Очерк прихода Верхнеинбатской Успенской Церкви Туруханского края. Часть 2.

Обращение Остяков в христианство целыми семействами и родами началось с 1719 года. В сей год, в Туруханский край прибыл Преосвященный Митрополит Тобольский и Сибирский Схимонах Феодор, сколько для обозрения церквей, столько, или еще более того, для евангельской проповеди между язычествующими инородцами, по собственному желанию и в исполнение Самодержавной воли Петра I-го, изъявлено в 1710 г. Июля 7-го дня. Узнав, что Остяки, живущие в соседстве с русскими находятся еще в язычестве, Святитель немедленно предложил им слово о Христе, присовокупив к сему, что все новокрещенные получат и царские милости: рубахи и кафтаны при Св. крещении, трехлетнюю льготу от платежа ясака безмездную выдачу из казны хлеба. И господь отверз двери слышащим. Более 400 душ восприняли св. крещение. Архипастырь, для большего утверждения новообратившихся в Св.вере и распространении ее между коснеющими в язычестве, в тоже время, как гласит предание, дал им священника и благословил постройку Св. церкви, избрав для оной зимовье Верхне-Инбатское, называемое так по р. Инбаку, как сборный пункт – место частых сулганов инородцев.

Постройка церкви по распоряжению Правительства производилась «казенным коштом» и была снабжена всем необходимым. Посвящена она была имени Божьей Матери – честного и славного Ее Успения (Св. Антиминс дан в 1722 г., но время освящения неизвестно).

Первым священником Верхне-Инбатской церкви был о. Иоанн Вырыпаев с дьяком Никитой Федоровым, сыном Кожевниковым, из Тобол. посадских людей. За ним следовали: Кожевников и Алешенков – священники. Но чтобы сделать верную оценку их трудов и успехов в деле просвещения Остяков, для этого нужно близкое знакомство в архивом местной церкви. За неимением положительных данных трудно определить, в какой мере каждый их них достигал цели своего миссионерства среди инородцев. К чести свящ. Алешенкова можно впрочем сказать, что он в кратковременную бытность в Инбатском приходе присоединил к стаду Христову более сорока душ об. пола с малолетними, кочевавших по реке Елагую.

Новосозданная церковь существовала не долго. «1725 года Июля 16, церковь Успения Пресв. Богородицы и в ней св. иконы и церковные сосуды и ризы и книги со всей утварью сгорела без остатка». Немедлено об этом доведено было до сведения Епархиального Начальства, ходотаем пред которым явился и Преосвященный Митрополит Феодор, находившийся теперь на покое с 1720 г., сердцу которого близки были все новокрещенные инородцы. 1726 г. в Сентябре месяце, Преосвященный Феодор отправил приемнику своему Митрополиту Антонию (Стаховскому) доклад, в коем писал, что «вместо сгоревшей в Инбатской волости церкви Успения Пр. Богородицы вновь не построено другой, в чем новокрещенным остякам имеется нужда не малая и просил учинить указ о построении в оной волости вновь церкви». Октября 6-го того же года, новый Архипастырь дал благословенную грамоту на заложение, и велел прихожанам заготовлять лес со всяким тщанием неотложно, а в тоже время (Окт. 5 дня) снеся с Тобольской Земской Конторой о выдаче надлежащего количества денег на постройку. Земская контора 1727 г. Марта 10 указом своим предписала Енисейской Провинции Подполковнику и Вице-президенту Г. Опухтину: «Мангазейского уезда, в Инбатской Остякской волости у новокрещенных Остяков церковь Успения Пресвятой Богородицы построить из казны Ее И.В. наймом, с публичного торга, при фискалях, из таможенных и кабацких сборов, буде русских приходских дворов к той церкви не было и ныне нет, записывая в расход с расписками от двадесяти до пятидесяти рублей, и тебе Опухтину иметь крепкое смотрение, дабы излишних расходов без чего без нужды пробыть можно, отнюдь не чинил. А в какую цену оная церковь строением станет об том в Тобольскую Земскую Контору писать в самой скорости. Та церковь священнику и причетником и всем прихожанам подтвердит накрепко, дабы они вперед ту церковь как в летнее, так и в зимнее время от пожарного случая берегли накрепко со всякой осторожностью. А ежели оный священник с причетниками или новокрещенные Остяки ту церковь от пожара беречь не станут, то оная церковь из казны Ее И. В. строиться впредь не будет. И тебе Опухтину о строении оной церкви учинить посему Ее И. В. указа не отменено!»

На сем указе в Енисейской Провинциальной Канцелярии в помете написало: «записав в книгу, написать рисунок и публиковать в народ Мая 4-го т.г.»

Но была действительно публикация и являлись ли подрядчики на это под рукой документов нет. Можно думать, что это постановление Канцелярии и осталось на одной бумаге. Вот тому доказательства: а) 1729 г. Июня 4 дня Закащик Мангазейского (Туруханского) Духовного Правления и Архимандрит Мангазейского Троицкого Монастыря, Лаврентий доношением своим в Енисейскую Провинциальную Канцелярию, требовал от оной да соблаговолит оная о выдаче в строение церкви денег учинить по указу Е.И.В., и остался без ответа. б) В исповедных росписях с 1728 по 1750 прихожане отмечены не бывшими у Свят. причастия за неимуществом церкви. в) В рапортах священников от 1727 г. до 1743 г. пишется: «Инбатской Успенской церкви еще не построенной». Вероятно Канцелярия на требование Духовного Правления отзывалась недостаточностью указанного ей источника таможенных и кабацких сборов.

