Поездка Парфения Архиепископа Иркутского в Тункинский край в месяце июле 1871 год. Часть 3.

Скоро Его Высокопреосвященство и его спутники прибыли к дацану. Тут уже было довольно бурят, приехавших к празднику. Дацан-это высокое двухэтажное деревянное здание похожее на китайскую погоду, или европейскую синагогу, вокруг его ограда. Здание действительно, поправлялось; но многое во флигеле сделано вновь под видом поправки. Говорили, что в верхнем этаже дацана собралось уже довольно лам. Здесь же нужно было переменять лошадей. Некоторые буряты, особенно мальчики, приходили из любопытства, но сопровождавший Его Высокопреосвященство бурятский вышеупомянутый заседатель, грозно прогонял их. Но через несколько минут один мальчик смело подбежал к поезду и объявил, что он желает креститься. По расспросам миссионера он оказался сиротой, но имеет дядю, которые не позволяет ему креститься. Мальчик просил взять его с собой. Записав его имя, чтобы на обратном пути говорить с его дядей все отправились в дальнейший путь, встречали много бурят, особенно женщин, идущих к дацану, на лошадях и повозках и богато одетых. Веселый и самоуверенный их вид показывал, что они знают о ширетуе и его мнимом чуде низведения дождя с неба. Скоро прибыли в село Шимки. Здесь находится миссионерский стан и церковь. При ней дом миссионера очень тесен; строится новый с училищем. Тут же возле дома роща и огород. Его Высокопреосвященство, осмотрел строящийся дом, собрался в дальнейший путь, как явилось несколько бурят с просьбой крестить их. Так как предварительно нужно было навести об них справки, то и отложено крещение до возвратного пути архипастыря из Ниловой пустыни. Около 3-х часов пополудни Его Высокопреосвященство отправился из Шимков. Дорога шла все лесом, встречались только реки Жингисан – (гремучий) большой, Жингисан малый, Иркут, Ихэугунь (значит большая вода). Иркут извивающийся между горами часто встречался. После дождя все эти реки быстро наводняются, делают опустошения и часто затрудняют переправу. Пред тем недавно один бурят со всем унесен водой и утонул. Поэтому случаю христиане, возражая бурятам против гордой похвалы упомянутому ширетую, говорили: «если ваш ширетуй испросил у богов дождя, то почему он не остановил его? Дождь идет почти каждый день без нужды, даже со вредом для полей. Почему ширетуй не запретит рекам делать опустошительные разливы? Почему он не спас бурята, унесенного рекой?» Ответа не было и не могло быть. – В 5-ти верстном расстоянии от Ниловой пустыни всех путников застал сильный дождь с грозой. Переезд делался более и более опасным, потому что дорога идет по крутому берегу реки Ихэугуня, под навесом скал. Лошади при малейшем испуге могли с повозкой броситься с берега в быструю и каменистую реку. Приятно было всем видеть цель путешествия – Нилову пустынь. Первое, что пришло на мысль, это – отрадное представление, что и среди такой трущобы, где с трех сторон окружают скалы, стоит храм, в котором приносится бескровная жертва, в таком отдаленном, граничном углу. Русская церковь разливает благодатный свет и здесь – в языческой тьме. Говорят, что препод. Нил Столбенский имени коего посвящен храм и сама местность, оказывает невидимую помощь обращающимся к нему с молитвой. Его молитвам должно приписать и то, что еще не все истреблено в пустыни напором гордых вод, в последнюю несколько лет наполняющих речку Ихэугунь и ниспровергнувших несколько зданий пустыни. Даже в нынешнем году, в месяце июле водой разрушен амбар, перенесенный откуда-то ближе к зданию миссионерского источника. По человеческим расчетам нужно необыкновенное усилие, чтобы сохранить здание пустыни от разрушения водой и с успехом вести хозяйство. Сказывают, что недавно живший там миссионер священник пошел с женой на горы отыскивать лошадей. Жена заблудилась, и священник целую ночь искал не лошадей, а жену; и уже утром кто-то из бурят указал жене путь к пустыни. Огороды тоже трудно уберечь от разных бродяг и воров. Если бы пустынь обеспечена была средствами для содержания довольного числа