Русские поселения в якутской области. Часть 1.

Хороша картина Лены около Якутска в знойный летний день: угрюмая река мерно катит свои воды между каменистыми берегами, лучи летнего солнца золотят девственный, вечно зеленый лес, растущий на бесконечных цепях гор, тянувшихся по правому берегу реки, верстах в 30 от города блестит на солнце громадная голая скала «Кангаласский камень», на вершине которого, по словам предания, погребен Войнаровский, а за ним идут опять скалы и скалы, лес и лес. Длинная, могучая природа! Но и сюда забрался человек и построил себе жилище – город Якутск.

Якутск имеет оригинальный вид, благодаря большому количеству сохранившихся старинных домов с высокими остроконечными крышами, с маленькими окнами, высоко поднятыми над землей и по своей исключительно деревянной постройке. В городе всего один каменный дом, если не считать одноэтажного каменного здания старинной воеводской канцелярии, где теперь помещается казначейство. За редкими исключениями, все дома построены в один этаж, но на чрезвычайно высоких деревянных же фундаментах, в которых находятся нежилые подвалы. Летом, в жары, доходящие до 25-28° R, на улицах не видно почти никого и в воздухе висит ужасное зловоние, потому что дворы многих домов содержатся в крайней нечистоте и возле города навалены разные нечистоты. В домах летом никогда не открывают окон, и жители прячутся в более прохладных амбарах. Якутск, мертвый и летом и еще мертвее зимой, в сорокаградусные морозы.

Единственное оживленное время в Якутске – время ярмарки с 15-го июля до 1-го августа. Тогда пристани перевозов по обоим берегам реки полны народом, возами с маслом, стадами скота; по реке плывут лодки полные пассажирами и неуклюжие каюки, переполненные скотом. В протоке, у самого города, выстраивается ряд павозков иркутских купцов, которые тут же и торгуют. В средине города, во всех лавках гостиного двора также идет оживленная торговля. В каждую ярмарку делается более чем на миллион рублей торговых оборотов. На нее идут с пушным товаром за тысячи верст колымские купцы; подымаются вверх по реке Лене с мамонтовой костью, шкурами песцов и соленой рыбой торговцы Верхоянска и Булуна; из Булуна до Якутска они плывут около трех месяцев; плывут из Вилюйска и едет из Охотска;; съезжаются якуты со всех улусов Якутского округа. Якутск – единственный торговый центр этой обширной страны. В городе нет гостиниц, и все торговые сделки заключаются на дому, на деньги, по большей же части, якутская торговля состоит в обмене пушнины и на товары, особенно требующиеся у инородцев. В этих товарах преобладает синяя даба, китайка, кирпичный чай и листовой, черкасский табак. Люди состоятельные из якутов, а также писаря и священники из улусов стараются закупить на ярмарке необходимое им на целый год, ибо только в это время цены на товары бывают несколько сносные; закупают также и излишек для обмена с инородцами, среди которых живут. На ярмарке покупают 1 конец синей дабы за 2 руб. 75 коп., много за 3 руб., а продают ее якуту за 10 безменов (безмен = 2,5 фунтам) масла, что, при стоимости масла от 10 до 12 руб. пуд, составляет от 6 до 7 руб. 50 коп. за конец дабы. Также кирпич чая стоящий 90 коп., много 1 руб., продается за 7,5 иногда 10 фун. Масла, а 1 фун. Черкасского табака, купленный на ярмарке за 30-35 коп., продается за 2 или 3 безмена масла и чем дальше от времени ярмарки, тем цены становятся выше. Точно также все дорожает и в самом Якутске, так что к весне простое мыло продается в лавках от 50 до 70 коп. за фунт, но необходимость заставляет давать и такую цену.

