О Тазовском приходе. Часть 3.

Список священнослужителей.

Кто был первый священник Тазовской Николаевской церкви с открытия прихода в 1719 г., положительных данных нет; спустя 18 лет, т.е. в 1737 г. встречается в официальных бумагах священник Василий Никифоров Попов; не будет ущерба для истины, если мы станем считать его и первым священником. Итак с 1719 по 1741 г. в течении 22 л. Священник Василий Никифоров Попов.

С 1742 по 1750 священник Василий Яковлев Попов. Деятельность обоих состояла в обращении остяков караконских и тымских.

С 1750 про 1760 г. вторично священник Василий Никифоров Попов. В этот период времени просвещены св. крещением язычествующие инородцы юрацкого племени.

С 1760 по 1777 г. священник Никифор Васильевич Попов. О веропроповеднической деятельности его неизвестно, вероятно, она ограничивалась утверждением новокрещенных прихожан в истинах христианской веры и жизни.

При всех трех священниках не встречается ни дьячка, ни пономаря, но нельзя думать, чтобы ни одного из них не было при каждом. Обычаем того времени дозволялось священникам иметь в клире и своих детей, хотя и не взрослых, от 10 до 12 лет, но достаточно обученных чтению, пению и письму, которые, по достижении более зрелого возраста могли быть определяемы действительными пономарями и дьячками, считая до сего времени только временными. Основываясь на сем, допускаем, что священник Никифор Попов до священства проходил низшие должности – при священнике Василии Никифрове, которого он, вероятно, и сын, и священнике Василии Яковлеве Поповых.

С 1778 по 1781 г. священник Иоанн Кайдалов. Пономарем был при нем был Семен Кандаков.

С 1782 по 1783 г. священник Михаил Дергунов. Пономарь тот же.

С 1784 по 1790 г. священник Петр Анциферов. При нем дьячком был Матфей Яковлев Кайдалов, а пономарем Семен Кандаков.

С 1790 по 1802 г. неизвестно кто был священником.

С 1802 по 1805 г. священник Иаков Семен Кандаков. При нем были на дьяческой вакансии диакон Матфей Яков. Кайдалов, пономарь тот же.

С 1806 по 1817 г. священник Петр Анциферов (вторично). Дьячок сын его Иакинф, пономарь Иван Семенов Кайдалов.

С 1817 по 1853 г. священник Александр Владимиров Верещагин, рукоп. 14 окт. 1818 г. Им просвещено св. крещением язычествующих инородцев юрацкого племени 6 м.п., 14 ж.п., об п. 20. При нем дьячком был Иван Яковлев Кондаков, определ. 14 окт. 1817 г., пономарем Константин Иванов Верещагин с 1820 по 1835 г.

С 1854 по 1863 г. священник Иоанн Александровский, рукопол. Из диаконов Градо-Томской Богородище-Знаменской церкви. Им просвещено св. крещением язычников 25 м.п., 31 ж.п., об.п. 56 душ. Дьячком при нем был тот же Кондаков, который в 1862 году уволен за старостью и дряхлостью в заштат, с выдачей ему пособия из сумм епархиального попечительства по 30 р.с. в год. Должность свою проходил в течении 44 лет. Пономарем был с 1857 по 1858 г. вкл. Петр Тарасов.

С 1863 по 1867 г. священник Матфей Семенов Попов; в последнем году августа 25-го уволен за болезнью. Дьячком при нем определен был Иван Баранов.

1868-1869 гг. заведовал миссионер свящ. Иоанн Кожевников.

1870-1872 гг.заведовал благочинный священник Капитон Доможилов.

1873-1874 гг. священник Михаил Андреев Гобов, в последнем году переведен к Инбатской Успенской церкви.

1875-1879 гг. священник Михаил Иванов Суслов. При всех упомянутых ныне священниках дьячком был тот же Баранов.

О числе прихожан.

О численности прихожан, с начала возникновения прихода, в 1719 году и до конца 18 столетия, т.е. в течении 80 лет, за исключением малого количества юраков, при церкви не имеется сведений. Архивные дела за это время были употреблены кем-то из причта на топку печи в своем доме, в 1864-1866 гг., хотя лес находился вблизи домов причта. От этого истребления сохранились документы, хотя и не все, только настоящего 19 столетия.

По исповедным записям за 1800 г. значится в приходе сей церкви более 100 душ обоего пола. Остяков тымских 32 чума с 226 м.п., 233 ж.п., кароконских 22 чума с 186 м.п., 145 ж.п.; всего остяков 412 м.п., 378 ж.п.; юраков 17 чумов с 111 м.п., 105 ж.п. об. пол. 216 душ, а тех и других 1006 душ. Численность эта в последующие годы постоянно уменьшалась, и в настоящее время не превышает 600 душ обоего пола.

Были две причины уменьшения прихода: а) отчисление некоторой части прихожан в другие прихода и б) значительная смертность между ними.

