Летопись Малокударинской Покровской церкви. Часть 2.

Относительно того, на чьи больше средства строилась церковь, не сохранилось записей и известий. Разумеется без посторонней помощи здесь не обошлось. Но как велики были жертвы собственно приходские и кто особенно замечателен по значительности пожертвоаний из посторонних не известно. Известно только, что Николай Матв. Игумнов пожертвовал три колокола в 3 пуд. 25 фут., в 1 пуд. 3 ф. и в 25 ф. Церковь деревянная, одноэтажная, однопрестольная, в длину на 9 саженях, в ширину на 3, 5 саж. Освящена во имя Покрова Пресвятой Богородицы. В начале церковь была очень не достаточна и утварью и ризницей. В последствии уже заведены: паникадило аплековое в 14 свеч, лампады и подсвечники, частью старые, пожертвованные из церквей, частью вновь выписанные. Но при всем том много еще не доставало. Теплота, напр., до 1869 года подавалась в чайной ложке.

В 1859 году Кяхтинским 1-й гильдии купцом Я. А. Немч. Пожертвован колокол в 13 пуд., самый большой в настоящее время по церковной колокольне; Кяхтинским же купцом И. И. Новиковым – священническое облачение из золотой парчи, бывшнее почти единственным в церковной ризнице до 1873 года. В настоящее время церковь имеет необходимую утварь и достаточная ризницей.

Построенная в то время, когда в приходе было только 67 домов, в настоящее время, когда приход увеличился почти в четверо (220 домов), церковь оказывается очень тесной. Предполагается, для увеличения поместительности, сделать боковые пристройки. Но так, как средствами собственно приходскими сделать этого не надежно, то Его Преосвященство, Преосвященнейший Мартининан Еп. Селенгинский, благоволил выдать книгу для сбора пожертвований вне пределов прихода как на сей предмет, так и на другие нужды по церкви. Остается молить Господа Бога и Пречистую Матери Его, да вложат мысль благую в сердца имеющим возможность уделить лепту некую на Богоугодное дело.

Говоря об истории церкви и развитии ее материального благосостояния, нельзя не упомянуть о служившем в ней причте.

Храм освящен 10 июля 1826 года священником Троицкосавского (в Кяхте) собора Николаем Тихомировым при сослужении орестных священников. Так как местного священника еще не было назначено, то приходом первое время предписано было заведовать священнику Куналейской, что на Хилке, Владимирской церкви Максиму Преловскому, который в Кударе и жил до приезда местного священника. Пожалуй, с первого раза, странным покажется, почему к новопостроенной церкви командируется для служения священник из Куналея, а не из Кудары Большой, в приходе которой прежде состояла Кудара Малая, и которая ближе по расстоянию и удобнее по сообщению; а тем более не из Урлака, отстоящего только в 25 верстах?

В Кударе большой в это время был один священник Иоанн Кузнецов, не всегда исправный и по своему приходу. В Уралаке и всегда один священник полагался, и приход огромный. В Куналее же в это время было, как и теперь, два священника, вот один из них и определяется на время сюда.

Первый местный священник Игнатий Правоверов, прибыл в Кудару в средине января м. 1827 года. О времени прибытия Правововерова на приход можно можно видеть из того, что первый ук. дух. правл. на имя его поступил в конце января сего года, а раньше указы писались на имя старосты церковного Тайшихина. Вскоре после прибытия в Кудару, именно 12 февраля того же года, Правоверов по каким-то причинам назначен на время к Шипицинской Архангельской церкви. Но не из чего не видно, чтобы он уезжал туда, напротив можно думать, что не отлучался из Кудары, так как в марте и апреле указы пишутся все-таки на его имя, а в мае он даже назначен заведовать Большекударинским приходом, на место вызванного в дух. правление за нетрезвую жизнь св. И. Кузнецова.

