Енисейская тайга и ее россыпи. Часть 1.

Местность, где добывается золото из енисейских россыпей, лежит между двумя притоками Енисея – Ангарой и Подкаменной Тунгуской, в первобытной лесной пустыне. В этом случае прииски являются как бы аванпостами оседлой жизни, аванпостами, далеко выдвинувшимися вперед, потому что тайга до них по прежнему пустынна и пересекается только немногочисленными таежными дорогами. В административном отношении «тайга», как именуют прииски от места нахождения, разделяется на две части: северную систему и южную систему, из которых каждая имеет свое отдельное управление. Первая лежит от города на север, в расстоянии 200 с лишним верст, приблизительно между 59° 15' и 62 ° северной широты и 85° 15 ' и 94° восточной долготы, считая от парижского меридиана. Занимает она пространство с юго-запада на северо-восток, от устья Большого Пита до р. Иочимо, впадающей в Тею, приблизительно верст на 250 протяжения, а с юго-востока на северо-запад, от устья Чиримбы, впадающей в Пит, до устья того же Иочимо, верст на 200. Вторая, южная система, лежит на юго-восток от города, в расстоянии около 150 верст, между 58° 15' и 60° 20' северной широты и между 110° и 111° восточной долготы. Пространство ее можно определить, считая от зимовья Татарки на Климовской дороге до впадения в Пит речки Горбилок, верст на 180, а от зимовья Рыбного брода на Мотыгинской дороге до устья того же Горбилка, на 170 верст. Вся эта местность покрыта небольшими горными хребтами, дающими начало множеству рек и речек, стекающих в северной системе в Енисей и Подкаменную Тунгуску, а в южной – в Ангару и отчасти тоже в Енисей, по реке Питу; Пит служит границей между обеими системами.

Прииски лежат в долинах рек и речек, у их истоков из гор. Длина долин различна, бывает от 5 верст до 100, а ширина от 4 только сажень до 300. Впрочем, длина долин весьма обманчива, так как местами, с боков, подходят горки и хребты, перерывающие их протяжение и суживающие их. Речки имеют характер горных потоков, с чрезвычайно крутым падением, примерно от 0,5 до 6 вершков за сажень. Весной и при сильных дождях. Они скоро прибывают, переполняя русло, и причиняют иногда значительный вред работам. Самую важную роль в добыче золота играли в северной системе долины речек Севагликона, Огне, Калами и Енашимо, принадлежащих к системе Актолик и Вангаш, принадлежащие к бассейну Пита, впадающего в Енисей. В южной системе замечателен по богатству бассейн реки Удерея, впадающего в приток Ангары – Каменку (особенным богатством отличалась здесь долина речки Мамона, а долина р. Шеукона замечательна как средоточие административного управления) и бассейны рек Большой Мурожной и Пита. Долины рек замыкаются горными хребтами, состоящими из серого и белого известняка, песчаника и гранита (преимущественно в северной системе), кварцевого камня и сланцев – слюдистого и глинистого. Горные хребты не высоки: в северной системе, где они несколько выше, горы достигают, по приблизительному вычислению, 2300 парижских футов над уровнем Енисея, в а южной системе только 1800 (Размеры эти весьма приблизительны, особенно для южной системы, где совершенно не производилось сколько либо точных измерений). В северной системе, на одной из гор по р. Понимбе, снег часто лежит до конца июня месяца, а в ущельях и рытвинах даже целое лето. Горы и долины покрыты густым, но большей частью не высоким лесом, в настоящее время значительно уничтоженным в местах промыслов. Хвойный лес состоит из елей, сосны, пихты, сибирского кедра, лиственницы, а чернолесье – из березы, осины, ольхи, рябины, а в местах сырых по берегам речек, растет много тальника, ивы и черемухи. В северной системе встречается в большом изобилии низкорослая береза (betula nana) и олений мох (ягель), которых мало в южной.

Для любителя красивых видов тайги, а особенно в северной системе, представляется много привлекательного. Горы отливают различными оттенками зеленого цвета, от мрачной хвои до веселой березы. Кое-где, среди зелени, выделяются белые как снег известковые скалы, кое-где скалы отливают металлическим блеском, а красный песчаник рисуется резко на темной зелени. Нередко при поворотах дороги, сразу открывается с горы далекий вид на долины, где речка вьется в тысячи изгибах, виднеются среди зелени приисковые станы, отвалы, и точно муравьи копошатся люди; чуть-чуть достигает до вершины горы отдаленный грохот машин. При этих видах особенно замечательны сильные контрасты светотени на горных склонах. Нередко также, рядом с грациозными, поражающими воображение картинами, встречаются долины, дышащие мирным спокойствием сельской природы жилых мест. Пленные красотой и разнообразием таежных видов, многие сравнивают их с видами швейцарскими. «Виденная мной долина Лючино близ Интерлакена и некоторые другие местности Швейцарии – говорит золотопромышленник Латкин в своей книге: «Очерк золотых промыслов», — не более красивы, чем некоторые наши долины и ущелья». Любитель спорта найдет в тайге богатое поле деятельности в охоте, так как местность изобилует дичью (дикими утками. Гусями, тетеревами, глухарями), а в лесах бродит мощный царь тайги – медведь. Богата тайга и цветами (сарана, желтая лилия, анемон, пионы), ягодами и грибами. Все это, вместе с чистым, прелестным воздухом, при сравнительном отсутствии мошек и комаров, делает приятным пребывание в тайге летом. Прииски в летнее время оживают, так как сюда приезжают гостить на лето целые семьи. За то зимой они неприветливы и печальны. Белыми массами высятся горы, долины завалены снегом, средняя толщина которого достигает двух аршин, а местами, в лесу, и трех. Работы зимой сильно сокращаются, и всякий, кто может, бежит из тайги в Енисейск, оживающий к этому времени.