Отчисление прихожан последовало по причине отдаленности кочевьев их от Тазовской Николаевской церкви. В самом дальнем расстоянии находились прихожане-остяки кочевавшие в верховьях Таза, а также по рр. Вахе, Каральке и Кульону, которые поэтому редко посещали Никольскую церковь, а некоторые, может быть, и совсем не бывали в ней; в свою очередь и местный священник по той же причине мог их навещать только изредка. Оставаясь без назчения и таинств, они легко могли «обезбожничать». Такое положение остяков близко принял к своему сердцу ближайший к кочевьям из священник Ларьятской Знаменской церкви, который и заботился об утверждении их в вере; со временем остяки сами стали «по части обращаться к нему» за удовлетворением духовных нужд. В виду сего, Ларьятский священник обратился с просьбой к епархиальному начальству о перечислении остяков в количестве 20 чумов, к Ларьятской Знаменской церкви. Не вдруг последовало перечисление. Местный священник, без сомнения, не желал отпустить от себя прихожан, в виду предстоящей постройки церкви, за ветхостью прежней, новой, которая возлагалась на самих прихожан, и отчисление было чувствительно для остальных; с другой стороны, епархиальное начальство не имело верных сведений о расстояниях кочевых остяков от той или другой церкви, что составляло вопрос первой важности. Собрав сведения о путях сообщения прихожан Тазовской Николаевской церкви с гор. Сургутом и ларьятской волостью, по каким именно речкам и сколько хода бывает, епархиальное начальство в 1794 году решило: «живущих по р.Ваху остяков, состоящий в приходе Тазовской Николаевской церкви, за отдаленностью их от оной, из прихода отчислить, а по близости и способности таковых по их просьбам, причислить к приходу Ларьятской Знаменской церкви». В исповедальных росписях Тазовской Николаевской церкви за 1803 год отмечены выбывшими в приход Ларьятской Знаменской церкви 22 чума остяков, с обитателями их 44 м.п., 40 ж.п. об.п. 84 души. В 1810 г. отчисленные остяки снова пишутся в приходе Тазовской Николаевской церкви; к возврату они убеждены, вероятно, своими собратиями, для вспомоществования им в постройке новой церкви. В 1820 г. тобольская духовная консистория приказала объявить остякам, чтобы они навсегда оставались при Тазовской Николаевской церкви, по причинам прописанным господ. томским гражданским губернатором. Но в 1823 году снова последовало отчисление остяков от Тазовской церкви «живущие по рр. Каральке и Кульону оставлены при Ларьятской Знаменской церкви, а на устье р. Вахи приписаны к Ваховской Богоявленской церкви».Однако по росписям, в последующие годы, видно, что отчисленные кочующие остяки близ Ларьятской Знаменской церкви пишутся по прежнему в приходе Тазовской Николаевской церкви, хотя неудобство сего причисления признано вскоре по принятии ими св. крещения самим епархиальным начальством и чувствовалось самими остяками, которые наконец снова не преминули просить епархиальное начальство о всегдашнем причислении к приходу Ларьятской Знаменской церкви, каковая просьба и была удовлетворена в 1859 г.

Вторая причина умаления числа прихожан – значительная смертность между ними, которая происходила от оспы, горячки, кори, язвы и других болезней, а также от непредвиденных обстоятельств: грома, холода и пр. Для наглядности представим краткую выписку из метрических книг сей церкви с 1800 по 1866 г. о видах смерти с указанием годов, когда какая болезнь сильная была.

От старости – 165 ч.

От младенч. – 119 ч.

От оспы (1808 г.) – 33 ч.

От оспы (1829 г.) – 169 ч.

От оспы (1850 г.) – 110 ч.

От горячки (1817 г. ) -24 ч.

От горячки (1832 г. ) -17 ч.

От горячки (1839 г. ) -10 ч.

От горячки (1842 г. ) -20 ч.

От горячки (1847 г. ) -29 ч.

От кори (1807 г.) – 15 ч.

От кори (1852 г.) – 22 ч.

От язвы (1849 г.) – 16 ч.

От водянки – 16 ч.

От чахотки – 68 ч.

От сифилиса – 16 ч.

Убито деревом – 1ч.

Убито громом – 4 ч.

Убито людьми – 1 ч.

Внезапно умер – 23 ч.

Утонуло – 18 ч.

Сгорело – 3 ч.

Заблудилось – 8 ч.

Замерзло (1815 г.) – 3 ч.

Замерзло (1817 г.) – 6 ч.

Замерзло (1818 г.) – 4 ч.

От голода (1815 г.) – 30 ч.

От голода (1817 г.) – 19 ч.

От голода (1846 г.) – 11 ч.

От голода (1855 г.) – 4 ч.

От голода (1863 г.) – 6 ч.

Съедено людьми – 14 ч.

1816 г. остяк Иван Ачанкин съел подворника своего 48 лет, сына 1 г., двух дочерей 11 и 6 лет. Дети съели: свою мать 46 лет, двух братьев своих 11 и 6 лет.

1834 г. остяк Парамон Чеченов съел подворницу свою 33 г., детей своих 12, 11 и 7 лет.

1835 г. остячка Феврония Коткина: съела остяка Ивана Чегистова 52 г. и двух сыновей своих 11 и 2 г. Наконец и сама умерла.

Непосредственно вслед за этим записаны без вести потерявшимися: брат Чегистова и подворница его с 3-мя детьми; должно быть съедены кем либо.

О путях сообщения.

Езда на р. Таз возможна летом и зимой. Летний путь сопряжен с большими затруднения: пролегает большей частью через топкие болота, озера и волоки. Малая только часть его имеет некоторое удобство – это р. Турухан с его притоком Баихтой, на протяжении 250 верст (до стана Янова), и при том с небольшим грузом, примерно пудов 50. Плыть по той и другой рр. Надобно большей частью в гребях – против течения – бичевного пути мало, разве попутный ветер ускорит ход лодки (парусом); вследствие этого летом мало ездят, а избирается для сего преимущественно зима, время хотя холодное, но удобное для провоза туда значительной тяжести (на оленях).

1879 год, августа 2 д.

Священник Павел Герасимов.

Опубликовано 2 февраля 1880 года.

О Тазовском приходе. Часть 1.

О Тазовском приходе. Часть 2.

14

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.