Летопись Олекминской Спасской церкви (ныне собора) Якутской епархии. Часть 1.

Когда основана была первая Олекминская церковь, из дел архива не видно, не сохранилось об этом и устных преданий; но если отнести к году основания Олекминского острога, т.е. к 1635 году, то весь период существования будет приблизительно составлять 157 лет: так как положительно известно, что она существовала еще в 1792 году, что видно из указа Якутского Духовного Правления, от 5 января 1792 года, на имя священника Стефана Ощепкова о выморожении тараканов, расплодившихся в церкви по донесению городничего некоего Балка. А между тем еще в 1781 году по донесению священника Олекминского Комиссарства Стефана Ощепкова о ветхости первой церкви, — Преосвященным Михаилом, епископом Иркутским на заложение новой церкви была выслана грамота на имя заказчика якутского протопопа Димитрия Перхурова. О каковом распоряжении указом Духовной Консистории от 8 марта 1781 года, и дано знать священнику Ощепкову с приходскими людьми, для избрания заблаговременно удобного и безопасного места под новую церковь; прислана также и сборная книга сроком на три года. О времени совершенного упразднения старой церкви в делах архива не находится никаких сведений.

Первая церковь была построена в верхней части города, под первым уступом или увалом горы, почти против новой церкви в 40 саженях к юго-западу, как показано это и в плане, составленном геодезистом коллежским регистратором Кожевиным.

Как о времени заложения новой церкви, так и лице, совершившим оное, из дел архива ничего не известно. Но видно, что новая двухэтажная, деревянная церковь, с отдельной колокольней, была освящена в разное время, а именно: нижний придел в 1787 году, а верхний в 1795 году, т.е. спустя 8 лет после освящения нижнего придела. Нижний придел вновь строящейся церкви во Имя Святителя и Чудотворца Николая, иждивением и усердием прихожан и подаянием других боголюбцев, в 1787 году 12 Июля освящен священником Ощепковым, по указу Иркутской Духовной Консистории, от 26 мая, с приложением грамоты и св. антиминса, по благословлению преосвященного Михаила, епископа Иркутского, как об этом гласит опись, составленная в 1797 году.

Верхний придел, во Имя Нерукотвореннго Образа Господа и Спаса нашего Иисуса Христа, освящен 3-го сентября 1795 года протоиреем Федором Скрябиным, на имя коего выслана грамота преосвященным Вениамином, епископом Иркутским и Нерчинским (Указ Якутского Духовного Правления от 2 мая 1795 г.). Иконостас и св. иконы в верхний придел пожертвованы томскими купцами Адрианом и Иоанном Кузнецовыми, как это видно из описи за 1797 год.

С 1787 года, т.е. со времени освящения нижнего придела, до 1859 года, — т.е. в продолжении 72-х лет в этой церкви не было никаких фундаментальных перестроек. Только в 1859 году, с разрешения архиепископа Иннокентия, последовала переправка пола как в церкви, так и в алтаре и 10 сентября настоятелем церкви, священником Михаилом Поповым, на имя коего выслана грамота и св. антиминс, освящен нижний придел сей церкви. Поправка эта отнесена на церковную сумму, без участия прихожан. Церковь эта существует и по ныне, т.е. 98 лет со дня освящения нижнего придела и более 100 лет со времени постройки. С 1870 года в ней не совершается никаких служб.

В 1863 году причт и прихожане Олекминской Спасской церкви, усматривая, что ветшающая церковь не может быть исправлена, — порешили приступить к постройке новой, деревянной же церкви, на каменном фундаменте, против старой церкви на горе. Просьба их была уважена духовным начальством и по благословению Преосвященного Павла, епископа Якутского, в 1864 году 16 февраля совершено молебствие на месте основания предполагавшейся церкви благочинным, протоиреем Дмитрием Васильевичем Хитровым (ныне епископ Уфимский Дионисий).

