Письма с русской границы. Часть 3.

Золотые промыслы на русской границе в свое время возбудили не малую сенсацию в Сибири. Одним из первых, напавших на следы золота за Саянами, был усинский крестьянин Фунтиков. Не имея сам никаких средств для эксплуатации своих открытий, он продал их купцу Гусеву, который в ту пору начинал уже превращаться к крупного местного капиталиста. Прииски оказались хорошими и их партии потянулись за Саяны; но рядом с первыми разработками и заявками, как это не редко бывает, начались и первые процессы о правах участия в приисках, загорелась тяжба между Фунтиковым и Гусевым, которая, как слышно, тянется и до сих пор. Судебный спор не мешал однако же Гусеву и К-о вести разработку приисков по Куртучикему и Серлику. Заявок в системе Уса и Улу-кема было сделано много. В течении каких-нибудь двух-трех лет там заявлено было более 70 площадей и заявщики принадлежали к лицам самых разнообразных общественных положений, начиная с графов и князей и оканчивая минусинскими, ачинскими и мариинскими мещанами и крестьянами. Не смотря на это, до сих пор единственные серьезные работы ведутся только одной компанией Гусева, большинство остальных площадей лежит неразведанными. Нельзя сказать, чтобы усинские прииски представляли что либо вроде золотого Кундата, Мурожной, Севагликона или Аканак-Накатами. «Бешенного золота» там не было ни в первое время, ни теперь, содержание выше золотника там неизвестно; но площади эти отличались мелкими напластованиями и легкостью работ. Они очень выгодны, не смотря на то, что стоимость рабочего, припасов и инвентаря здесь гораздо выше, чем в Минусинском округе. В последних рабочий по золотопромышленническим расчетам стоит в годовую операцию от 300 до 360 руб., в Усинском крае он обходится не менее 450 руб. Заявки, как мы уже сказали, велись широкой рукой. Производились отводы, выдавались планы на прииски. К этой поре и относятся первые сомнения относительно того, считать ли реку Ус или Иисук пограничными чертами русских владений, заявленные горным инженером Боголюбским. Вопрос мог бы усложниться, если бы работы в Засаянском крае приняли такие широкие размеры, как ожидалось в начале, но как мы уже сказали, единственными фактическими золотопромышленниками в этой местности были челны компании Гусева и Денисова. Хотя лучшие прииски их по Серлику принадлежат к системе Улу-кема, но им удалось как-то устроиться там и прекращение русских работ было б не малым бедствием для окрестных сойот. Живут он ив горной местности, бедной пастбищами, не богатой промысловым зверем. Они кормятся около приисков, доставляя туда кое-какую мелочь, исполняя кое-какие работы. Питаются они так как вероятно не питались никогда раньше. Они привыкли к хорошему русскому хлебу, в котором им не отказывают, заработать кирпич чая очень легко, в случае крайней нужды накормят даром. Ничего этого не будет не будет. Раз прекратятся работы русских.

С половины 80-х годов прииски начали заметно вырабатываться, новых открытий не появилось. Одно время сильно возбудила интерес золотопромышленников система речки Ут, одна из трех рек, берущих вместе с Усом и Амылом начало из одного горного массива. Из более заметных приисковых партий в этом крае мы назовем братьев Даниловых и конечно К-о Гусева и Денисова; но им не удалось сделать решительно ничего. На съездах урянхайских чиновников и русских торговцев с усинским пограничным начальником наши соседи настойчиво стали ставить вопрос о русской границе; по Саянам появились китайские гжурганы и джир-джуруры (топографы) и вопрос снова затянулся. В прошлом году были произведены кое-какие разведки в Утинской системе, но до сих пор решительных результатов не известно. К чему приведут новые попытки в этом направлении – неизвестно.

В 1887 году, когда мне пришлось лично ознакомиться с россыпями по Куртучикему, Серлику и Хайлыку дело оказалось шло уже к упадку. По Куртучикему (Золотой) работ уже не было, узкая россыпь Хайлыка занимала собой всего человек 40 рабочих, серьезные дела делались только на Серлике; но и там предполагалось уже с следующей операции дать более широкое развитие золотничных работ. Россыпь по обоим берегам Серлика вырабатывалась и распорядителя дела, верные воззрениям, установившимся среди практикантов золотого промысла, считали, что роль Серлика скоро окончится. Надобно сказать, что реки южного склона Саян весьма часто отличаются следующей особенностью: река течет между коренными породами, чаще всего сланцами, края современной долины ее состоят из крутых утесов; но если обратить несколько внимание на эти утесы – всегда почти на них вы увидите целые толщи мягких, то галечных, то илистых напластований.

