон в 30-35°.

Менее явственно, чем предыдущее, отразилось в положении иркутских пластов, поднятие с общим направлением с.з. – ю.в.: о его деятельности в пределах развития изучаемой формации, можно между прочим убедиться сравнивая в двух местах высоту, на которой залегает порода, составляющая ее постель, именно близ Иркутска и к с.в. от города, в долине р. Каменки, близ Ольхона.

Иркутские пласты лежат непосредственно на известняке: эта порода вскрыта размывом во многих местах; впрочем по моему мнению, не без участия поднятий. Кроме того иркутские пласты соприкасаются с гнейсами (рч. Банная, близ с. Никольская пристань и близ р. Ката); но подробности отношений тех и других – скрыты, так что не имею пока возможности высказаться утвердительно по вопросу, который был предложен г. Гофманом: не произошел ли гнейс, развитый у истока Ангары из Байкала, из иркутского песчаника; г. Гофман полагал, что такое перерождающее влияние могли, быть может, обнаружить выступы зеленого камня, пересекающие пласты этой местности.

Заключая этими сведениями общую характеристику иркутским пластам, перехожу к сопредельному с ними остаточному образованию.

К северо-востоку от полосы, занимаемой иркутскими пластами, залегает в Балаганском округе мощное отложение пород, отличимых по их цвету, преимущественно красному. Близ Балаганска это отложение занимает оба берега Ангары: на востоке от Ангары, оно, вверх по р. Осе тянется по направлению к водоразделу ангаро-ленскому – по хребту Березовому.

Описываемая толща состоит из двух ярусов: нижнего, по преимуществу глинистого и верхнего главным образом состоящего из песчаников; впрочем между обоими ярусами нет резкой границы; они друг с другом связаны перемежающимися пластами глины и песчаника. Цвет пород преимущественно красный; реже встречаются пропластки, и иногда жилки или пятна зеленоватые, зеленые и желтоватые. Нижний ярус содержит гипс в виде сростков: количество сих последних иногда столь обильно, что они почти вытесняют глину. В верхнем ярусе гипс встречается тоже, но редко, притом в виде тонких прожилок или прослоек волокнистого сложения. Следует полагать, что нижний, глинистый ярус, содержит также и поваренную соль. Для этого мнения имею следующие данные: этот ярус обнажен по течению рр. Унги и Осы, в обоих этих реках, вода солоновата. Долины обеих рек, сравнительно с другими, особенно обилуют солонцами; близ улуса Нижний Заход, по р. Унге, находятся озерки, питающиеся из ключиков: они содержат заметное количество соли; наконец на Усть-Талькинской горе из обнажения которые вскрыты оба яруса формации и их взаимное отношение, нижний ярус, в сухое время более или менее обильно покрывается выцветами соли на высоте, который не достигает проточная вода.

В описываемой формации не найдено никаких окаменелостей; ее возраст мог быть определен пока еще только изучением уровня ее налегания относительно других осадочных пород. Это отношение обнажает в стене утеса, в котором лежит вход в Мельхатуйскую пещеру, называемую также Балаганской; здесь глины с гипсом, составляющие, как было сказано, нижний ярус формации, лежит непосредственно на известняке. Следовательно, красные породы Балаганского округа менее древни, чем известняк.

Но наблюдение близ Мельхатуйской пещеры показывает в тоже время, что отношение красных пород к известняку – такое же, как и описанных выше иркутских пластов: спрашивается, какое взаимное отношение пластов иркутских и балаганских?

По моим наблюдениям, оба отложения соприкасаются пределами площадей своего развития; на местах соприкосновения они оба находятся на одинаковой гипсометрической высоте; но в местностях мной посещенных, оба эти отложения или разобщены долинами размыва, или скрыты под наносами; это обстоятельство затрудняет изучение частностей взаимного их отношения. Против устья р. Куйты к р. Унгу, открывается в нее последнюю незначительная и узкая долина: вправо от этой долины, развиты красные балаганские пласты, влево – желтые, иркутские, которые отсюда тянутся, далее на запад; явление залегания которого либо из этих двух образований не замечено.

Изложенные обстоятельства, в совокупности, ведут меня к предположению, что балаганские и иркутские пласты – одновременны, что следовательно, те и другие принадлежат к одной и той же юрской эпохе.

На первый взгляд этому выводу противоречит различная наружность обоих отложений. Но это различие может быть объяснено предположением, что красные балаганские пласты отложились в открытом море, у берегов которого в то самое время отлагались желтые иркутские пласты.

