Предварительные сведения об экскурсии Д.А.Клеменца в Ачинский и Канский округа. Часть 3.

Окончив свои экскурсии по Ачинскому округу, считаю своей обязанностью сообщить в общих чертах результаты сделанных наблюдений. Позднее время, морозы и глубокие снега, выпавшие в Ачинске, в начале октября заставили меня отказаться от моих экскурсий и главным образом от плавания по Чулыму от деревни Подсосной до Ачинска. Почему многие вопросы, ранее намеченные мной, остались без надлежащего освещения. Надеюсь однако же и в этом кратком сообщении показать, какой высокий геологический интерес представляет среднее течение Чулыма и насколько важно изучение этой местности, возможно подробное, для уяснения геологического строения как Восточной, так и Западной Сибири. Перехожу к изложению фактов.

Прибыв 22-го сентября в Ачинск, я сделал первую экскурсию в деревню Симонову, к местонахождению миоценовых окаменелостей, открытых И.А. Лопатиным и описанным О. Геером.

Симонова лежит на правом берегу Чулыма, по старому тракту из Ачинска в Енисейск в 30 верстах от первого. Из Ачинска дорога идет прямо на север. Переехав близ города речку Салырку, мы встречаем подъем в гору, заросшую мелким березняком. По подъему обнажений не встречается; на вершине пашни. Гора эта составляет продолжение плоской возвышенности, с которой берут начало Большой и Малый Кемчики, и продолжающейся на запад от Ачинска до встречи с Чулымом. На востоке эта плоская возвышенность пересекает большой сибирский тракт между станциями Задедеевой и Сухой; наибольшей высоты достигает она около Большого Кемчика. Между сухой и Заледеевой пролегает равнина, которая отделяет кемчугскую возвышенность от качинских конгломергельных пластов, тянущихся от Красноярска к Заледеевой. С юга кемчугско-ачинская возвышенность ограничена Чулымом. Как далеко тянутся напластования, образующие ее, по направлению к Енисею – мне совершено не известно; равным образом не знаю, далеко ли тянутся продолжения ее на север между Чулымом и Енисеем дальше Симоновой. По дороге от Ачинска до Симоновой не встречается обнажений, сколько-нибудь значительных. Путь пролегает через плато, пересеченное вершинами оврагов и речками, текущими в Чулым. По речкам кое-где видны обрывы охристо-песчанной, светло-желтой глины; местами встречается, на скалах гор, вымытая галька, среди которой преобладающими породами являются черный и серый роговики и кварц. Верстах в 2-х от Ачинска, в крутом обрыве на берегу Чулыма, носящем местное название – гора Илек, встречается ряд обнажений пластов следующих пород, с которыми я ознакомился по коллекциям Ачинского музея (сам я на Илеке не был. Так как пункт этот лежит в стороне от дороги на Симоново, на отдельную же экскурсию туда у меня не было времени): верхний пласт – желтый охристый песок; за ним следует пласт песчанно-глинистый того же цвета, испещренный светло-бурыми охристыми пятнами. Нижний пласт в обнажении занимает светло-серая пластическая глина, в которой встречаются сростки темно-бурого, глинистого железняка. К сожалению коллекция последних в Ачинском музее очень незначительна. Из последующего изложения будет ясно, почему эта порода заслуживает особого внимания.

Как уже сказано, высокая равнина между Ачинском и Симоновой пересекается несколькими ручьями; вот их названия по порядку следования от Ачинска: Игынка, на которой расположена деревня того же имени; за ней местность несколько повышается и дорога ведет к крутому логу, в котором протекает речка Еловка. За Еловкой обходим к востоку сухой лог и верстах в 10 от Симоновой переезжаем через речку Сосновку. За Сосновкой дорога поворачивает к западу и около Симоновой спускается к Чулыму. Почва по дороге – чернозем; большая часть земли была под пашнями и в настоящее время представляет молодую залежь, чередующуюся с посевами. Из древесных пород на этом плато преобладает береза и на скатах берегов реки осина. Сосну я заметил в стороне от дороги по направлению к Чулыму, где вероятно чернозем переходит в супесчаную почву, и по дороге верстах в трех от р. Сосновки, вплоть до спуска к Чулыму у Симоновой: там путь пролегает по чистому сосновому бору без примеси других древесных пород.

Деревня Симонова расположена в низкой аллювиальной долине реки Чулыма.текущего здесь с юга на север. Выше деревни начинается ряд утесов, среди которых геологи гг. Лопатин и Черский собирали миоценовые отпечатки; ниже деревни, верстах в двух, снова подходят к Чулыму обрывы песчаника и глин, среди которых никаких органических остатков найти до сих пор не удалось.

