Золотой город. Этнографический очерк. Часть 1.

Город Енисейск, составляющий средоточие громадного округа, хотя уездный, принадлежит к числу лучших городов Восточной Сибири. Число его жителей определялось за 1881 год, во всеподданнейшем отчете, в 11,395 душ; из них считалось 6118 мужчин и 5277 женщин. Принимая во внимание, что в это число не вошли еще некоторые жители Енисейска, так как паспортная система в городе слабо развита, общее число жителей можно считать около 15,000, а в зимнее время даже и больше. Число домовладельцев города доходит до 1000, причем имеется в городе около полусотни каменных домов, 8 церквей и 2 монастыря – мужской и женский.

Енисейск лежит на левом берегу Енисея, где река делает излучину, дугой выступая перед городом. С берега реки у города, Енисей представляется словно громадное озеро, так как вдали, в изгибах, берега его сливаются и не заметно поворотов. Сам город, со стороны Енисейско-Красноярской почтовой дороги, представляется кучей деревянных домов, над которыми возвышаются колокольни церквей. Гораздо красивее вид на город с седины реки, откуда выступают преимущественно каменные дома, красиво рисуются деревья бульвара и деревянные укрепления набережной. На другой стороне, против города, берег покрыт лесом, переходящим в безлюдную тайгу, где летом иногда стелется дым от пускаемых палов.

Город можно разделить на три части: центральную, т.е. главную часть города, Заречье и Гору. Административно, впрочем, делится иначе, по участкам, и имеет всего только одну часть.

Центральная часть города лежит на низменном берегу Енисея, между невысокой возвышенностью берега, именуемой в общежитии «Горой», и между «речкой», скорее большим оврагом, где летом протекает ручей, превращающийся весной в настоящую реку. С Заречьем, столь же низменным, центр соединяется двумя мостами через речку – Большим и Кузнецким, причем улицы Заречья служат продолжением улиц центра, но в большинстве носят иные названия. Одна из самых длинных и несомненно лучшая улица города называется «Большой»; она проходит через все Заречье и центр. В эту улицу въезжаешь по почтовому тракту с юго-восточной стороны города, а кончается она на западной стороне, где больше нет уже жилищ на низменном берегу, а идут они влево, по возвышенности. При въезде в город, видны сначала видны деревянные сараи для сушки кирпича, Абалаковское кладбище с белеющей церковью между хвойных деревьев, низкие поросли леска. Потом тянутся по Большой улице, в зареченской стороне, деревянные дома, а за мостом каменные, в которых часто попадаются магазины, и наконец, снова начинаются деревянные дома, переходящие в жалкие лачуги на конце города. Деревянные дома в Енисейске, особенно на главных улицах, большей частью двухэтажные, с пристроенными вверху верандами из стекол, какие устраиваются фотографий. Зная Большую улицу, легко ориентироваться в городе; параллельно ей лежат другие улицы: зеленая, на которой находится полицейское управление, Успенская, часть которой переходит на гору, и где расположен, у начинающейся горы, на возвышении, мужской монастырь, затем Ручейная, как называют обширную Сенную площадь, начинающуюся у кузнецкого моста и кончающуюся у возвышенности монастыря. Дальше идут параллельно еще четыре улицы, все меньше и меньше протяжением, пока не начнется поле, обрамленное леском по болотистой почве.

Зареченская часть отделяется от центра, как я упоминал уже, ручьем или «речкой», которая вытекает из так называемого Секретарского озера, и, пройдя версты полторы, впадает в Енисей. Часть города, находящаяся за речкой, не велика и преимущественно состоит из деревянных домов, между которыми попадается несколько каменных. На Большой улице, при въезде на мост, находится в Заречье женский монастырь, обнесенный каменной стеной, задняя сторона которой выходит в Енисей. К монастырю примыкает Рождественская церковь, окруженная той же монастырской стеной. Заречинская часть города самая грязная, на ней сосредоточены, преимущественно по Кузнецкой улице, множество публичных домов и кабаков. Домики в ней большей частью не большие и живет в них беднота. К зареченской стороне хотя и отделенные от нее некоторым пространством поля, примыкают с левой стороны, если стоять лицом к западу, кузницы, с поселком возле них, а с правой – предместье Каштак, возле которого находится винокуренный завод Харченко. Весной предместье отделяется то города разливом, образующим между городом и предместьем большую протоку.

