Заметки о вилюйском округе. Часть 1.

Если бы какой-нибудь европейский путешественник приехал взглянуть на г.Вилюйск, то, наверно среди самого города спросил бы: «где город?». Построенный на правом берегу широкой и быстрой реки Вилюя, впадающей в Лену с левой стороны, на довольно возвышенном и крутом берегу, на песчаной почве, Вилюйск состоит из небольшой группы домов, не более сорока, из которых около трети – юрты якутской постройки, а остальные, небольшие, крестьянской постройки, домики; только три из них выдаются своими размерами и походят на обыкновенные мещанские дома в уездных городах. Улиц в городе две, — большая и маленькая; обе идут вдоль города в параллельном направлении; торговой площади нет; на единственной в городе площадке построена деревянная в два этажа церковь, при которой, тут же, внутри города, кладбище, а за городом и другое; на первом покоятся патриции города, а второе служит для успокоения плебеев. Лавок, устроенных с наружным входом с улицы – три, но они имеют вид скорее деревенского кабака в бедной деревне. Местные торговцы предпочитают отпускать товары прямо из амбаров. Жителей в городе до 350 человек обоего пола и всех сословий. По мелководью реки Вилюя, а главное, по отсутствию вывозной торговли, ни в городе, ни на реке нет никакого движения. Только раз в год быстрый Вилюй приносит на себе до 3 и 4 сплавных судов, прибывающих из Якутска с казенным и коммерческим грузом. Суда эти не большие и мелкосидящие носят название павозков. Из Якутска павозки спускаются вниз по Лене до устья Вилюя, а по Вилюю подымаются вверх, против течения – бичевой, на лямках. Работа эта по отсутствию хороших бичевников, крайне изнурительна, в особенности в большую воду, когда и плохие бичевники покрываются водой. Тогда павозки следуют в Вилюйск на завозах, что еще более увеличивает изнурительность работы. Эта египетская работа на протяжении слишком 500 вер. исполняется якутами и за ничтожное вознаграждение, не превышающее 20 руб. на человека, и обогащает лишь кулаков-подрядчиков.

Устранить такую каторжную работу, как тяга павозков против течения быстрого Вилюя, вполне возможно устройством пароходов, сидящих над водой не глубже одного аршина; но убедить к этому вилюйских торговцев не представляется ни малейшей возможности, вследствие их непомерной тупости и отвращения ко всяким нововведениям, хотя между ними есть люди богатые, торгующие на десятки тысяч. Эти лица вывозят из Вилюйска в Якутск на ярмарку пушнины на 100, 000 руб. и на такую же сумму привозят в Вилюйск мануфактурный и колониальных товаров, следовательно, годовой торговый оборот их простирается на 200 т. р., а на перевозку товаров на эту сумму перевозочная плата вполне достаточна на покрытие издержек по содержанию одного двадцатисильного парохода и на погашение его стоимости, тем более что к этому присоединится еще перевозка тяжестей и других торговцев, производящих торговлю в округе, которая также простирается в год тысяч на сто руб., в особенности сплав в Якутск соли, которой ныне доставляется до 3 т. пудов. С устройством пароходного сообщения вывоз соли по меньшей мере утроится, тем более, что соль эта не выварная, а самосадочная и добыча ее не зависит от каких либо случайностей, встречающихся в солеваренных заводах. Ныне открыты громадные залежи каменной соли, которые, за неудобством сбыта ее, остаются не разобранными. Наконец, в вилюйском округе в последнее время открыты две золотоносные площади, — все это может поддержать пароходное сообщение; но такие соображения не вмещаются в головы вилюйских негоциантов (ныне, а именно 15 мая, пришел в Вилюйск первый пароход инородца олекминского округа Идильгина под названием «Пионер» и ушел далее вверх по р. Вилюю).

Окрестности города не дурны, но любоваться ими можно только с конца мая до средины июня; в остальное время ими овладевают комары и мошки до такой степени, что за черту города не возможно и показаться.

Пути сообщения по округу и с городами Якутском, Олекминском и селением Витимом летом исключительно вьючные и только зимой существует санный путь и при том по совершенно ровной местности; через большие реки – Вилюй и Марху летом переправляются на лодках пассажиры и вьюки, а лошади вплавь, а через малые переезжают в брод. Между населенными местностями существуют лишь тропинки для прохода одной лошади с вьюком; они пролегают в большинстве случаев по лесистой местности и по лугам; на них весьма часто встречаются болота, по которым перебираются с большим трудом.

