Летопись Олекминской Спасской церкви (ныне собора) Якутской епархии. Часть 2.

В приходе Олекминского Спасского сбора в настоящее время числятся три приписные церкви (часовни), из коих первая деревянная на Хатын-Тумульской станции, во имя Святителя Николая Мурликийского Чудотворца, ниже города Олекминска в 170 верстах, построенная на собственное иждивение бывшим станционным смотрителем, впоследствии Олекминским почтмейстером, Надворным советником Федором Николаевичем Бубякиным (ныне умершим), во время пребывания его на упомянутой станции смотрителем. Г. Бубякин построил эту церковь с той благочестивой целью, чтобы в ней жители нижних станций говели и приобщались Св. Таин, и с тем вместе совершали бы поминовение своих присных. Кроме сего, в те времена (т.е. в 1860-х годах) выходили по речке Толбочан, около самой станции тунгусы Вилюйского округа для исполнения своих христианских надобностей. По поводу сего один из Олекминских священников и выезжал сюда, на станцию, несколько раз в год для исправления треб как для крестьянских и якутских приходов, так равно и для тунгусов вилюйских. При жизни г. Бубякина эта часов поддерживалась его же средствами и усердием, а со смерти его крестьяне ближних станций не оказывают никакого усердия к поддержанию часовни, которая начала приходить в упадок. В этой церкви имеется достаточная утварь, а равно и св. антиминс, выданный Высокопреосвященным Павлом, архиепископом Иркутским и Якутским в 1850 году. Антиминс этот по распоряжению преосвященного Дионисия, епископа Якутского (ныне Уфимского), в 1870 году взят и хранится в Олекминском Спасском Соборе. Жители станции хоронят своих покойников при церковной ограде, где между прочим погребены лица и не принадлежащие к их обществу, так например, тут погребен иеромонах Якутского Спасского монастыря о. Никандр, на обратном пути из России куда был командирован за сбором. Скончался он на русско-реченской станции в нескольких верстах выше этой станции по Иркутскому тракту, а сюда привезен, отпет и погребен священником Олекминской Спасской церкви Василием Поповым «с достойной почестью священного сана в октябре месяце 1859 года», как это мы читали в делах архива Олекминской Спасской церкви. Кроме сего, из дел архива видно, что в 1799 году, ехавший их Иркутска, по рукоположении во священника, к Нижнеколымской Спасской церкви о. Алексей Трифонов, умер на Хатын-Тумульской станции и погребен тамошними посельщиками, как сказано в указе Якутского Духовного Правления, от 2 февраля 1799 года, на имя Олекминского священника Матфея Попова об отпетии упомянутого о. Алексея. Не известно только место могилы о. Алексея и никто их крестьян не запомнил это. Во время посещения приходским священником этой станции всегда бывает отправлена лития об усопших над могилой иеромонах Никандра.

Вторая деревянная часовня находится в Кятчинском наслеге, в 18 верстах от г. Олекминска, по Иркутскому тракту. Она была заложена 1870 году, по благословению высокопреосвященного Иннокентия архиепископа Камчатского, преподанному на рапорте священника Василия Попова, в его последний проезд на Амур, в 1863 году июня 12-го числа. Постройка часовни задлилась по болезни ктитора ее, бывшего Олекминского головы Семена Антоновича Антонова, да наводнения 1870 года, разорившего округ, послужило немалой причиной замедления. Часовня окончена в 1871 году в отличном виде, утварью достаточна, снабжена ктитором ее Антоновым, здравствующий по сей день, освящена малым освящением при собрании всего ОЛекминского духовенства, при соучастии и местного о. благочинного, протоирея Василия Попова. Со времени сооружения этой церкви инородцы Кятчинского наслега уже избавлены от трудного путешествия в город Олекминск для исповеди и св. Причастия, к ним уже сами священники выезжают во время постов, и тут же на месте исполняют все свои христианские обязанности, радующиеся и благодарящие Бога, а равно и ктитора ее за такое благодеяние. Инородцы сего Кятчинского наслега с давних лет имеют при каждом родоначалии отдельные кладбища, которые огораживаются от скота, а во время весеннего выезда священников для исправления христианских треб, они отправляют на этих кладбищах литии об усопших своих родных, и всегда стараются, чтобы около могил была чистота и росла трава; богатые сооружают также над прахом умерших и памятники из камней, с подобающей эпитафией, а бедные довольствуются и одними деревянными столбами, которым придают изящный вид, вырезанием разных узоров трав и деревьев, а равно и голов животных – лошадей, быков. Инородцы Мальжегарского, живущие отдельно друг от друга, хотя и имеют общее кладбище, но все еще не оставляют старую привычку хоронить своих покойников на возвышенных местах, на горах и скалах. Крестьяне же Олекминской волости, принадлежащие к приходу сей церкви, нисколько не отличаются от инородцев относительно погребения своих покойников, и тоже по какому-то суеверию, избегая общих деревенских кладбищ, хоронят своих покойников, в силу якобы завещания, на возвышенных местах и утесах. С тех пор, как крестьяне стали заниматься расчисткой удобных для хлебопашества земель, и прежние их густо заселенные деревни стали редеть, и брошенные старые избушки уже от старости их совсем спрятались в землю. В замен оных новые стали сооружаться на расчистках по удобству и близости для производства работ. Крестьяне живущие на станциях, ниже города Олекминска, хотя и хоронят своих покойников на общих кладбищах, но не имеют никакого попечения об них, и стоят в этом отношении далеко ниже инородцев, никто из них ни в какое время года не приглашает священника на могилу ближнего своего, и редко доводится видеть слезу на глазах при отпевании самого близкого их сердцу.

Городское кладбище находится на горе, при старой деревянной церкви. Почтеннейшие горожане хоронят своих присных в ограде при старой церкви, а прочие обыватели города – за оградой. Из переписке хранящейся в архиве, за 1812 год видно, что г. частный комиссар Олекминский Бартенев уведомлял причт об отводе нового места под кладбище, поодаль от церкви на четверть версты, на горе; но по неизвестным причинам, дело осталось без последствий. Ныне почему-то, вопреки существующему закону, начали хоронить покойников среди самого города, при ограде Спасского Собора, от жилых домой в 5 и 10 саженях. Первый похоронен при ограде этого собора протоирей и ктитор оного о. Василий Попов, умерший в 1870 году 2-го марта. Но подобное погребение не может разрешить начальство духовное. Затем погребены тут же еще один протоирей, один священник, один иеромонах. Эти тоже положим духовные лица, хотя и не имели на это права. Но зачем же хоронят тут и полицейских и чиновников, а равно и младенцев? Стало быть закон, воспрещающий хоронить в центре города, не для Олекминска писан. А пора бы на это обратить внимание кого следует ибо и без того каждую весну город посещаются всякие лихорадки и гнилые болячки, а тут еще гниение трупов содействует успешному развитию этих и других эпидемических болезней.

Третья часовня находится в Мальджагарском наслеге ниже Олекминска в 40 верстах, которая освящена в 1885 году малым освящением во имя Архтистратига Михаила. Часовня эта называется Хоринской. Она построена инородцем Михаилом Артаминовым, по духовному завещанию. Выезжают сюда Олекминские священники, которые и исправляют тут все христианские требы,. для живущих тут инородцев.

Кыллахский священник Стефан Попов.

7 марта 1887 года.

Опубликовано 22 августа 1887 года.

Летопись Олекминской Спасской церкви (ныне собора) Якутской епархии. Часть 1.

Летопись Олекминской Спасской церкви (ныне собора) Якутской епархии. Часть 3.

5

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.