Если последующие наблюдения покажут, что пласты обоих отложений, приближаясь друг к другу пределами своего развития, в тоже время между собой перемежаются, тогда высказанное мное предположение будет доказано. Явления, говорящие в пользу перемежаемости, действительно замечаются в некоторых местах. И так, в иркутских пластах случается видеть (Верхоленская гора близ Иркутска и др.) глинистые пропластки красного цвета; напротив того, в горах Хашехайских по р. Унге, среди красных пород, являются желтые, более или менее близкие к иркутским. Но красный цвет может быть также последствием горения угля; а явления в горах Хашехайских не достаточно ясны, чтобы на одних различиях цвета пластов, обнаженных на незначительном пространстве, основать заключение о перемежаемости двух образований, которые в пределах самостоятельного своего развития разнятся между собой весьма значительно.

Вопрос этот будет решен окончательно, когда будут приисканы окаменелости в балаганских пластах; тем временем, однако, можно надеяться, что специальная разработка Усть-Балейских окаменелостей в состоянии будет подвинуть несколько вперед этот вопрос; ибо, если иркутские пласты действительно составляют береговое образование соленого моря, то организмы, погребенные в этих пластах, не должны бы быть чисто пресноводные. Можно, следовательно, полагать, что усть-балейские окаменелости до неизвестной степени составляют пособие, хотя и косвенное, для испытания насколько вероятно высказанное мною предположение о возрасте балаганских пластов. Вопрос этот показывается особенно важным, если взять во внимание все ныне известные факты, по видимому доказывающее, что красная соленосная формация имеет в Иркутской губернии весьма обширное распространение. Эти факты будут приведены ниже; тем временем считаю нужным предпослать некоторые подготовительные замечания, которые, к тому же, дают мне возможность пополнить высказанное мной в 1869 году мнение относительно красных песчаников Иркутской губернии и изменить оное сообразно этому положению.

На основании исследований названного года, я высказал, что красные песчаники залегают под известняком. Это мнение имело за собой следующие данные: наблюдение над залеганием обеих пород близ с. Моты по Иркуту, совпадающее с прежним показание г. Бакшевича; в таком же отношении находятся породы по р. Олхе (вершине Ханчина); затем оно было основано на явлении такое же образа залегания, которое я имел случай изучить в долине р. М. Манзурки, на устье в нее пади Устиновой; далее, в пользу этого мнения говорили известные криволуцкие окаменелости, описанные Жираром, которые, по показанию Злобина, найдены были в пласте, залегающем под известняком. Имея эти данные и встречаясь на хребте Березовом с подобными, повидимому, явлениями залегания, я полагал возможным высказать, что красный песчаник образует ось названного хребта.

Я заявлял в тоже время, что по сведениям какие я собрал, красные песчаники содержат гипс и, по всей вероятности, также и поваренную соль; но так как местонахождение гипса я не посетил тогда, то я и не считал себя в праве окончательно высказаться относительно возраста красных пластов и ограничился предположением, что, быть может, последующие наблюдения покажут, что красные породы Иркутской губернии принадлежат не одной, но двум различным формациям; что, следовательно, кроме силурийских пластов, доказанных криволуцкими окаменелостями, здесь могут находиться еще также и другие пласты, такой же наружности, которые, основываясь между прочим на присутствии гипса и соли, я предположительно относил к девонской эпохе. Я, следовательно, допускал, что эти девонские пласты, — если они существуют, составляют непосредственное продолжение силурийской эпохи; и что вместе с пластами сей последней, они должны иметь один и тот же уровень залегания, т.е. что они также должны лежать под известняком.

Но мои исследования в балаганском округе, рассматриваемые в связи с наблюдениями 1869 г., показывают, что красные пласты, развитые в посещенной мною части Иркутской губернии, принадлежат двум по возрасту различным формациям; что каждая их этих формаций, относительно известняка, имеет свой самостоятельный уровень залегания; и наконец, что гипс, судя по собранным сведениям, составляет особенность только одной из них.

Эти результаты сами по себе делали почти несомненным, что красные песчаники, развитые в верхней части течения Лены, относительно которых мне было известно, что они – гисоносны, тождественны с балаганскими пластами. Но был ли я прав в заключениях, высказанных относительно строения Березового хребта, на этот вопрос, не посетив вновь той же местности, я не мог себе дать удовлетворительного ответа.

Сознавая значение этого вопроса, я представил на усмотрение Распорядительного Комитета мои по этому поводу соображения и просил дать мне возможность совершить поездку с целью устранить сомнение относительно возраста сказанных пластов.

Распорядительный Комитет разрешид мне эту поездку.