Центральная часть города сообщается с Горой крутым подъемом с Успенской улицы, которая продолжается и на Горе. При подъеме, на Успенской улице находится возле монастыря большое деревянное здание Общественного собрания, в одно из зал которого устроен театр. На Горе помещаются преимущественно старые дома, уцелевшие после пожара, истребившего в 1869 г. большую часть Енисейска. Крыши этих домов, покрытые мхом, часто суживаются кверху, как то было принято в старинной архитектуре. На горе город продолжается еще на версту приблизительно, а за ним, в расстоянии полуверсты, находятся общественные бойни и небольшой поселок, именуемый Вологдинской заимкой. По дороге к этому поселку, при выезде из города, расположено в юго-западной стороне Самсониевское кладбище. С южной стороны к горе примыкает часть города, стоящая несколько особняком, где стоит ряд домов при болотистой площади, заросшей тальником; недалеко от них казармы в двухэтажном каменном доме и больница. Местность здесь довольно живописна и могла бы служить для прогулок, если бы, к сожалению, не сваливали здесь всякой дряни. Близ больницы, в окрестном леске, на каждом шагу попадается множество лошадиных черепов и костей. В стороне от города, еще дальше больницы, стоит тюрьма, окруженная белой стеной.

Протяжение города, от самого отдаленного пункта Заречья до последних домов Горы, можно считать версты в две с лишним, но дома так разбросаны, что с некоторых пунктов, например, с возвышенного места «Горы», виднеется со всех четырех сторон поле. Когда прибываешь в город в первый раз, особенно, если прежде приходилось жить в больших европейских городах, Енисейск производит впечатление большой деревни. К сказанному выше следует прибавить не мощенные улицы, пыльные летом и грязные весной, редких извозчиков на допотопных линейках, раннее прекращение жизни города, который в десятом часу погружается в общий со, фонари в городе (из всего около пятнадцати) зажигаются только в темные ночи и как будто за тем лишь, чтобы темнее сделать окружающую тьму. Редкие ночные прохожие идут обыкновенно по средине улицы, не обращая внимания на непролазную грязь, чтобы не сломать ног на деревянных тротуарах, которые то понижаются, то повышаются прихотливо. Ночью, спокойствие нарушается лаем собак и сторожами, которые дубасят в доски и перекликаются друг с другом журчащим свистом. Выйдешь иногда на берег Енисея, и жутко станет от мысли, что вот, за этой гранью, начинается безлюдная тайга, которая тянется на целые тысячи верст.

Климат енисейский на первых порах, может показаться убийственным для человека, привыкшего к более теплому ровному климату. Но не смотря на резкие перемены погоды, грудные болезни здесь мало распространены, как о том свидетельствуют доктора. Преобладающее здесь время года – зима, которая продолжается около семи месяцев. Снег начинает падать в сентябре, иногда в конце августа, а в октябре устанавливается санная дорога. Оттепели появляются в апреле, но обыкновенно еще весь май снег то падает, то тает. Зимой холода нередко доходят до 40°, причем в воздухе стоит густой туман, именуемый здесь «копотью», так что ничего не видно в трех шагах расстояния. Летом часто бывают дожди, и после сильных жаров наступают в конце июля холодные вечера и утренние заморозки, — утренники. Енисей вскрывается в конце апреля, или даже в начале мая, а несколько позже дней на двенадцать, вскрывается Ангара, почему в течении целого мая стоит холод от проносимого льда. При низменном положении города, если расстояние между вскрытием Ангары и Енисея не велико, случаются в городе наводнения, иногда покрывающие значительную часть города. Такое наводнение случилось и в 1886 г., когда мне пришлось еще жить в Енисейске. Вода вторглась в город с различных сторон: с западной стороны города, она покрыла берег до возвышения горы, вторглась в Большую и Зеленую улицы и покрыла часть низменных улиц на «Горе». В центральную часть города, она вторглась через «реку», берега которой переполнились, и вода залила Сенную площадь, образовав из нее громадное озеро, а также и несколько близ лежащих улиц. Все почти Заречье наполнилось тоже водой из речки, или же из улиц, прилегающий к реке. Наводнение, впрочем, не представляет опасности ни для жизни жителей, ни для имущества, так как вода поднимается медленно, вершок за вершком. В ожидании наводнения, жители перебираются с имуществом на чердаки, а на улицах наваливают на деревянные тротуары, чтобы их не снесло, громадные камни. Наводнение продолжается всего несколько дней, после чего вода сбывает так же медленно, как и прибывала, а в домах остается сильная сырость.

