Церкви Илимского ведомства. Часть 2.

Основатели Барлукской деревни, кажется, первые отступили от системы, принятой русскими пришельцами в Восточную Сибирь, селиться единственно по берегам больших рек. Барлукское селение значительно удалено от Ангары, с левой стороны ее, к западу, и в усторонье этом, как видно, без малейшего опасения со стороны туземных бурят, основалось издавна, потому что с давних лет построенная в нем церковь, к 1733 году успела уже прийти в ветхость и потребовала капитальных исправлений. А церковь Барлукская, в свою очередь, замечательна тем, что на всем пространстве к западу, между р. Ангарой и цепью Саянских гор, от Иркутска до р. Кана, а может быть до самого города Красноярска (В Апреле 1749 года разрешен был сбор по Иркутской Епархии на покупку книг к новостроящейся в Красноярском дистрикте в селе Рыбинском (между Красноярском и нынешнем Канском) церкви Николаевской. Сборщицей была мать священника Петра Матвеева Анна Никифорова.), была единственной в то время, когда южнее ее 100 верстами возникал сухопутный от Красноярска до Иркутска тракт, в замен опасного проплава по Ангаре, через роковые пороги. Одним из первых, изведывавших новую сухопутную дорогу, был и следовавший в Иркутск Епископ Иннокентий Нерунович. Не мог не поболеть он сердцем, что на всем протяжении от Северо-запада своей Епархии до самого Иркутского Вознесенского монастыря не встретил ни одного Храма, ни Часовни ни молитвенного Дома, кроме стоявшего в стороне Храма Барлукского, да близ Иркутска, также в стороне от тракта, старинного без колокольни Храма Китойского Христорождественского, в вотчине Иркутского Земского монастыря, построенного еще с благословения Епископа Варлаама Косовского; но и этот храм от ветхости разваливался. Между тем на новооткрываемом московском тракте возникали селения. Лучшим из них, и, может быть, первым, оказывалось Тулуновское (не без душевного волнения произношу это слово. В Тулуновском селении, где родитель мой священствовал с 1802 года по день кончины 1809 года 13 Марта, я, привезенный сюда из Иркутска младенцем, начал сознавать себя, и здесь провел до осиротения и до семинарии мое детство. Ред. Издатель) при р. Ие. И здесь, вероятно, забота проезжавшего архипастыря о церкви высказалась настоятельно. Это видно из вскоре после проезда его, составленного следующего общественного приговора:

Илимского ведомства, Тулуновской деревни жители, пашенные крестьяне Иван, Яков, Василий, Никифор Распопины, Михайло Рукавишников, Василий Татаринов, Иван Саховский, Никита, Иван, Илья, Коснтантин Распопины, Прохор, Герасим Татариновы, Сергей, Иван, Трофим Беломестные, Федор Балдаков, Никифор и Петр Мурашевы, Петр Логинов, Стефан и Михайло Лыткины и прочие той деревни жители, по обещанию своему, просили в той Тулуновской деревне построить своим иждивением церковь во имя Святого Пророка Илии, — так как от своей приходской церкви Успенской барлукской живут они в дальнем расстоянии в 50-ти тысячных верстах.

Понятно, что с полным обрадованием дал Преосвященный грамоту на строение просимой церкви (19 Сентяря 1734 года) на имя Ивана Распопина. Этим святилищем – первым должен был украситься новооткрытый частью через долины бурятские, частью через дремучие леса путь от востока Сибири на Запад. Впрочем, не смотря на усердие Тулуновцев и на то, что в последствии (4 Марта 1738 г.) разрешено было от Пеосвященного обывателю Михаилу Иванову Рукавишникову чинить собор по Иркутской и даже по Тобольской епархиям на новопостроенную Тулуновскую церковь, строение ее задлилось. Создать в глуши Сибири новый храм в те времена было не то что обновить старый, снабженный всеми церковными принадлежностями, тогда как для новостроящегося от медного кадила до колокола все надобно было доставать из за тысячи верст, — и потому весьма понятно, почему новые церкви устроялись тогда десятилетиями. Только 30 Декабря 1740 года Тулуновской церкви выборные церковный староста Никита Татаринов да житель Федор Горяинов донесли Преосвященному о готовности ее к освящению; и того же года дан указ Строителю Братской Пустыни Иеромонаху Илариону освятить в Тулуновском селении храм, но не во имя св. Пророка Илии, как вначале просили прихожане и как гласила грамота на заложение, а в честь Покрова Пресвятой Богородицы. Причина перемены наименования пока нами не открыта. Стало быть, существование Тулуновской Покровской церкви надобно считать с Января 1741 года. Первым священником при Тулуновской Покровской церкви был Ефим, сын Барлукского священника Флора, к сожалению, не ознаменовавший себя миром с прихожаниами. Новопостроенная Тулуновская церковь, как состоящая в Илимском Ведомстве, причислена к заказу Иимского священника Луки Афанасьева. Но при новопостроенной церкви не еще ни колокольни ни колокола; приходских средств на устроение этого не доставало, и в апреле 1748 на имя выборного Федора Горяинова дана от Консистории сборная книга на предмет окончательного устройства Тулуновской Покровской церкви.

Между тем и Барлукская церковь была в скоро прихожанами исправлена; Усть-Удинская тесная и от времени согнившая, заменена новую во имя Богоявления Господня с приделом св. Параскевы Пятницы. В пособие прихожанам на построение сего храма дана была от Преосвященного Иннокентия сборная книга. Орленская церковь также заменена новой и по грамоте Преосвященного от 16 Июня 1734 года, посланной на имя Орленского Священника Михаила Игнатьева и старосты Ивана Томшина, освящена Закащиком Лукой Афанасьевым при диаконе Киренского монастыря Мване Иванове; старая Орленская церковь в 1736 году разобрана, лес употреблен на отопление нового храма, а иконы уступлены за цену, по общему совету прихожан, с разрешения Преосвященного, во вновь строящуюся Марковскую церковь. Яндинские прихожане, мало того, что не замедлили построением нового храма на место сгоревшего; да в 1734 году через своего священника Ивана Васильева, просили позволение, и получили, пристроить к главному Преображенскому храму придел во имя Святителя Николая, и опять не укоснили выпонением. В Кежемской часовне прирублен алтарь, и 8 Сентября 1736 года, дана грамота освятить ее в церковь во имя Святителя Мирликийского Николая. Освящение церкви начально предоставлялось священнику, временно по изъятии под арест протопопа Петрова, заведывавшего Братским острогом, Никифору Иванову Мисорину с диаконом Иркутской Прокопьевской церкви Онисисфором Кузьминым Бобровниковым. Но исполнение почему-то не состоялось; и 5 Июня 1737 года дан был вторичный указ об освящении этой церкви Большеокинскому священнику Стефану Шергину с иеродиаконом Дометианом, и о заведывании самим приходом ему же Шергину. А как при этой часовне, числившейся в росписях Тобольской Епархии церковью, не было даже колокола, то Преосвященный Иннокентий дал позволение сделать на этот предмет сбор по епархии. Такая же мера заведения колокола была дозволена и Большеокинской церкви. В тоже время Новоудинские прихожане просили, и получили в Феврале 1735 года благословение освятить у них церковь исправленную после пожара. Освящение предоставлено было Балаганскому священнику Еремию Васильеву Преловскому с диаконом Иркутской Прокопьевской церкви Инисифором Кузьминым Бобровниковым (сыном архимандрита Корнилия).

Опубликовано 1 июля 1867 года.

Церкви Илимского ведомства. Часть 1.

Церкви Илимского ведомства. Часть 3.

49

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.