Конец продолжительной этой переписке положил неожиданно явившийся благодетель в 1740 г. Достопочтенная личность эта Енисейский посадский Яков Петров Лисенков. Сколько по собственному усердию, столько же и по горячему сочувствию к положению новокрещенных Остяков, Г. Лисинков изъявил желание построить в Инбатске церковь на погорелом месте, собственным своим иждивением и того же года через Архимандрита Лаврентия, испрашивал у Преосвященного Митрополита Антония (Нарожицкого) Благословенной грамоты на построение и для освящения Святой Антиминс. Святитель того же года Декабря 2-го дал и грамоту и Святой Антиминс, за которые консистория его взыскала с просителя пошлины 5 р. 30 к., из коих с заложения по 1 р. 30 к., а с освящения и за Антиминс по 4 р.

Усердие храмоздателя простерлось далее. Г. Лисенков пожелал к церкви Успения Пресвятой Богородицы построить еще придел во имя Свят. Николая Чудотворца, и в следующем 1745 г. просил грамоты и Святой Антиминс, которые Архипастырь без замедления и отпустил, а Консистория его взыскала пошлины 5 р. 30 к.

1750 г. Успенская церковь постройкой была окончена и, в силу показанной преждепосланной в 1744 г. Декабря 2-го грамоты со святым Антиминсом, освящена соборне и священнослужение стало в ней отправляться по чиноположению.

Успенская церковь предназначены быть теплым храмом, а печи в ней устроено не было храмоздателем, предоставившим, вероятно, недостаток восполнить другим лицам. Необходимость печи, в зимнее время, ощутительна везде, но в стране, где холод стоит с 40° почти в течении 8-ми месяцев, нужда в печи является настоятельной. 1751 г. священник Василий Алешенков писал в Магазейское (Туруханское) Духовное Правление, «что во время студеного воздуха в Успенской церкви священнослужение отправлять отнюдь никак не возможно, а по силе присланных в Мангазейскую (Туруханскую) Воеводскую Канцелярию Е. И. В. указаов велено оную церковь на всякие церковные потребы снабдевать из казенного кошта, и просил Духовное Правление настоять о постройке печи пред Воеводской Канцелярией. И что же? Пять лет Духовное Правление переписывалось с Воеводской Канцелярией об устройстве печи, выставляя пред ней разные резоны, яко: лишение инородцами слышания слова Божьего и Святого Причастия, без чего христианская жизнь не может развиваться между иноземцами новокрещенными, даже сильный аргумент, что за студеностью священнослужение в Высокоторжественные и Викториальные дни в Успенской церкви не отправляется, что считалось в то время Государственным преступлением, и следовательно всю ответственность за опущение Богослужения слагало на Канцелярию, даже этот аргумент оказался бессильным перед Воеводской Канцелярией. Уже в 1756 г. была устроена печь. Неудивительно после сего, что постройка церкви не могла состоятся в течении свыше десяти лет.

1752 г. Июля 30 освящен был и предел во имя Святителя Николая Чудотворца.

Но многого еще не доставало по церкви; не было ни священных облачений, ни священных сосудов, а из Богослужебных книг были только Псалтирь Следованная, Минея общая, два Октоиха, Служебник не полный и часть требника. Весь этот недостаток на время восполнил Туруханский Троицкий Монастырь, но все это должно быть завезено казенным коштом, по силе Указов. Переписка же о постройке церкви и печи в оной ясна показала, что рассчитывать на помощь от казны бесполезно; необходимым стало позаботиться о церкви самим прихожанам. Как ни было это тягостным для новокрещенных Остяков, по бедности их, однако они дали от себя письменное обязательство, что «святыми сосудами, на первый раз оловянными, и Священнослужительскими облачениями шелковыми а не холщевыми украшенными, и книгами всего церковного круга новоисправных, а не старопечатанными довольствовать будут неотменно, точию Священник и причетниками должны иметь пропитание денежным и хлебным жалованием от казны, а от них доброхотным даянием. Обязательство это они не замедлили исполнить. 1755 года Августа 2-го дня, священник Андрей Филиппов (Васильев) донес Духовному Правлению, что «Успенская церковь с приделом Святого Николая Чудотворца, Святыми иконами и сосудами и священными облачениями обстоит исправна, точию в той церкви не имеет книг новоисправных, а именно: Еванигелия в приделе напрестольного, 12-ти миней месячных, служебника, Псалтыри следованной, Часослова учебного. Да при той же церкви потребно быть паперти и колокольни,… точию на то строение и на покупку книг наличной денежной казны при вышепоказанной ружной церкви ничего не имеется…» Но все эти нужды не были настоятельны, и могли быть устранены со временем; в главном же и существенном церковь была снабжена всем необходимым для Священнослужения.

Опубликовано 17 сентября 1877 года.

Очерк прихода Верхнеинбатской Успенской Церкви Туруханского края. Часть 1.

Очерк прихода Верхнеинбатской Успенской Церкви Туруханского края. Часть 3.

835

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.