Окружающая город местность болотиста, местами кочковата и тундриста. Со всех сторон Енисейск окружен мелким леском из порослей березы, осины, черемухи, изредка хвои, пересыпанных кустами шиповника и смородины. Во многих местах почва, на которой растет лес, до того болотиста, что войти в лес можно только в высоких сапогах. Вблизи города лежит несколько озер, богатых рыбой: Секретарское, Иваново, но во многих местах, берега их, а особенно первого, совершенно не доступны по своей топкости. В окрестностях попадается множество источников минеральных и железистых, а местами обширные залежи древесного торфа. Нередко торф горит возле города, неумолимо, безостановочно, и этому «пожару тундры» приписывают громадный пожар 1869 г., уничтоживший почти весь город. Тундра горела и в 1886 г., наполнив город серым дымом, как будто туманом, в облаках которого скрылось солнце на несколько дней,

Промышленно-торговая жизнь в Енисейске очень развита, благодаря соседству тайги. Свои средства к жизни город черпает преимущественно извне, эксплуатацией богатств окружающей город природы. Среди этих богатств, на первом месте следует несомненно поставить золотые россыпи, которыми живет большая часть енисейского населения. Рыбопромышленность и торговля мехами занимают в настоящее время второстепенно место. Большая часть капиталов уходит в тайгу: нет почти капиталиста, который бы не принял в золотопромышленности или непосредственного участия, или же посредственного, давая в ссуду деньги на ведение дела. В самом городе торговля развита значительнее, чем этого можно было ожидать от такого незначительного городка. Рынок для сбыта товаров находится преимущественно на приисках, а кроме того, залежавшиеся товары расходятся по окрестным деревням.

В большинстве енисейских лавок, не исключая крупных магазинов, продается все, что угодно, начиная от часов и брюк и кончая сушками. Специальных магазинов здесь немного: например, в 1881 г., было всего три: чайный магазин, с годовым оборотом в 25,000 руб., соляной склад, с оборотом в 30,000, и железный склад, с оборотом в 25,000. Значительная часть магазинов, числом около 14, находится на Большой улице, а другие, помельче, разбросаны по другим частям города. Всех магазинов, за исключением специальных, было в Енисейске, в 1881 году, как это значится в отчете чиновника особых поручений, производившего ревизию, — 28, с мануфактурными и колониальными товарами. Из числа этих магазинов, в четырех, годовой оборот, если можно верить цифрам отчета, превосходит 50,000, а большая сумма годового оборота равнялась 507,500 руб. Мелочных лавок оказалось 87, не считая мясных и мучных, а сумма их годового оборота равнялась 98,400 руб. Кроме этого числилось 9 мясных лавок с годовым оборотом в 21,800 руб. и 10 мучных, с оборотом в 35,700 руб. Колониальные а галантерейные товары покупаются купцами, раз в год, на Ирбитской ярмарке, почему сама медленность оборота обуславливает высокую цену; при этом товары покупаются гнилые и бракованные, признанные негодными в России. Всякая вещь здесь стоит в два раза дороже ее европейской цены и носится в два раза скорее.

Значительнее еще винная торговля, которая поддерживается тем, что Енисейск служит главным пунктом найма приисковых рабочих. Когда, одно время, полиция, основываясь на инструкции генерал-губернатора, запретила вход в город приисковых рабочим, виноторговцы подняли страшный крик, пока не добились отмены распоряжения. Возле самого Енисейска находится винокуренный завод Харченко, а в городе два водочных завода – Ячменева и Гундобина; кроме них, склады и кабаки снабжаются спиртом из завода Баландина, находящегося в Усть-Тунгусской волости, и из завода Юдина Красноярского округа. В 1881 г. в Енисейске было семь винных складов, незаконно производящих и раздробительную продажу, и кабаков 54, не считая пивной, четырех рейсковых погребов и харчевень, составляющих в сущности те же кабаки. По данным ревизии 1881 г., общая продажа их была показана до 12, 120 ведер вина и 810 ведер наливок, а относительно пива у меня нет данных. Пол словам одного корреспондента, вполне справедливым, эта цифра далеко ниже действительной, которая достигает minimum 20,000 ведер в год, т.е. на кажлого сосчитанного обывателя приходится средним числом около двух ведер, а считая одно мужское население, около трех ведер на душу. В последнее время был сделан думой опыт сокращения пьянства, еще раз доказавший бессилие полицейских мер. Число кабаков было ограничено до семи, но вместо их открылось множество харчевень и пивных, которые продолжают торговать водкой столь же бойко, как и прежние кабаки.