Товары привозятся в г. Вилюйск и вилюйский округ из Якутска; из мануфактурных и колониальных произведений преимущественно идут сюда: сукна низкого сорта, ситцы, дабы, бязь и другие дешевые и простые хлопчатобумажные изделия, и из металлических изделий: самовары, чайники, подсвечники, чугуны, сковороды, котлы, замки, кремневые винтовки и мелкие плотничные инструменты; из колониальных товаров: сахар, чай, преимущественно кирпичный, и табак листовой и картузный. Все остальное привозится только по заказу кого либо и в том количестве, какое заказано. Способ торговли преобладает меновой и ведется крайне странно. Инородцы торгуются обыкновенно на деньги, но так как таковые не всегда имеются в наличности, то товар отпускается в кредит на известный срок и, конечно – за двойную цену. Наступает срок платежа, у инородца денег опять нет, но он несет в город продать добытую им пушнину или приводит сой домашний рогатый или конный скот и, конечно, прежде всего предлагает принесенное или приведенное свое имущество купить тому, у кого он брал товар. Кредитор предлагаемое купить не отказывается, но дает почти половинную цену его стоимости. Инородец предлагает свой товар другому, третьему и т.д., но торгующие состоят в стачке между собой, и несчастный инородец ходит, ходит от одного торгующего к другому и кончает тем, что отдает товар кредитору за ту цену, которую тот назначил сам, чем и уплачивает сой долг, и снова забирается вперед. Это и есть якутская покрута. У здешних торговцев весь вилюйский округ поделен между собой на участки и не было случаев, чтобы один у другого переманивал покупателей.

Однако и простодушные якуты и тунгусы смекнули, наконец, купеческую тактику и изобрели особый способ протеста. Они покупают у своих покрученников по прежнему и честно уплачивают долг предметами своего хозяйства и охоты, но стараются с каждым разом увеличивать кредит, — и когда признают, что полученным в кредит товаром покроют все переплаченное, то прекращают с ними всякое сношение и берут товар у других торгующих в другой даже местности, а долг за ними так и пропадает, потому что он бездокументальный, а если и существует документ, то должник-инородец припрячет у благоприятеля излишек скота, свыше 28 голов, полагаемых законом свободным от описи и тем избавляется от платежа. Когда кредитор потребует отдачи должника в работу, то должник всегда оказывается или неспособным к труду или отдается за самую дешевую плату, не свыше 10 руб. в год, которую и вносит сам же только от имени другого лица. Конечно, к этому присоединяются гостинцы улусному писарю и родоначальникам, и гостинцы эти стоят иногда не только уплаты целого дога, но и с переплатой. Всего удивительнее, что сколько не пропадает у торгующих за инородцами долгов, но иски возбуждаются крайне редко. Надо полагать, что это происходит оттого, что торгующий давно уже с лихвой возвратил сумму, которую не платит ему должник, а потому убытка не терпит. Так или иначе, а торгующие не беднеют, а, напротив, с каждым годом богатеют и богатеют, хотя и плачутся на свое бездолье.

Предметы вывоза из округа составляют: пушнина, рогатый и конный скот, скотское сало, коровье сало, соль и рыба. Все эти продукты за исключением пушнины и соли, доставляемых в Якутск, сбываются на прииски витимской и олекминской систем, посредством подрядов, заключаемых зажиточными и почетными родовичами. Доставка скота производится всегда живьем в весеннее время; с появлением подножного корма, подрядчики формируют гурты, которые и гоняются в назначенные пункты и к назначенному времени; прочие предметы: сало, коровье масло и рыба доставляются на прииски зимой. Количество всех вывозимых на прииски продуктов простирается приблизительно на 180 т. руб.; установленная плата за доставленные продукты подрядчиками – инородцами получается бездоимно в два срока; около одной третьей части получается ими, в виде задатков, вперед, а остальная в сентябре месяце, по окончательной доставке. Оба эти периода поучения инородцами денег знаменуются в г. Вилюйске усиленной торговлей в винных складах и раздробительных продажах.

В г. Вилюйске существует два винных склада, известных в Сибири виноторговцев, Домбровского и Голдобина; вина распродается из обоих складов в год приблизительно до 3 т. ведер, чего для численности в округе 33 т. населения мужского пола нельзя назвать большим потреблением. Вопреки существующим правилам акцизного устава и виноторговле, воспрещающих отпускать вино потребителям в долг, склады торгуют именно в кредит. Уплата за отпущенное вино в назначенные сроки получается и деньгами и пушниной и скотом, — чем попало.

Вилюйская виноторговля имеет еще одну особенность: управляющие складами вошли в 1881 год между собой в сделку такого рода: они внесли своим хозяевам за хранящееся в складах вино деньги, каждый за пропорцию годичной продажи вина, чем, так сказать, приобрели его в собственность и условились продавать его по известной цене (12 руб. ведро), с тем притом, что если бы который либо склад продал бы винга более обязательной годовой пропорции, в другой менее, то лучше торговавший склад обязан, продав условленное количества вина, приостановить у себя продажу до тех пор, пока из другого склада не было бы выпродано то же условленное количество, а затем торговля вновь пошла бы из обоих складов. Такая сделка долго хранилась от публики в секрете и никогда бы не выползла из своего тайника, если бы компаньоны не поссорились между собой из зависти, что один склад торгует лучше другого. Первым последствием ссоры явилось в складе Голдобина понижение цены на вино, а с нею вместе и понижение градусов. Склад Домбровского долго поддерживал прежнюю цену и крепость вина, так давно уже выпродал обязательную годовую пропорцию, но с привозом нового спирта, чтобы обеспечить за собой успех торговли и в будущем, он тоже спустил цену, а с ней вместе убавил и крепость вина. Ныне крепость вина в одном складе от 27 до 30%, а стоимость такого вина 8 и 10 руб. ведро и для премьеров – 35% и стоимость 12%, а в другом складе от 19 до 21% для инородцев и стоимость – 7 и 9 руб., а для премьеров 29% и цена такому вину – 10 руб.