лиц при церкви и служителей для хозяйства и охраны пустыни, равно для поддержания стареющих и портящихся зданий; то кажется, это было бы лучшим средством отсрочить или даже не допустить запустение, которым угрожает скудость и разлитие Ихэугуня. Путь на м в пустынь лежал с востока на запад. Подъезжая к ней, первый предмет мы встречаем по левую сторону реки – дом с номерами, в котором у самой горы, из которой вытекает теплый минеральный источник, устроена ванна. Но жить долго приезжим нельзя, потому что в пустыне не легко достать съестных припасов: кругом леса. Миссионер говорят, имел корову, но и ту волки съели. За зданием находящимся за минеральным источником, стоит амбар. Почти против амбара перекинут мост через речку. За мостом на лево стоит архиерейский дом, на право небольшой деревянный храм во имя препод. Нила столбенского. Храм сохраняет прочность, только в притворе видна течь сквозь крышу и потолок. В дождливое время за храмом является речка Хонголдай. За архиерейским домом было когда-то миссионерское здание, но сгорело. Под горой, на противоположной стороне реки от дома, стоят службы. В них когда-то жили служители, а теперь они пусты и разваливаются. Его Высокопреосвященство, по приезду, остановился в одной комнате из покоев, куда явились причетник миссионера и сторож. Миссионера иеромонаха Никанора не было в пустыни, так как он отправился еще в начале июля по улусам за 100 верст с проповедью слова Божьего. Дождь не переставал лить, затем настала ночь, и осмотреть местность не было возможности. Некоторые из спутников поспешили покупаться в теплой ванне минеральной воды. Утром его высокопреосвященство, помолившись в храме, выехал из пустыни и в половине первого часа пополудни прибыл в Шимки. Здесь уже собралось 5 душ желавших принять крещение. Дождь не переставал лить и было бы напрасно дожидаться приход новых лиц из бурят для принятия крещения, поэтому в шимковском храме крещено только 5 душ. Бурятский праздник не совсем удался, но ламы извлекли из неудачи для себя пользу. Им неприятно было отправлять майдора, не нарушивши положений для ламства, а препятствием к нарушению служило присутствие иркутского архипастыря. Между тем нужно же было удоволить и приезжавшего ширетуя и сверхштатных лам. Потому что ламы, воспользовавшись дождем, объявили бурятам, что 13 ч. совершится только часть идолослужения, а главная – провод деревянного коня для майдора вокруг здания дацана будет исполнена 14 июля, на самом же деле ламы только выжидали, пока проедет архипастырь. Возвратившись в Тунку того же дня вечером, Его Высокопреосвященство еще с вечера получил известие, что праздник майдора будет еще 14 числа. И действительно, ламы, ни чем не стесняемые, могли свободно и по-ламски праздновать майдора. (Часть текста отсутствует). В время этого идолослужебного торжества сажают на колесницу истукана, т.е. майдора, и деревянного коня, запряженного в колесницу, водят вокруг дацана. Это вождение было очень медленное, с частыми остановками. Во время остановок ламы и буряты едят и пьют хмельные напитки. Это значит – они желают, чтоб майдор их скоро и благополучно пришел, а они так его встречают. Пока обойдут дацан, все порядочно уподчуются. На праздник собираются часто и крещенные буряты, или по родству, или знакомству, но не потому, чтобы верили майдору, а что там их кормят и поят. В этом то и соблазн для крещенных, что они участвуют в идолослужении и наслушаются соблазнительных речей ламских и ширетуйских. Говорят, что ламы таким образом собирают и с крещенных пожертвования на дацан и на себя.

Опубликовано 29 декабря 1884 года.

Поездка Парфения Архиепископа Иркутского в Тункинский край в месяце июле 1871 год. Часть 1.

Поездка Парфения Архиепископа Иркутского в Тункинский край в месяце июле 1871 год. Часть 2.

Поездка Парфения Архиепископа Иркутского в Тункинский край в месяце июле 1871 год. Часть 4.

Поездка Парфения Архиепископа Иркутского в Тункинский край в месяце июле 1871 год. Часть 5.

509

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.