После виноторговли одной из самых выгодных отраслей торговли является перепродажа хлеба. Енисейск служит передаточным пунктом торговли с тайгой, почему в год доставляется в город около 1,500,000 пудов хлеба. Минусинский округ представляет главное место вывоза хлеба в Енисейск. Доставляют его плотах и на барках во время весеннего разлива Енисея. В это время, цена хлеба не превышает 35-40 коп. за пуд, но мало остается барок для мелочной продажи. Весь хлеб скупается крупными капиталистами, или еще на месте, в Минусинском округе, или на реке, не доезжая города, так как торговцы выезжают навстречу баркам, в виду того, что оптовый скуп хлеба в черте города воспрещен. Зимой хлеб доставляется отчасти из Красноярского и Ачинского округов, что удерживает цены от непомерного возвышения. Во всяком случае, разница цен весенних и зимних громадна; так, например, в 1883 г., пуд муки ржаной дошел в цене до 1 руб. 40 коп. Думой делались не раз попытки к ограничению непомерного повышения хлебных цен. Так, например, закупался хлеб для продажи бедным по пониженной цене, но, во-первых, количество его было не значительно, а во-вторых, получение его обставлялось слишком большими формальностями; при этом, случалось, хлеб закупался, вероятно, по небрежности, во время повышения хлебных цен. Все это мешало успеху дела, предпринятого думой (которое, впрочем, представляло скорее филантропическую меру, чем экономическую), а местное население обвиняло инициаторов дела умышленно дурном его ведении, приписывая это присутствию в составе думы хлеботорговцев.

Монополия составляет естественное явление во всех отраслях местной торговли. Само положение города в углу, откуда нет дельнейшего вывоза, делает рискованным всякое торговое предприятие, требующее предварительной затраты капитала. Медленность оборотов заставляет при этом рассчитывать не столько на количество проданного, сколько на высоту цены, что обуславливается и самим характером предпринимателей. Конкуренция чаще встречается в области виноторговли, но и то лишь как явление временное и исключительное. Весь округ поделен крупными виноторговцами на части, при чем между ними условлено не переступать заповедных границ. Но часто жадность увлекает кого либо из них за условную границу, заставляя нарушить интересы своего сотоварища. Результатом таких нарушений являются войны между виноторговцами, выражающиеся в намерении разорить свои сотоварищей-заводчиков отбив у них клиентов. Объявление войны сопровождается открытием кабаков под носом конкурентов и громкими объявлениями о «дешевой продаже вина». Вино в это время значительно понижается в цене, чтобы потом еще более повыситься, когда воюющие стороны заключают мир. Иногда начавший войну прекращает ее, не будучи в состоянии осилить противников, иногда он берет с них несколько тысяч отступного. Считается, что эти войны начинаются кем либо из виноторговцев единственно в виду получения отступных денег.