Первое время свящ. Жил без причта. Только через год в 1828 году, 22 марта переведен сюда дьячок от Балаганской Спасской церкви, Николай Преловский, по просьбе вдовы матери; а сентября 12 того же года назначен другой причетник, Евграф Косыгин, из послушников Посольского монастыря. Но бедность прихода заставила одного из дьячков, Преловского, перепроситься к Кяхтинской Воскресенской церкви, куда он и переведен 12 декабря 1829 г. Его место, 30 июля 1830 года занял исключенный из высш. отд. Иркутскуго дух. училища Иосиф Виноградов, с званием дьячка. В 1831 году, июля 5-го назначен сюда дьячок же лишенный священнослужения и рясы священник Селенгинской Покровской церкви Андрей Майдоров; а в декабре того же года назначен и 4 причетник, исключенный из дух. учил. Парфен Куклин. Вероятно не во всем весело жилось причту, так как по малочисленности и бедности прихожан доходы причта были довольно плоховаты, а 150 р. на ассигн. Много ли составляли для пяти человек? К тому же священник Правоверов с мая месяца 1831 года запрещен в священнослужении и лишен рясы за повенчание беглого брака раскольника Филиппа Агафонова, и находился под запрещением до марта 1832 года. И неудивительно, что о. Игнатий решился свенчать беглый раскольнический брак. Бедность приходских средств с одной стороны; семейство, нуждающееся в одежде и просящее есть, — с другой, — причины, сильные заставить человека решиться на это. – Июля 1832 года Иосиф Виноградов вызван в дух. правление и оставлен на служение в Кяхте у Воскресенской церкви (где служил до 1866 года, в сем году 6 августа уволен за штат и за 36 летнюю службу награжден рясой), а Николай Преловский переведен обратно в Кудару.

Трудно было свящ. Правоверову и дьячку Преловскому, обремененных семействами жить в Кударе, получая скудное содержание. И вот они воспользовались, то и дело повторяющимися в это время, вызовами на служение в Камчатку, и не находя другого исхода к лучшему, на одно из них от 22 июля 1833 года изъявили свое согласие и желание ехать в Камчатку. Желающим, вероятно, были рады. 10 февраля 1834 г. священнику Правоверову и дьячку Преловскому предписано явиться в Иркутск для получения прогонов и следования в Камчатку. Весной сего же года мы видим уже странниками между Якутском и Камчаткой.

После свящ. Правоверова приход оставался праздным до 4 сентября 1836 года, пока приехал свящ. Николай Рубцов. Заведывал приходом в это время Хилокской церкви свящ. Максим Преловский, заведовавший уже им по освящении храма.

Священник Николая Рубцов по прибытии в Кудару имущество церковное и архив принимал от пономаря Косягина. Из его рапорта об этом в дух. правл. видно, что архив найден в самом небрежном состоянии. Нет журналов входящих и исходящих бумаг, нет клировых ведомостей. И действительно до 1836 года в архиве нет множества бумаг. О. Игнатий видно не любил писать или хранить писанного. Недаром почти каждый месяц ему и из дух. правл. и от благочинного были делаемы выговоры и замечания, — о чем бумаги и составляют весь почти архив первых годов, за не предоставление срочных сведений, но это не помогало.

О. Николай Рубцов, как видно, был свящ. Аккуратный, по крайней мере, относительно ведения церковных документов. С его времени завелись клировые ведомости, и журналы входящих и исходящих бумаг и каждая бумажка на счету.

В 1836 году пономарь Евграф Косыгин переведен к Жиндинской Техсвятительской церкви за то, что без дозволения начальства продал свою часть церковного покоса, и притом единовременно двум лицам. На место его определен у Кудару пономарь Иннокентий Литвинцев. Евграф же Косыгин, указ. Конс. от 19 января 1833 года оставлен опять в Кударе. Иннокентий Литвинцев, а проезд через Кудару Преосвященного Иннокентия III-го, едвали не первого из архипастырей посетившего церкви по реке Чикою, взят в Иркутск и рукоположен 19 августа 1837 года во диакона к Кударинской Покровской церкви. Таким образом здесь скопилось: священник, диакон, и два дьячка. Эта многочисленность причта при бедности прихода, заставила и о. Николая, после двухлетней здесь службы, перевестись на праздное священническое место в Верх-Иркутской Введенской церкви, и на его место в Кудару рукоположен дьячок Иоанн Секистин, из Кяхты.

Священник Иоанн Секистин прослужил здесь двадцать лет и шесть месяцев. О его деятельности и заботе о благоукрашении церкви свидетельствует то, что в его настоятельство церковь перекрыта ибшита тесом, построена новая колокольня и под все здание подведен каменный фундамент. В настоящее время достопочтенный о. Иоанн подвизается в сане иеро монаха под именем Иннокентия в Чикойском Иоаннопредтеченском монастыре, и, надеемся, не забывает в молитвах своих бывшую паству свою и своих по службе приемников.