Вышеупомянутый высокий берег выше деревни Симоновой, к северу т.е. со стороны, обращенной к деревне, покрыт черноземно-глинистой почвой и зарос вверху вперемежку с березами и соснами. Обнажения открываются только на стороне обращенной к Чулыму т.е. западной. Под тонким слоем почвы лежат слои охристого, желтого песка; мощность этих наслоений менее 50 футов. Местами вместо желтоватого, охристого встречается чистый белый кварцевый песок. Осыпь из песков затрудняет определение как мощности, так и положения подлежащей породы – плотного серого песчаника. По сложению своему он весьма неоднороден; местами из тонкозернистого переходит в грубозернистый и тогда в нем ясно заметны. Кроме кварцевых. Еще роговиковые зерна; местами он переходит в железистый, принимает буроватый цвет и на подверженных выветриванию поверхностях покрыт слое железной охры. С песчаником этим плотно связан слой конгломерата, так что на границе двух пород, отбивая молотком одну из них, часто получаешь осколок, состоящий из обеих. Конгломерат состоит из галек кварца, черного и серого роговиков, изредка бурой и красноватой яшимы. Величина галек изменяется от лесного ореха до гусиного яйца; цемент сероватый, известковый. Почти совершенно забыл упомянуть в числе составных частей конгломерата темный, почти черный глинистый сланец. Последний, впрочем, встречается очень редко. Никаких сложных кристаллических пород ни в самом конгломерате, ни в гальке, происшедшей от разрушения его, я не нашел. Ниже конгломерата лежит слой синевато-серой глины; она то делится на тонкие слои, то переходит в плотную породу. Ниже слоя этой глины не видно обнажений, но судя по рассеянным обломкам около берега реки, между которыми встречаем серый песчаник с примазкой той же самой синевато-серой глины, можно заключить, что под глинами лежит грубозернистый серый известковый песчаник.

Органические остатки встречаются главным образом в грубозернистом верхнем, сером песчанике в синевато-серой глине. В грубом песчанике хорошо сохранились обломки древесных стволов; они еще не достаточно отвердели: волокна полуокаменевшей древесины растираются между пальцами. Местами ствол растения совершенно разрушился и его остатки вымыло водой, а в твердой породе остался отпечаток когда-то существовавшего растения в виде полой трубки, передающей отчетливо все подробности наружного вида ствола. Тонкая, пластическая сине-серая глина сохранила отпечатки листьев растений. В собранных мной образцах легко отличить представителей рода Betura, Acer и каких-то хвойных. Шишек араукарий или каки либо других хвойных растений, о которых упоминает О. Геер, я не нашел. Мне крайне не благоприятствовала погода и я мог уделить только сутки на осмотр интересного Симоновского обнажения. Кт опробовал экскурсировать в холодную сибирскую осень, когда идет беспрерывный снег, тот знает, насколько подобные осложнения затрудняют аккуратность работы. В плотных разновидностях серой глины, а также в песчаниках попадаются не редко куски угля; это хрупкий черный уголь, ломкий и легкий, подобно свежее-пережженному древесному углю. По словам местных крестьян обрыв тянется вверх по реке версты на три; но я не имел времени обойти его до конца; но и на исследованном мной пространстве я успел собрать столько петрографического и палеонтологического материала, сколько мог увезти. Коллекции, собранные мной, принял на хранение и обязался отправить в Восточно-сибирский Отдел г. Каргополов, которому я приношу здесь за это, а равно и за крайне предупредительное и теплое участие во всех моих работах во время пребывания моего в Ачинске, мою искреннюю благодарность.

Симоновское месторождение лежит недалеко от Ачинска. Обилие окаменелостей т отпечатков чрезвычайно облегчает поиски их. Музей Ачинский и Красноярский, как ближайшие, и Томский университет, как обладающий самыми обширными материальными средствами из всех учреждений Сибири, могут при помощи простых любителей геологии приобретать ценный материал их обширного симоновского архива третичной флоры. Хотя месторождение и было осматриваемо двумя такими опытными геологами, как И.А. Лопатин и И.Д. Черский, но невозможно предполагать, чтобы их коллекциями исчерпывался весь палеонтологический материал Симоновского обнажения. Вот соображения, которые заставили меня несколько долее остановиться на экскурсии в Симомново, чем это принято к кратких сообщениях о ходе работ во время путешествия.