Мелкие торговцы. Живущие по якутским улусам, которые не имеют возможности сами кредитоваться у иркутских купцов, кредитуются у якутских, которые назначают им за товары чрезвычайные цены. Например, за куль черкасского табака (около 5 пудов весом) рублей 90, за ситцы, продающиеся на ярмарке по 14-15 коп. – назначают – 25 коп., за миткаль, продающийся по 10-12 коп., — 20 коп. Конечно, торговцы, получившее товар за такую цену, стараются удвоить ее в якутских улусах. Дальние торговцы, так называемые, жиганские купцы, которые живут на Булун и в Устьянске, а также торговцы из Охотска, которые исключительно торгуют с тунгусами, вывозят из Якутска не столько товара, сколько спирта, ибо без водки они не находят возможным совершать торговые сделки с инородцем. Но тунгусы значительно обеднели против прежнего времени, а добыча ими пушных зверей упадает год от года, и потому капиталы жиганских купцов увеличиваются более от счастливых находок мамонтовой кости на островах Ледовитого океана, куда они, по последней зимней дороге через лед, посылают партии рабочих, которые там в продолжении всего лета разыскивают кость. В прошедшем столетии жиганские купцы были богатые люди и торговали бойчее других купцов Якутской области, но Жиганск теперь мертвый город. В прошлом столетии и в начале настоящего в городе Охотске были устроены каторжные, солеваренные и портовые работы. В 1804 году партия каторжников в 25 человек, под предводительством какого-то грузинского князя, конечно, тоже каторжного, бежала из Охотска и по реке Алдану, которая пересекает путь из Охотска в Якутск, выплыла в Лену. Приставши к Жиганску, в котором тогда было особое комиссарство, каторжники, — как говорит предание, — назвались купцами, заманили к себе на лодку комиссара и казаков, перевязали их и вошли в городок. Начальник шайки запретил насилие и грубые поступки и сам был с жителями очень мягок в обращении, что, однако, не помешало разбойникам нагрузиться всякой добычей. Шайка поплыла вниз по Лене. Погоня застала каторжников уже у устьев Лены и, после отчаянного сопротивления, перебила всех до единого. В конце 20-х годов Жиганск посетило моровое поветрие, целые семьи вымирали сплошь, в иных оставались одни малолетние дети, а немного уцелевших взрослых бежало в ужасе в город Якутск. Оттуда же явились родственники и знакомые хоронить погибших и приютили осиротевших детей. С тех пор опустел Жиганск и, не смотря на богатейшие при Лене рыбные ловли в этом месте, никто из русских не селится тут. Торговля Жиганска и управление этим улусом теперь перешли в местечко Булун, на правом берегу Лены в 500 верстах от ее впадения в море. В Жиганске осталась только церковь, где живут священник с дьячком, да догнивают старые разрушенные дома, зарастая кругом гигантским ленским шиповником.

Непрочна жизнь и других якутских городков. Некогда существовал на Индигирке Зашиверск, и теперь еще показываемый напрасно на географических картах. Он существовал только до тех пор, пока там сосредотачивалась управление теперешним Верхоянским округом и пока якутская администрация доставляла туда казакам казенный паек, а как этот паек было удобно доставлять туда, лучше всего показывает следующий случай. В царствование Екатерины II в Зашиверск был сослан некий тайный советник Фик за какую-то придворную повинность. С Фиком были присланы два солдата, которые, как его сторожа, должны были неотлучно находится при нем. Раз, за поздним разлитием рек, доставка пайка запоздала на очень долгое время. Несчастные – уздник и стража, не смевшие отлучиться для какого-нибудь промысла, доедали последние крохи. Солдаты, храня Фика, как казенную собственность, кормили его в ущерб себе и, наконец, умерли с голода, не дождавшись пайка. Фик каким-то чудом остался жив. – Среднеколымск, самый большой из северных якутских городов, еще недавно, в июне 1883 года, благодаря затору, чуть не был буквально стерт с лица земли при вскрытии реки Колымы. Из 45 домов, составляющих город, 25 были стерты и унесены льдом.

Город Вилюйск расположен на самом берегу Вилюя одной улицей и порядок домов, стоящих к берегу, уде давно лишился части своих домов и надворных строений, — их с кровлями занесло песком. Идя по песчаному берегу, вы наталкиваетесь то на трубу юрты, то на верхний венец амбара. В стране кочевьев и города кочуют. Жиганск перекочевал в Булун. Зашиверск – в Верхоянск и Вилюйск давно сбирается перекочевать в Нюрбинское селение, верст за 200 от него выше по течению Вилюя; только хорошие рыбные ловли около города, единственное средство пропитания вилюйских казаков, еще останавливают эту перекочевку. Города Гижигинск и Охотск, хотя и отдаленные к Приморской области, собственно якутские города, какими они были и прежде. Почта в них идет через Якутск, товары идут из Якутска, в них служат якутские казаки и сами чиновники могут назначаться туда якутской администрацией. Охотск с упразднением в нем порта потерял всякое значение, и его торговля с инородцами перешла на реку Нелькан, где пароходовладелец Филеппеус учредил свою торговую факторию. Этот же Филеппиус доставляет раз в год летом в Охотск и Гижигинск соль и хлеб для казаков и инородцев, но в конец обнищавшие коряки, когда-то столь воинственное племя, населяющее гижигинский округ, вымирают голода. В конце 70-х годов их постиг падеж оленей и неулов рыбы, человек до 300 их тогда умерло с голода. Доведенные голодом до крайности они покусились на оленьи стада своих соседей чукчей. Чукчи пошли на них войной и чуть не добили голодное племя; хорошо, что вовремя узнал об этом чукотском походе гижигинский исправник, выехал к чукчам навстречу, умилостивил их и уговорил возвратиться.

Опубликовано 24 апреля 1886 года.

Русские поселения в якутской области. Часть 2.

Русские поселения в якутской области. Часть 3.

11

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.