Отчет об исследовании Нижнеудинской пещеры. И.Д. Черского. Часть 2.

Пещерный утес располагается на правом берегу Уды, которая протекает здесь на ССВ к повороту около Устья рч. Аего. Он возвышается сперва вообще довольно круто, уступами, до высоты не менее 800 футов над уровнем Уды, а затем постепенно и полого на ЮВ, достигая более 1500 футов (над Удой) в своей высей точке между Б.Упулом и пещерой. Утес этот в особенности в своей верхней и средней части по высоте, порос смешанным лесом, но представляет и достаточно обнажений, чтобы судить о породах входящих в его состав, к тому же он представляет самое полное из известных мне обнажений в Иркутской губернии, так как в нем, как мы видим ниже, группируются три формации, при вообще слабом наклоне пластов. Так как пласты эти сейчас же выше по реке являются уже круто приподнятыми и обнаруживают по этому более глубокие их члены, то описание пород я начну с довольно живописного «Красного утеса», расположенного на ЮЮЗ от Пещерного, на повороте Уды.

Плотный, метаморфический вообще, тонко-слоистый, извесково-глинистый песчаник (фиг. 3. а) яркого буро-красного (от железа) цвета, слегка с занозистым изломом, является здесь приподнятым до 55° (выше по утесу должно быть и до 70°) и от части изогнутым, так что падение изменяется от ССЗ-го до ЮЮЗ-го, т.е. антиклинального. Порода эта, на глаз почти криптокристаллическая, выказывает довольно оригинальное строение, если ее подержать несколько минут в соляной кислоте, что сопровождается более или менее заметным выделенем углкислоты. Теряя долю интенсивности окраски, она обнаруживает, при этом кварцевые, прозрачные зернышки, слепленные довольно обильным известково-глинистым цементом и является переполненной вообще мелкими сростками, не отличающимися по составу от цемента. Форма сростков очень своеобразная и на выветренной поверхности породы поперечные разрезы этих сростков придают ей иногда конгломеративную, чаще брекчиевидную наружность, отличаясь в этом случае от общей выветренной массы породы светлой окраской и несколько углубленной поверхностью, вследствие выщелачивания, при чем некоторые из сростков я видел окруженными зелеными пленками какого-то тальковидного минерала. В породе замечаются также очень мелкие кристаллы колчедана, попадающиеся как в самой породе, так равным образом и в ее сростках. Местами же являются прожилки красно-бурого ортоклаза крупнокристаллического сложения. В тонких краях порода оплавляется; в горячей кислоте выделение газа резко усиливается, указывая, по видимому, на примесь углекислой магнезии.