Климат таежный суров, а особенно в северной системе, где снег, случается, выпадает в конце августа. Зимой бывают частые морозы, от 30 до 40 градусов, а весна наступает поздно, иногда снег еще выпадает в конце мая и начале июне. Количество выпадающей в тайге влаги весьма значительно, а погода прихотлива – своенравна. Среди июня после жарких дней. Случались по ночам холода, которые достигали до — 10° Р. и губили молодые деревья. При всем этом климат нельзя назвать нездоровым, и всякий, кто был в тайге, чувствовал на себе его благодетельное влияние. Смертность среди рабочих обыкновенно не значительна, самое большое от 1-го до 2-х процентов, — процент не большой, особенно если принять во внимание дурные условия жизни рабочих. Болезни случаются довольно часто, преимущественно среди рабочих, но не смертельные, и зависят не столько от климата, сколько от дурных условий труда и жизни. А эти условие настолько дурны, что лишь влиянию здорового климата можно приписать сравнительно слабое проявление их в статистике болезней и смертности. Наиболее часто встречаются болезни цинготные, ревматические, желудочные, как следствие сырости работы и дурных условий жизни. Эпидемии почти совершенно не посещают приисков. Против цинги тайга заключает в себе могущественное лекарство, в виде дикого чеснока, черемши, чудесное влияние которой мне приходилось самому наблюдать. Люди, пораженные цингой, которые едва уже в состоянии были передвигаться с места на место, с появлением черемши совершенно выздоравливали в каких либо две недели. Для цинготных больных устанавливают в местности, изобилующей черемшой, избушку, где они живут до выздоровления, получая с приисков провизию. Они едят черемшу сырой, едят в шах, натираются ей с головы до пят.

Дороги соединяющие прииски с жилыми местами, в высшей степени неудобны, так что провизия на прииски может доставляться только зимой. В северную систему было проложено в разное время шесть дорог: из них смой удобной считается ново-Нифатьевская, ведущая от деревни Нифатьевой, которая находится почти насупротив города Енисейска, на правом берегу реки. По этой дороге поздним летом, в сухое время, можно ездить даже в экипажах, а весной и осенью верхом. Главное неудобство таежных дорог в том, что в низких местах их заливает водой вследствие болотистости окружающей местности, почему рядом со старой проезжей дорогой иногда прокладываю наскоро другую, для объезда залитых мест, вырубая полосой лес. В южную тайгу ведет довольно сносная дорога от деревни Мотигиной на р. Ангаре, которая отстоит от первого прииска, по р. Талой, верстах в 60-ти. Но эта дорога слишком далека от города, а другая, ближайшая от деревни Климовки, помещающейся насупротив села Усть-Тунгусски, на правом берегу Енисея, совершенно не доступна в летнее время для экипажной езды. По ней ездят в экипажах только зимой, а летом проходят пешеходы, да редкий проезжий пробирается верхом. В настоящее время, с обеднением золотопромышленности, трудно даже надеяться на приведение дорог в лучшее состояние, когда и прежний, богатый период оставил из пустынными, по легкомыслию и нерасчетливости. С южной частью промыслов Енисейского округа северная система сообщается двумя дорогами, по которым можно ездить только верхом. Одна из этих дорог, через речку Понимбу, скорее тропа, чем дорога, но за то она значительно короче другой.

Местность на протяжении дорог совершенно не заселена, покрыта густым лесом, а местами торчат на значительных пространствах обгорелые пни – остатки лесных пожаров. В расстоянии тридцати с лишним верст одно от другого расположены вдоль дороги зимовья, где перепрягают лошадей. В северной системе они состоят в пользовании всех золотопромышленников сообща, которые и сдают их в аренду, а в южной в частном пользовании только нескольких, заявивших на свое имя землю в качестве приисковой. По Ново-Нифатьевской дороге находится семь зимовьев, а по Климовской, в южную систему, только три, не считая полустанков, — «половинок». В некоторых пунктах дорог устроены казачьи кордоны, чтобы не допускать в тайгу провоза спирта и водки. Они должны останавливать и конфисковать спирт, везомый в тайгу, без особого разрешения начальника губернии, так как торговля спиртом в тайге строго воспрещена. Воспрещение, конечно, не уничтожает de facto торговли, но только сильно поднимет цену продукта. По самой дороге есть пустопорожние места, заявленные в качестве приисков, хозяева которых занимаются исключительно продажей спирта. Продажа спирта составляет также главный доход зимовщиков. Кроме спирта, в зимовьях продают разные припасы для проезжающих и прохожих: цены на эти припасы, как и вообще приисковые, утверждаются горным исправником.

А. Уманский

Опубликовано 14 ноября 1886 года.

Енисейская тайга и ее россыпи. Часть 2.

Енисейская тайга и ее россыпи. Часть 3

5

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.