Наблюдения на хребте Березовом состоят в следующем:

Юго-восточный конец этого хребта выходит из Онотского хребта приблизительно в вершинах р. Куртуна, и следует на с.в., располагаясь между рр. Цекюртами, текущими в Лену, и р. Мурин, изливающуюся через р. Куду в Ангару. Этот конец водораздела носит у жителей название Поворота, он тянется до рч. Бохолдой, начиная с которой хребет Березовый становится ниже: здесь его пересекает почтовая дорога.

Поворот имеет около 20 в. ширины; поперек через него ведет проселочный путь из Олозона в долину р. Б. Бугульдейка; дорога, пересекая хребет, на всей ширине его последнего пролегает по почве красной, глинистой, или песчаной; местами же он ведет мимо россыпей, состоящих из плит красного песчаника; по обеим сторонам хребта, этот песчаник сменяется известняком, который выступает полосой; снаружи от западной полосы известняка лежат иркутские пласты с расположенной на них д. Ользоновской; снаружи от восточной полосы известняка выступают метафорические породы; этих последних в этом отчете я не касаюсь.

Как ни определительно описанное распределение пород хребта Березового, но изучить юрские балаганские пласты и ознакомившись с геологическим характером края на более обширной площади, я ныне полагаю, что есть более основания считать юрскими также и красные породы Поворота. Сравнительное изучение характера местности ведет меня к заключению, что и здесь также, подобно как в Балаганском округе, морские юрские породы Поворота, встречаются с береговыми образованиями того же периода, составляющими почву Ользона, и что они отделены от сих последних широкими долинами р. Мурина, и ее притока р. Каменки. При этом предложении, сообращаясь притом же с высотой нахождения тех и других пластов, я заключаю далее, что длины обеих названных рек, а равным образом и та часть хребта Березового, которая пересекается почтовой дорогой, и которой высота (сравнительно с Поворотом и Ольхонскими возвышенностями) незначительна, представляют в совокупности ложе древнего потока, здесь некогда протекающего; этот поток уничтожил часть осадочной толщи не только в названных местах, но также и ближе к Лене. В системе сей последней, осадочная толща снова является по всей своей мощности; и подобно как в Балаганском округе они, близ Бирюльки, залегает непосредственно на известняке; содержит гипс (ст. Манзурская); и даст начало соляным источникам. Наконец, упомяну о последней сродной черте: тут и там описываемые пласты одинаковым образом согнуты действиями поднятий, хотя по Лене (Качуг) несколько приметнее.

Из сказанного извлекаю следующее заключение; полагаю, что пласты балаганские, качугские, бирюльские и поворотные – тождественны; что они одно временны с иркутскими пластами; что, далее, эти пласты лежат на более древнем известняке; и что, наконец, они, образом своего залегания, отличаются от пластов мотских, устиновских и ханчинских, лежащих под известняком.

Вопрос о красных песчаниках и об известняке им сопутствующем был уже неоднократно предметом внимания геогностов; я представляю здесь, в кратком очерке предложенных мнений, ход развития этого вопроса, насколько он мне известен, с целью связать с ними мои собственные выводы и показать на каком к ним отношении, они, по моему мнению, находятся. Ограничиваясь в этом очерке долиной Лены и окрестностями, близкими к Иркутску, не упоминаю пока о наблюдениях г. Гофмана, так как они касаются красных пород отдаленной части губернии; об них будет сказано ниже.

С красными песчаниками Лены первый знакомит Злобин; им же близ Криволуцкого приисканы были окаменелости: он их передал проф. Эрману; эти остатки разработал д-р Жирар и высказал, что они указывают на средне- и верхнее-силурийский возраст пластов; по показанию Злобина эти пласты залегают под известняком. После Злобина долину Лены посетил проф. Эрман, на пути из Иркутска в Якутск; он наблюдал близ г. Киренска залегание красного песчаника на известняке; эти красные пласты он считал тождественными с подобными же образованиями, которые им были встречены в Енисейской губернии: эти последние он относил к юрскому периоду, а известняк, составляющий их постель к цехщтейну. Однако в последствии проф. Эрман назначил красным ленским пластам возраст девонский, указывая при сем на криволуцкие окаменелости; а известняк, составляющий, по его наблюдениям, постель этих пластов, был им отнесен к силурийской эпохе. Спустя несколько лет, долину Лены посетил г. Меглицкий на обратном пути с Верхоянского хребта в Иркутск; он высказал, что красные песчаники Лены на пространстве между Киренском и Качугом принадлежат к формации нового красного песчаника и что они содержат остатки Terebratula dracilis; в следующей за тем статье г. Меглицкий принял мнение Эрмана, ибо относит эти пласты к девонской эпохе и указывает на криволуцкие окаменелости. Меглицкий показал в той же статье, что коасные песчаники встречаются также к ю. от Иркутска, близ с. Моты на Иркуте; он их считает тождественными с ленскими и приписывает тем и другим одинаковый образ залегания; именно на известняке, по его мнению, силурийском. Мотские платы были затем исследованы г. Башевичем; по его наблюдениям эти песчаники лежат под известняком; он их считает девонскими; а известняк – нижним членом каменноугольной формации.