В этот же день причты и почтенным прихожанам пришла мысль о перемене места для постройки новой церкви, а равно и материала. На место деревянной они вознамерились построить каменную, а местом присудили избрать площадь, занимающую самый центр города. Первый подавший эту мысль был окружной исправник Иосиф Иванович Жуковский, по вероисповеданию католик, но по душе и действиям не походил на своих братьев. Жуковский, как начинатель этого дела, обратился с просьбой к о. благочинному, об исходатайствовании разрешения на сооружение каменной церкви. О. благочинный изъявил согласие ходатайствовать об этом перед епархиальным начальством, тем более, что и сам лично сочувствовал и одобрял их намерение. На какие же средства надеялись г. Жуковский с прихожанами? – Полагать надежду на сумму, имевшуюся при церкви, было невозможно, ибо в это время оставшейся суммы было только 9 тысяч, а между тем храм предполагался не малый, да и цена на материал тоже существовала не дешевая. Как первую мысль о сооружении каменной церкви подал г. Жуковский, так равно и найти средства вызвался он же. И действительно по первому слову г. Жуковского якуты Олекминского округа обязывались сдать и сдали сбор в 4600 руб., а крестьяне собрали 2368 руб. 48 коп. Из дел архива не видно, во сколько тысяч обошлась новая каменная церковь, но всегда все говорили, что она стоила до 2 тысяч.

Остальные деньги по просьбе окружного исправника Жуковского жертвовали в разное время как гг. золотопромышленники, так и другие благотворители, как увидим ниже.

Нельзя утверждать, чтобы золотопромышленниками руководили религиозные побуждения при пожертвовании ими денег на церковь. Нет, они имели постоянное сношение с олекминскими инородцами и крестьянами, которые подряжались доставлять на прииски тяжести. Тяжбы между подряжаемыми и подряжающими не могли проходить мимо исправника Жуковского, который, по тогдашним обычаям, имел, кроме писанных законов, и словесные инструкции от своего губернатора. Следовательно, не уважить Жуковского приискатели не могли, не рискуя нажить себе недоброжелателя, который, пожалуй, вместо просимых им на церковь 2-ух тысяч с операции одного года, наведет в контору убытку и не на две тысячи. Это я сказал к слову, но возвратимся к делу.

О. благочинный Протоирей Дмитрий Васильевич Хитров (ныне епископ Уфимский Дионисий) предписанием своим, от 14 августа 1865 года, поручил совершить заложение новой каменной церкви внутри города настоятелю сей церкви священнику Василию Попову, каковое и было совершено 7 сентября 1865 года, а запись о заложении учинена на грамоте, данной Преосвященным Павлом на имя о. благочинного. – 8 сентября 1865 года со старой, покачивающейся, высокой, деревянной колокольни сняты колокола, и повешены под временно устроенным навесом на четырех столбах. Старики и старушки с чувством глубокого сокрушении смотрели на эту колокольню, которая, по их мнению, как бы разжалована была за какое-то преступление. – «И за что их снимают?! Ведь можно бы еще до окончания новой церкви подержать» — говорили они. Колокола эти в октябре месяце 1869 года сняты и повешены на колокольне каменной церкви, по изволению на то Преосвященного Дионисия при личном участии г. распорядителя купца Колесова.

При постоянной заботливости исправника Жуковского, при горячем участии Преосвященного Дионисия и деятельности гг. строителей – губернского секретаря Корнагольского и Якутского купца Колесова в 1870 году каменная церковь постройкой была приведена к окончанию, и в Июне месяце того же года была готова к освящению. К столь успешной и безостановочной работе по церкви послужили якуты и крестьяне сего округа, которые, кроме показанного взноса денег, послужили и личным трудом. Земля на потолок церковный и под пол, камень для фундамента, уже свезенный на гору для предполагавшейся деревянной церкви. Все это было свезено ими по единодушному согласию, без требования платы, которая обошлась бы не дешево. К успешному окончанию способствовали также своими приложениями гг. золотопромышленники, а еще более их рабочий люд, в убеждении коих принимал деятельное участие горный исправник Яков Степанович Безносиков. Нельзя забыть и о благочестивом соревновании к этому святому делу Иркутского купца Константина Васильевича Ончукова, который, по собственной своей инициативе, прислал из Иркутска до 160 пудов лучшего кровельного железа для покрытия церкви, а в последствии усмотрев, что северная сторона церковной кровли не покрыта железом, по недостаточности присланного количества, на обратном пути из Якутска в Иркутск обещал весной 1871 года доставить еще до 100 пудов означенного железа.