Местный промышленный и торговый класс не отличается честностью, а слабость полицейского надзора позволяет практиковать в широких размерах обман публики и казны. Когда раз ревизором при торговой ревизии оказался человек честный и неподкупный, в среде самых богатых торговцев обнаружились крупные злоупотребления. Один, миллионер и бывший голова, взнося капитал по 1-ой гильдии, вместо десяти билетов взял двенадцать, почему должен был заплатить крупный штраф. Другой, заводчик и прожектер, имел служащих без торговых свидетельств и договоров. У третьего, по ревизии оказалось 100 пудов табака, а по провозному свидетельству значилось отпуском одному лицу 200 пудов, тогда как в поступлении этого количества не значилось. У четверых, не было билета на кладовые, у пятого не было свидетельства на торговлю серебряными и золотыми вещами, у шестерых, число билетов оказалось больше, чем дозволяла гильдия. Оказались виновными в упущении и акцизные и выдавшие документы, не обращая внимания на число уже выданных билетов, и полиция, которая разрешала то, против чего составляет акты ревизор. Что касается до местного акцизного надзора, то он только иногда обнаруживает свое присутствие, вмешиваясь в борьбу кабатчиков между собой и составляя протоколы в защиту одной стороны. При продаже, крепость водки не превосходит здесь обыкновенно 36-37°, а водка узаконенной крепости, т.е. в 40°, продается, как водка лучшего качества, под наименованием6 «Бисмарк». Во время ревизии, стеклянная посуда в кабаках оказалась меньше узаконенной величины.

При всех перечисленных нами лавках и питейных заведениях состоит на службе больше ста приказчиков и сидельцев. Кроме этого, значительная часть населения занимается ремеслами, или самостоятельно, или в редких хозяйских мастерских и заводах. Здесь преимущественно развито кустарное производство, и всякий подмастерье, мало-мальски непьющий, делается вскоре самостоятельным хозяином. Например, на 15 сапожных мастерских, было в 1881 г. 27 человек работающих, т.е. в среднем, по два человека на мастерскую, и несколько больше столярных мастерских, где 10 мастерских работало тоже 27 человек. Одинаково незначительны портяжные, переплетные, кузнечные, экипажные, шорные, колесные и т.д. Большая часть мастеровых здешних из поселенцев, при чем есть ремесленники и из бывших политических ссыльных за польское восстание. Из более крупных заведений имеется в городе винокуренных завод, о котором мы уже упоминали, водочные, пивной, воскобелильный, салотопленый, два свечных, канатные и несколько кирпичных. В 1881 г. в 16 кирпичных заводах выделывалось 670,000 кирпичей, а всех рабочих было 45 человек. Заработки ремесленников ничтожны в летнее время, когда значительная часть населения выезжает из города, и подымаются к осени, когда кончаются работы в тайге. Зато заработки наемных рабочих в летнее время значительнее, потому что тогда требуется много рабочих на прииски, что подымает цену рабочего труда.

Положение многих недостаточных семейств в Енисейске очень печально в течении зимнего времени, когда стоимость жизни значительно возрастает. В это время подымается стоимость квартир, которые, впрочем, еще довольно дешевы, стоимость хлеба, оказывается необходимо отопление и освещение. Пуд ржаной муки бывает зимой 1 руб. 25 коп. — 1руб. 30 коп., фунт мяса стоит от 7-9 коп.; дрова – 2 руб. 50 коп. саж., не говоря уже о стоимости привозных товаров. Особенно дорого обходится здесь одежда, сахар, освещение. Город переполняется в это время множеством людей, не имеющих занятия, которые живут в счет будущего заработка. К числу их принадлежат приисковые служащие, а также приисковые рабочие, поселяющиеся в особо устроенных для них «зимовьях».

Но как не печально, часто положение рабочего человека в Енисейске, я думаю, что оно гораздо лучше, чем во многих городах русских. Какое бы то ни было, но занятие рабочий человек здесь всегда может найти, и хотя будет жить в кабале, но все-таки жить. В этой молодой стране еще нужна и ценится рабочая сила, и даже всякий поселенец легко находит себе работу. Поэтому, число преступлений в Енисейске не так значительно, как этого можно было ожидать, в виду грубости нравов и значительного процента ссыльных. Крупные преступления случаются сравнительно редко, хотя весть о них, разносясь быстро в маленьком городке, производит сильное впечатление. Нападений и краж на улицах почти не бывает, как я убедился в этом за несколько лет своей жизни в городе. Случаются довольно часто мелкие кражи в домах, которыми промышляют «жиганы», люди, отрешившиеся от всякого труда и проводящие свои дни у береговых харчевень и кабаков, где находится место их сходбищь. Любитель типов во вкусе Рембранта может встретить там любопытные экземпляры. Какие лица, какие лохмотья!

А. Уманьский.

Опубликовано 31 мая 1887 года.

Золотой город. Этнографический очерк. Часть 2.

Золотой город. Этнографический очерк. Часть 3.

2

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.