В окрестностях Ачинска сделал одну только экскурсию на речку Тюхтятку, из берегов которой, по словам г. Каргополова, весной вымывается каменный уголь и кости вымерших животных. Хотя уголь, судя по образцам Ачинского музея, весьма плохого качества (это сланцеватый уголь, трескающийся при высыхании на воздухе и переслаивающийся с тонкими пропластками глины), но меня интересовал вопрос о залегании его. Речка Тюхтятка течет между холмами, окружающими Ачинск с запада на восток, и в самом городе уже поворачивает к северу и впадает в Чулым. В одном из логов, имеющих северо-южное направление, по правому берегу Тюхтятки есть несколько искусственных обнажений в кирпичных ямах, которые вместе с естественными обрывами дают понятие о строении местности. Под почвой мы видим песчано-известковый лёсс; слой его имеет толщину около трех футов и налегает на охристый песок; последний переходит в охристую глину. Среди этих песков мы встречаем тонкие прослойки черноватого цвета – остатки мелких обуглившихся растений и слой галек, кварца, роговиков и изредка яшмы – словом по составу слои эти напоминают симоновский конгломерат. Здесь же видим мы куски почти совершенно чистой желтой железной охры – вероятно продукт разложения сростков глинистого железняка. Ниже лежит тонкая, пластическая серая глина, в которой попадаются куски глинистого железняка. Все эти породы имеют слабый наклон к югу; их подстилает ярко-красная твердая глина с известковыми пропластками, ниже которой залегает зеленоватая глина и зеленый песок. Нижние слои, начиная с красной глины, напластованы, по-видимому, не согласно с песками. Говорю по-видимому, так как обнажения нижних пластов очень ничтожны по размерам и не дают возможности определить их падение и простирание. Мне помнится из первого моего письма, что я упоминал об обширном развитии этих пластов красных и зеленоватых глин как в Ачинском, так и Мариинском округах и они повсюду прикрыты сверху охристыми песками. В 30 верстах от Ачинска, близ села Назаровского. На правом берегу р. Чулыма, при впадении в него речки Назаровки я встретил интереснее обнажение, которое разъяснило мне вопрос об этих красных и зеленых глинах. Они залегают несогласно на девонских конгломератах и на серых известняках с красными роговиками; обе последние породы весьма часто встречаются в минусинском округе и принадлежность их к формации, содержащей отпечатки суб-карбоновых растений (слои Ursa stufa) не подлежит никакому сомнению. Слои красных глин покрыты горизонтально напластованной галькой (роговики, кварц, черный глинистый сланец), — вероятно продукт разрушения миоценового симоновского конгломерата; тонкий слой гальки прикрыт охристыми песками. Обнажене это учит нас, что основа Кемчукского-Чулымского хребта – девонские пласты и что на них непосредственно налегают пласты третичные и потретичные. Взаимное сходство красных и зеленоватых глин окрестностей Ачинска, Назарова, Никольского на Урюпе, отпечатки третичных растений, найденные г. Адриановым около Томска – все это показывает нам, что кайнозойские формации развиты в западной части Восточной и восточной части Западной Сибири в гораздо более обширных размерах, чем можно было предполагать, судя по спорадическим находкам окаменелостей (Лопатин на Чулыме, Соколов на Бухтарме), известных до сих пор.

Теперь следует сказать несколько слов о каменном угле Ачинского округа и смежных с ним местностей.

Уголь в окрестностях села Назаровского по речке Ададыму встречается при следующих условиях. В русле речки, текущей с запада на восток, в трех местах, на расстоянии одной версты друг от друга и верстах в трех от устья, выходят пласты каменного угля; чтобы определить положение их, необходимо было бы или отвести русло Ададыма и там произвести пробную разработку или пробить несколько шурфов на низменной равнине Ададыма, окаймляющей ее левый берег; и то и другое можно было бы сделать, если б были средства, а так как их не было, то пришлось ограничиться одним осмотром скудных обнажений речки. Как уже было сказано, речка Ададым течет с запада на восток; вершина ее лежит верстах в 30 от села Назаровского среди не высоких, пологих холмов, скудно поросших березняком и тянущихся с ЗСЗ к ВЮВ. Недалеко от вершин Ададыма берут начало речки Алтатка и Окатка, текущие с юга на север в Чулым и Сютик, текущий к западу, потом поворачивающей на север. Обнажения по Ададыму имеют следующий состав. Левый, низменный берег состоит из слоя чернозема толщиной около 0,75 фута и пластов речного песка. В правом берегу под почвой мы встречаем охристый песок с глиной; за ним сероватая, тонкая пластическая глина и слой гальки кремневой, кварцевой и роговиковой; более глубоких слоев мне не удалось обнаружить по Ададыму. В вершинах речки Окатки, в 45 верстах от Назаровой, среди холмов, дающий начало как Ададыму, так и Окатке, при помощи кайлы и лопатки, удалось ознакомиться с глубже лежащими слоями напластований той местности, по которой протекает речка Ададым.