Выберитесь из нижней речной долины, часто довольно узенькой, поднимитесь на утесы и перед вами откроется новая высокая долина, гораздо шире нижней и окруженная высокими хребтами. Само собой рисуется история образования этих двух горных долин. Река текла по верхней долине, отложила там свои осадки на коренных породах, затем сама же размыла свои отложения, прокопала себе новую долину в коренных породах и течет по ней. Не редко на таких высоких древних долинах пробовали бить шурфы и в Сибири; и мы занем уже несколько прекрасных россыпей в Ачинском округе, в южно-Енисейской системе разрабатываемым, как говорят золотопромышленники, на увалах или на залавках. Заграницей в Австралии и Калифорнии такие россыпи называются ruef-wash и bench-wash. Последнее название близко подходит к русскому – россыпь на залавке. Такая-то россыпь на залавке существовала и на Серлике, особенно правильно сформирована она на левой стороне долины. Ею хозяева воспользовались для построек как ровным местом, попробовали, кажется так для очистки совести, выбить на ней несколько шурфов, но кажется не особенно удачно и оставили ее в покое. В прошлую операцию здесь наткнулись на золото золотничники. Содержание оказалось около золотника. Поздней осенью, около расчета, когда мне случилось проезжать через прииски на Серлике, я застал там уже хозяйские работы на увале и разведку в полном ходу. Полученные результаты были уже настолько солидны, что предполагалось на будущий год обставить там дело на 200 человек.

Между золотопромышленниками до сих преобладающим стимулом деятельности является подражание людям побившимся успеха. Пять лет тому назад появились слухи о богатом рудном золоте на речке Рыбной, у Хилкова; компетентный геолог и сам золотопромышленник, отлично знающий южно-енисейскую тайгу, И.А. Лопатин подтвердил эти слухи и пошли люди на рудное золото. Весь правый берег нижнего течения Ангары облепили заявочными столбами, где только пробивалась ниточка кварца по утесам, и всюду пошли заявки на рудное золото. В 1889 году пущен был слух о том, что на западном берегу Телецкого озера какие-то барнаульцы выбили шурфы с содержанием в 15 золотников и потянулись партии в непроходимую глушь, пошла лихорадочная заявка площадей. Добрые результаты, полученные К-о Гусева и Денисова при разведке увальной россыпи, вероятно найдут подражателей за Саянами и, пожалуй, на этот раз увлечение будет иметь серьезный смысл, так как до сих пор за поиски на залавках и увалах там никто еще серьезно не брался. Если оказались золотоносными увалы по Серлику, большая вероятность, что таковы ми же окажутся увалы по Темир-суку, Иджиму, а может быть и по правым притокам Кемчика, где сколько помнится, всего выбито было где-то два каких-то несчастных шурфа летучей партией семидесятых годов. Попытки в этом направлении во всяком случае имеют более за себя, чем, например, погоня за рудным золотом. Здесь не погодя за каким-то новым эльдорадо, а применение более широкого и более правильного взгляда на дело разведок в местности, общая золотоносность которой уже достаточно доказана. Ни долины Серлика, ни Куртучикема не представляют собой ни чего либо исключительного. Однообразие горные пород во всех Саянских хребтах поразительное, строение речных долин также довольно однообразно, остается посикать хороших увалов. Поискать, но как искать их на спорной территории, а может и бесспорно на китайской? Мы здесь снова наталкиваемся на тот же вопрос, о котором говорили по поводу земледельческой колонизации Засаянского края, а именно, что для обеспечения интересов русской промышленности и торговли самым важным шагом будет право заниматься промыслами, арендовать земли на известных определенных условиях в пределах китайской территории. Вопрос же о точном определении русской границы имеет государственное значение, но на характер и развитие экономических отношений в крае он, так по крайне мере указывает опты, повлияет весьма мало.

Д.К.

Опубликовано 26 января 1892 года.

Письма с русской границы. Часть 1.

Письма с русской границы. Часть 2.

193

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.