В делах архива за 1870 год об этой новой церкви записано следующее6 «Церковь новая, каменная двух этажная, с таковой же колокольней; в верхней части устроены вокруг хоры и на оных устроен Св. алтарь для верхней церкви. Придел верхней церкви во Имя Пресвятой Богородицы, в честь Ее Св. Иконы Казанской, с празднованием Святителю и Чудотворцу Иннокентию первому епископу Иркутскому. Нижний придел устроен во Имя Нерукотворенного Образа Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, с празднованием Святителю Николаю, Мурликийскому Чудотворцу. В верхнем приделе избрано праздновать во Имя Пресвятой Богородицы, в память похвального поступка титулярного советника Ивана Яковлевича Климонтова – русского именем и душой. 1814 года в день Рождества Христова г. Климонтов первый подал мысль, в память избавления России от нашествия Наполеона 1-го, сделать серебряную ризу к иконе Божьей Матери, именуемой Казанской, находящейся тогда в нижнем приделе деревянной церкви, и на сей предмет пожертвовал серебра в вещах до 4-х фунт.; каковое усердие было выполнено в 1815 году. К значащемуся серебру приложили ветхое серебро, хранившееся в церкви. С согласия причта серебро было переслано для заказа ризы Тотемскому купцу Прокопию Торговкину. Риза имеет веса 6 фунт. 94 зол. Эта самая икона принесена в каменную церковь и поставлена в верхнем приделе, что на хорах.

Освящение обоих приделов совершено 2 Июля 1870 года, в память положения честной ризы Пресвятой Владычицы нашей Богородицы в Влахерне. Верхний придел, по благословению Преосвященного Дионисия, освящен настоятелем сей церкви, священником Василием Поповым, пред ранней Литургией, а нижний придел освящен самим Преосвященным Дионисием, епископом Якутским и Вилюйсктим. Стечение народа при освящении церкви было весьма многочисленное. Почти весь Олекминский округ был свидетелем этого торжественного события, и сверх того были многие Иркутские купцы, так как это было во время Олекминской ярмарки. По окончании Литургии, при радостном поздравлении с окончанием столь желанной, блалепной церкви, не забыли помянуть добрым словом и первого из ктиторов этой церкви, г. Жуковского, который в 1869 году выехал на свою родину, в г. Вильну. Немедленно был составлен ему адрес как от лица духовенства, так и от почтеннейших прихожан, на котором, кроме подписи Преосвященного Дионисия, было 100 рукоприкладств. Этот адрес тут же сдан на почту.

Считаем не излишним занести в летопись известие и о тех побуждениях, по которым г. Жуковский, хотя и католик, принимал горячее участие в постройке православного храма. Жуковский был в Олекминском округе на должности исправника около 15 лет; приехал он сюда из России молодой, с хорошим, по тогдашнему времени юридическим образованием. Он первый из исправников хлопотал о развитии земледелия между инородцами и крестьянами округа, первый дал им толчок к расчистке удобных земель для хлебопашества и покосов; поощрял инородцев строить крестьянские избы и удаляться от совместного жительства со скотом, и наконец, что всего важнее, он же первый учредил существующие до ныне хлебные запасные магазины, в которых ныне сохраняется в округе до 60 тысяч пудов хлеба. В это же время в г. Олекминске жил настоятелем церкви священник (в последствии ипротоирей) Василий Попов, который вполне сочувствовал всем благим предприятиям г. Жуковского, и с своей стороны не упускал случая восхвалять и распространять между прихожанами все нововведения исправника Жуковского, которые на первый раз некоторым казались неудобоисполнимыми и странными, и особенно могли наводить на сомнение и потому, что исходили от иноверца.

Такая солидарность местного иерея Василия с г. исправником Жуковским не могла с течением времени не обратиться в тесную дружбу. При сходстве и других душевных качеств. Пишушему сии строки известно, что о. Василий (умерший в 1879 году в сане протоирея) в продолжении 7-ми лет неотлучно находился у друга своего Жуковского, где ежедневно и столовал, как одинокий, до времени поезди Жуковского в европейскую Россию. Не удивительно поэтому, что и желание и недоумение о. Василия касательно сооружения нового храма, при недостатке средств, не могло не находить в душе друга его благоприятного разрешения в пользу оной постройки, что и было, при помощи Божьей, приведено к концу о. Василием. И так добрые взаимные отношения духовной и светской власти и совместные хлопоты их сделали то, что бывает иногда невозможно сделать и в больших городах и при лучших материальных условиях.

Кыллахский священник С. Попов.

Опубликовано 10 января 1887 года.

Летопись Олекминской Спасской церкви (ныне собора) Якутской епархии. Часть 2.

Летопись Олекминской Спасской церкви (ныне собора) Якутской епархии. Часть 3.

9

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.