Один крестьянин искал в вершинах Окатки железную руду и с этой целью произвел небольшую раскопку в правом увале на берегу небольшого ключика, образующего левую вершину речки Окатки. Откопав снег, я увидел те же самые напластования, как и на нижнем течении Ададыма. Углубившись фута на два, я встретил мощный слой серо-желтой, пластичекой глины и среди нее неправильно рассеянные сростки глинистого железняка; в нем оказались отпечатки стволов деревьев, по habitus'у напоминавшие мне симоновские окаменелости. Я собрал, сколько мог выкопал, этих кусков глинистого железняка с отпечатками и они уже отосланы мной в Иркутск из села Назаровского.

В полуверсте к югу от местонахождения этих окаменелостей лежит другой ключ, он образует собой уже вершину речки Сютика. В нем я нашел те же породы, как и в первом, но глина здесь в измененном состоянии; она местами приняла шлаковидное сложение, местами красно-кирпичный цвет; тверда, звенит при ударе молотком или кайлом, — словом это обожженная глина. В таком измененном состоянии находятся ее пласты на протяжении целой версты от запада к югу, по обеим берегам ключика. Подобные изменения производят в мягких породах каменноугольные пожары. Пласты этой глины несомненно третичные; налегающие на них пески совершенно сходны с Ададымскими. Отсюда я заключаю. Что и уголь по Ададыму не старше третичной эпохи.

По собранным мною сведениям обнажения угля встречаются на восток от села Назарова близ устья речки Сереж и около села Балахтинского, в 100 вестах от того же Назаровского села. К западу известны месторождения угля в селе Краснореченском и Боготольском по большому сибирскому тракту. Глубокие снега, выпавшие в первых числах октября около Ачинска, заставили меня отказаться от намерения осмотреть все эти места, да и работа после ознакомления с местностью представилась мне совершенно в ином свете. Судя по беглому осмотру в первый проезд через село Назаровское, я ожидал найти небольшой местный каменноугольный басен, осмотр которого и описание не займет много времени; теперь же для меня выяснились следующие явления:

1) Каменный уголь залегает в третичных слоях в местностях, отстоящих друг от друга на значительном расстоянии.

2) Третичные породы в средних частях Енисейской и Томской губернии образуют чрезвычайно мощные отложения и достигают такого развития, какого не подозревали до сих пор.

3) Залегают они непосредственно на верхнее-девонских и суб-карбоновых пластах, обнажающихся в Минусинском округе и юной части Ачинского.

В виду всего этого местности лежащие по Чулыму, а также между Ачинском и Томском и Красноярском приобретают большое значение в выяснении геологического строения Сибири и означенный мной район требует гораздо более подробного изучения, чем то, которое можно предпринять при предварительной рекогносцировке и таком растянутом маршруте, какой был определен у меня на нынешнее лето.

Богатую жатву соберет исследователь, который будет иметь возможность обогнуть всю Чулымскую луку и пересечь ее в разных направлениях, а также пройти реку Большой Кемчик от истоков до впадения ее в Чулым. Дальнейшей работой его было бы изучение напластования между селом Назаровским и деревней Огур на востоке близ Енисея, где обнажаются пласты Ursa stufa. Интересна была бы также экскурсия к югу от Ачинска до Ужура и оттуда до села Николаевского на Урюпе; она дала бы возможность детально определить границы третичных и девонских пластов. Не менее важно было бы исследовать обнажения по обе стороны большого сибирского тракта между Ачинском и Томском; но подобную работу одному человеку невозможно выполнить менее, чем в три лета.

В окрестностях села Назаровского по поручению Императорской Археологической комиссии раскопал я насыпной курган, оказавшийся могилой бронзового века весьма оригинального устройства; но с результатами моих археологических работ я буду иметь честь ознакомить Восточно-сибирский Отдел после того, как дам отчет об них Императорской Археологической комиссии.

9-го октября я закончил свои работы в Ачинском округе и отправился в Минусинск с целью ознакомления с новыми приращениями коллекции местного музея и для производства археологических исследований, порученных мне Императорским Московским Археологическим Обществом. В Минусинске я не надеюсь покончить свои занятия ранее первых чисел декабря.

Дмитрий Клеменц.

Опубликовано в 1889 году.

Предварительные сведения об экскурсии Д.А.Клеменца в Ачинский и Канский округа. Часть 1.

Предварительные сведения об экскурсии Д.А.Клеменца в Ачинский и Канский округа. Часть 2.

111

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.