В разъяснении вопроса принял участие и г. Миддендорф. Пользуясь трудами Злобина, Эрмана, Жирара и Меглицкого, г. Миддендорф извлекает заключение, что красные песчаники лежат под известняком, который по его мнению принадлежит к каменноугольной формации, и что они, на основании окаменелостей, определенных Жираром, имеют возраст силурийский. Немного позже, этого вопроса коснулся г. Крапоткин, и высказался в пользу мнения, что красные песчаники Лены и Мот суть девонские, и что они лежат на известняке – силурийском. Наконец, здесь следует заметить, что в последнее время г. Шмидт подтвердил мнение Жирара, относительно возраста криволуцких остатков.

В этом состоянии находился вопрос о красных песчаниках, когда, по поручению Сибирского Отдела, я начал исследование Иркутской губернии. Выше я привел мнение, высказанное мной в 1869 г. относительно образа залегания и возраста этих пород, и я показал затем, что наблюдения сего лета заставляют меня значительно изменить первоначальное мнение.

Разбирая приведенные показания, оказывается, что в сущности разногласия касаются отношения красных пород к прилежащим породам: по мнению одних он служит постелью для известняка, по мнению других, напротив, он покрывает известняк. Мои собственные исследования дали мне возможность наблюдать оба рода залегания. Относя этот результат к трудам предшественников, я нахожу, что показания Злобина об образе залегания криволуцких пластов тождественны с моими наблюдениями близ Мот и Устиновой; и что, с другой стороны, наблюдения Эрмана близ Киренска совпадают с результатами мной полученными близ Мельхатуйской пещеры и близ Бирюльки. Из этого заключаю, что красные породы, развитые по Лене вниз до Киренска, которые были исследованы Злобиным, Эрманом, Меглицким и Крапоткиным, сходны по своему виду, принадлежат двум формациям различного залегания и возраста: силурийской и юрской. Этому заключению нисколько, мне кажется, не противоречит различие названий, которыми авторы обозначают эти формации; и так, название девонского песчаника было предложено Эрманом; это же название встречается у гг. Меглицкого и Бакшевича; его применяет также г. Крапоткин; наконец и я также считал нужным сохранить оное до времени. Предлагая это название, г. Эрман ссылается на криволуцкие окаменелости; но эти последние, по мнению гг. Жирара и Шмитда, суть сулирийские по сему ссылка на криволуцкие остатки не может служит доказательством для заключения г. Эрмана. Впоследствии для защиты названия не представлено вообще удовлетворительных новых доказательств (впрочем, в последнее время г. Эрман указывает на геологическое строение, встреченное им при Усть-Кутске на Лене, как доказательство, девалонского возраста соленосных пластов этой местности), так что оно удерживалось до последнего времени, очевидно, без достаточного основания; мои наблюдения над образом залегания пластов, на которые это название было распространено (Моты, Ианзурка, Качуг), и над отношением оных в угленосных иркутских образованиях, не доставили также никаких доказательств; по всем этим причинам я полагаю, что в настоящее время нет пока данных, чтобы говорить о нахождении девалонских песчаников (old red) в Иркутской губернии. Вместо того было бы весьма желательно отыскать местонахождение того забытого ископаемого (Terebratnla gracilis), против точного определения которого возведено уже было сомнение, но которое, окончательно, может порождать надежду, что песчаник берегов Лены, относимый мной к юрскому периоду, содержит где-то в окрестностях Киренска окаменелости, которые самым точным образом могут свидетельствовать о его возрасте.

Опубликовано в декабре 1871 года

Краткий отчет о результатах исследования в лете 1871 года. А. Чекановского. (Часть 1).

Краткий отчет о результатах исследования в лете 1871 года. А. Чекановского. (Часть 2).

Краткий отчет о результатах исследования в лете 1871 года. А. Чекановского. (Часть 3).

Краткий отчет о результатах исследования в лете 1871 года. А. Чекановского. (Часть 4).

983

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.