Естественные произведения вилюйского округа составляют: самосадочная и каменная соль, железная руда (ныне обнаружено и золото), скот рогатый и конный и речная и озерная рыба. Соляные ключи, дающие самосадочную соль, сдаются в аренду за попудную плату в 12,5 коп. с пуда; каменная соль не разрабатывается. Конный скот хотя мелких, но выносливый: лошади могущие проходить в сутки 80 и более вер. – не редкость, а есть такие, что проходят от 120 до 150 верст в сутки и их не мало; цены на лошадей – не высоки: самую лучшую можно купить за 60 и самое большее за 80 руб. Рогатый скот также мелкий и маломолочный, что зависит от неуменья якутов ходить за скотом. Они заботятся только о количестве скота, а не о качестве, между тем, как при хорошем уходе у скопцов после годичного пребывания местные коровы, вместо 3-4 бутылок в сутки, дают по ведру.

Хлебопашеством и огородничеством занимаются только проживающие в городе и округе русские, а именно: казаки, инородные мещане, духовенство и нюрбинские крестьяне, и то в небольших размерах, единственно для собственного употребления, а из инородцев занимаются весьма не многие и в крайне ничтожном количестве. Только ссыльные скопцы засевают хлеб и овощи в относительно большом размере и с каждым годом увеличиваются запашки. Земли скопческие вообще представляют отрадное явление среди вилюйских пустырей. Из хлебов преобладает ячмень, так как он произрастает лучше других пород, затем ярица и яровая пшеница, а озимая рожь и овес только еще испытываются скопцами. В благоприятные годы урожай бывает сам – 20 и более, но пашня требует за собой умелого ухода; климатические условия для произрастания хлебов не всегда благоприятны; в особенности вредны для хлебных растений инеи, бывают в средине и во второй половине июля: в 2-3 дня они уничтожают надежды земледельца. Также много вредит хлебам время от времени кобылка, появляющаяся периодически в улусах сунтарском и мархинском и положительно опустошающая поля и луга; против нее не принимается никаких мер.

Фабрик и заводов здесь нет, хотя в сырых материалах: в кожах, скотском селе и железной руде недостатка нет; в особенности округ богат железной рудой, как то доказывает железне кустарное производство, которым занимаются в округе в улусах: Средне-Вилюйском, Верхнее-Вилюйском и Мархинском более 600 человек инородцев, добывая для своих подделок железо из руды, первобытным способом; всего добывается кустарями железа более 10,000 пудов из него изготовляются домашние орудия, преимущественно ножи, косы горбуши, топоры, заступы и другие мелкие домашние подделки; изделия кустарей вне округа, однако не расходятся далее здешнего округа.

Большим препятствием к устройству здесь железных, мыловаренных и кожевенных заводов может служить дороговизна хлеба для рабочих и отсутствие удобных путей сообщения, но препятствия эти опытный и со средствами предприниматель легко устранит приобретением речного буксирного парохода с баржами, так как место добывания руды находится в прибрежных пунктах. Такой пароход, вывозя в населенные местности изделия завода, на обратный путь может привозить хлеб; чо же касается задельной платы местным рабочим, то она весьма не высока.

Соль в вилюйском округе хотя находится в весьма большом количестве, но не приносит казне тех выгод, которые могла бы приносить при существовании удобных путей сообщения для вывоза ее в населенные местности. Соль двух родов – самосадочная соль состоит в аренде у частного лица и приносит еще какую-нибудь, хотя ничтожную, пользу казне, а каменная остается не только после разработки, но и без исследования. Если залежи каменной соли велики и достойны разработки, то, конечно, найдутся и предприниматели на таковую, а для сбыта ее путь почти готовый, только обследовать его тщательно; путь этот – река Кемпендейка, впадающая в Вилюй с правой стороны; за не обследованием Кемпендейки невозможно с точностью определить величины работ по устройству по ней судоходства до р. Вилюя, по выходе же судов в Вилюй всякое предприятие к вывозу соли на р. Лену, а оттуда вверх и вниз по ней отстраняется устройством буксирного парохода с баржами.

Опубликовано 2 июня 1885 года.

Заметки о вилюйском округе. Часть 2.

527

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.