В 1839 году поступил сюда на место Куклина пономарь Степан Сукнев, исключенный из высшего отделения Ирк. Дух. учил. В 1857 году 10 июля он посвящен Преосвящ. Евсевием в стихарь и до сиз пор, в продолжении 38 лет проходит звание дьячка при сей же церкви.

В 1840 году дьячок Евграф Косыгин за пьянственную и бурную жизнь отрешен от места и определен сторожем Консистории, а на его место назначен к Кударинской Покровской церкви пономарем Иоанн Якимов из послушников Чикойского монастыря, питомец блаженного игумена, взросший под руководством сего доблестного старца-подвижника. Прибыл на место Якимов по смерти Иг. Варлаама в 1845 году и проходит с усердием свою службу в том же чине вот уже 30 лет.

На место о. Иоанна Секистина посвящен во священника в Кудару диакон Куналейской Владимирской церкви Александр Яковлев Гаряев 19 июля 1859 года.

О. Александр Гаряев служил здесь шесть лет, до 29 апреля 1865 года. Служение его было и кратковременно и бесследно. Не имел он большой попечительности ни о ведении церковного хозяйства, ни о церковной отчетности. Особенно много упущений за последние годы его жизни.

Но недостатки были в нем не без достоинств. Его доброта, обходительность, так сказать, со всяким, готовность по первому зову исполнять требования нуждающихся в нем, разумеется, когда здоров, еще и теперь, через одиннадцать лет из уст многих вызывают ему желания вечной памяти и наследия в царствии небесном.

По смерти о. Горяева приход более двух лет стоял без местного священника. Место не так завидно, чтобы всякий старался поступить на него. Только 27-го мая 1867 года рукоположен во священника сюда диакон Кяхтинской Никольской церкви Александр Васильевич Кондаков. До него приходом заведовал свящ. Урлокской Казанской церкви Петр Гергиевский.

Поступив на место, свящ. Ал. Кондаков тотчас обратил внимание на нужды церкви и прихода. Недостаточность понятий о христианстве, и нравственная распущенность прихожан заставила о. Александра благоветствовать слова спасения благовременне и безвреенне людям, носящим только имя христиан, но не ведающим ни духа, ни силы исповедуемой ими религии. Усердие его в назидании прихожан обратило на него внимание Высокопреосвященного Парфения, за что и объявлена ему архипастырская благодарность в августе 1867 года. В непродолжительное время своего служения здесь, о. Александр заботился и о благоукрашении храма. В 1862 году им испрошено разрешение возобновить иконостас, а в 1871 году покрыты железом купола церкви.

Но к несчастью Кудараян, им не долго суждено было состоять под руководством такого деятельного и доброго пастыря. Господу угодно было призвать его в свои селения слишком рано. Много улучшений по церкви и приходу можно было ожидать в будущем от его жизни. Но он помер 21 августа 1871 года и осиротевшая паства опять на целые полтора года осталась без пастыря. Все, и взрослые и малые, и добрые и злые, с любовью и уважением вспоминают о. Александра. Ради его памяти и любви к нему, прихожане не оставляли беспомощной и жену его, оставшуюся с малолетними детьми.

По смерти о. Александра до 22 декабря 1872 года приходом заведовал Урлокской Казанской церкви свящ. Петр Паргачевский, пока прибыл назначенный сюда священник, из кончивших курс семинарии, Михаил Рещиков, рукоположенный во священника 21-го декабря 1872 года в Посольском монастыре Преосвященнейшим Мартинианом Епископом Селенгинским.

Таким образом со времени освящения храма здесь служили следующие местные и временно-командированные священники:

Максим Преловский, временно, — до 15 января 1827 года.

Игнатий Правоверов, местный, до 10 февраля 1834 года.

Максим Преловский, — временно, — до 4 сентября 1835 года.

Николай Рубцов, местный, — до января 1837 года.

Иоанн Секистин, местный, — до 19 января 1859 года.

Александр Гаряев, местный, — до 29 апреля 1865 года.

Петр Георгиевский, временный, — до июля 1867 года.

Александр Кондаков, местный, — до 21 августа 1871 года.

Петр Паргачевский, временный, — до 22 декабря 1872 года.

Михаил Рещиков, местный, с — 22 декабря 1872 года.

Донес, Диакон Иннокентий Литвинцев с 1836 года до половины 1859 года.

Свящ. М.Р.

Опубликовано 28 декабря 1876 года. 

Летопись Малокударинской Покровской церкви. Часть 1.

36

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.