Порода перемежается местами с более темными, коричнево-красными прослойками, в которых, кроме кварцевых, замечаются иногда и зерна с полевошпатовой спайностью, а также с пропластками такого же или серо-зеленого цвета, происшедшими видимо от метаморфоза иловатых прослоек и потому без примеси песчинок. Стратиграфически выше, порода, сохраняя красный цвет, принимает криптокристаллическое сложение, не обнаруживает видимой примеси кварцевых зерен, нелегко царапается ножом, оплавляет на паяльной трубке, слабо вскипает в холодной, но значительно в горячей кислоте и покрывается тонкослоистым, почти скрытнозернистым, кварцитовидным песчаником светлого, красновато-серого и серого цвета, перемежающимся местами с прослойками серовато-зеленого глинистого сланца (В глыбах встречается также и более песчанистых видоизменений этих красных пород, с глинистыми прослойками темно-красного до коричневого цвета. На долю будущих исследователей падает, между прочим, вопрос об отношении развитых вверх по р. Уде полево-шпатовых порфиров к этим красным породам: основная масса некоторых из этих порфиров (я видел только гальки) весьма похожа на упомянутые глинистые прослойки, в которым, местами замечаются мелкие зернышки с полево-шпатовой спайностью. Между глыбами я видел также песчаниковую брекчию, принадлежащую по всей вероятности породам, лежащим под известняком, а в числе гальки, состоящей преимущественно из красных пород низшего уровня, попадаются изредка и диорит, а также миндальный камень, который, по видимому, не может быть производим от траппа, встреченного ниже по реке). Падение пластов СВ-ное до 55°, а затем резко переходит лишь в слабо наклоненное, почти горизонтальное положение, причем появляется уже явственный, мелкозернистый кварцевый песчаник, занимающий высший стратиграфический уровень, но образующий низший слой пород, входящих в состав пещерного утеса. Песчаник этот (фиг. 3. б) вообще мелкозернистый и неясно слоистый отличается в юго-западной части пещерного утеса серовато-белым цветом, местами с бугроватым оттенком, причем он здесь почти горизонтальный; в северо-восточной же части утеса, по другую сторону тропинки, ведещей в пещеру, он представляет резкий изгиб (см. фиг. 3), а затем легкий наклон вниз по реке принимает ясную слоистость, красный оттенок и по видимому переходит в такие же известково-глинистые сланцы, как и лежащие ниже его, и развитые в разных видоизменениях, начиная с утеса Богатыри; по направлению же вверх по реке, к красному утесу, песчаник этот приподнят и выходы его я видел лишь на вершине утеса промежуточного между красным и пещерным. Следуя затем тропинкой, ведущую в пещеру вверх, замечаем, что песчаник этот покрывается мелкозернистым сланцем (фиг. 3 в.) темно-серого цвета местами с зеленоватым оттенком, тождественным по виду и свойствам с образцами плитковатого изменения той породы Онотского хребта, которую г. Чекановский причисляет к шальштейну («плитковатый шальштейн». Записки стр. 282 и след.). Порода эта перемежается с тонкими пропластками серого и буро-серого груваккового песчаника, содержащего местами довольно крупные зерна полевого шпата (без обломком глинистого сланца), а выше ее замечается темный глинистый сланец, приближающийся местами к аспидному. Зернистого видоизменения, ни конгломерата, как в онотком шальштейне здесь нет; видимых обломков грюнштейна, глинистого сланца, ни зерен кальцита в породе нигде не встречено; связь этой породы с глинистым сланцем и с граувакковым песчаником располагает ее причислить, или по крайней мере, ставить близко к граувоккомову сланцу, т.е. переходной форме от граувакка к глинистому сланцу. Затем, на высоте более 700 футов обнажается известняк (фиг. 3 г.), покрывающий всю описанную толщу. Известняк этот темно-серого цвета от мелкокристаллического до плотного сложения, обесцвечивающийся от накаливания и издает сильный сернисто-водородный запах при трении и ударе молотком, в особенности если от породы отбиваются большие куски (вонючий известняк). Видимая мощность этой неслоистой толщи не менее 40 футов; плоскость ее залегания не обнажена, но следует вдоль отвесной стены, образуемой породой, я мог видеть в одном месте, что ближе к лежачему боку, известняк обнаруживает тонкую, не вполне ясную слоистость, делается в прослойках более глинистым, а на нижней поверхности взятого штуфа замечается тонкая прослойка малоизмененного глинистого сланца светлого серовато-желтого цвета. Следует также заметить, что вообще такой же желто-серый глинистый сланец с блестками серебристой слюды найден в виде плиток, лежащих в их первичном положении и на дне раскопки, произведенной в том месте пещеры, где известняк оказался размытым до подлежащей породы так, что залегание его на малоизмененном глинистом сланце не подлежит сомнению, но перемежается ли он с ним или нет, — вопрос этот не может быть решен, вследствие поросшего состояния утеса. Известняк этот образует отвесную стену вдоль СЗ-го склона пещерного утеса и в общей своей массе представляет легкий наклон вниз по реке. Он залегает здесь настоящим полуостровом, предполагая что толща его продолжается на ЮВ, так как с СВ-ной стороны он оканчивается вследствие понижения местности вниз по реке; в Красном утесе, достигающем почти одинаковой высоты (разве немногим выше) замечаются уже породы низшего уровня, вследствие крутого поднятия их в этом месте, а от поросшего промежуточного утеса, на вершине которого я замечал выступ вышеописанного песчаника, известняк отделен долиной размыва, следующего с ЮВ к р. Уде, так что протяжение этой толщи с СВ на ЮЗ равняется не более 170 саж. (вдоль по долине Уды). Все это разумеется, указывает на значительную деятельность размыва, к которому мы возвратимся в последствии.

Мало измененный желто-серый и серо-желтый глинистый сланец, плавящийся на паяльной трубке залегает и на известняке, соприкасаясь с ним непосредственно и покрывается затем мелкозернистым, зеленовато-серым сланцем, опять тождественным с некоторыми нетипическими мелкозернистыми и не кипящими от кислоты видоизменениями онотского шальштейна, близкими к граувакковому сланцу (фиг. 3. д.). Сланец этот более светлого цвета и cболее заметным зеленым оттенком, нежели залегающий под известняком, к тому же несколько мягче его, менее тонкослоистый и (в обнаженном месте) не перемежается с глинистым сланцем. Кроме плитковатости, в нем замечается еще что-то в роде стремления к сферической отдельности, вследствие чего многие куски этой породы имеют форму вообще очень плоских сегментов шара или эллипсоида. Сланец этот (2-3 саж. мощности), если смотреть с долины р. Уды, образует высшую точку Пещерного утеса, а в СВ-м направлении он развит еще менее, нежели лежащий под ним известняк. Замечу также, что со стороны долины отделяющей Пещерный утес от промежуточного, порода эта представляет в одном месте следы как бы размыва от прибоя воды, причем поверхность этого углубления выветренная. К сожалению, я не мог осмотреть это место вблизи, по его недоступности, и потому не мог решить вопроса, — не произошли ли это явление вследствие вышеупомянутой наклонности сланца к сфероидальной отдельности, хотя я и не встречал в нем больших масс, отделившихся таким образом, чтобы произвести описанное углубление. Во всяком случае, долина, к которой обращено это обнажение, как равно и долина р. Уды, произошли путем размыва и потому, следы береговой линии высшего уровня не невозможны.

Следуя затем далее на В, куда поросшая лесом местность постепенно возвышается, — на абсолютно высшем пункте Пещерного утеса между Удой и р. Большим Унулом (на фиг. 3-й изображающей Пещерный утес так, как он виден с долины Уды (только без покрывающей его растительности) высший пункт этот не заметен), замечается выступ плит красного, тонкослоистого песчаника, слегка вскипающего от кислоты, а также плитки глинистого сланца такого же, т.е. красного цвета. Обстоятельство это при почти горизонтальном положении как известняка, так и залегающих на нем сланцев, заставляет меня полагать, что упомянутый красный песчаник, совершенно отличный от залегающих под известняком, занимает высший стратиграфический уровень в числе пород, обнаженных в Пещерном утесе. Имея в виду недостаточную поучительность выступа, в котором встречен этот красный песчаник, я приведу здесь в подтверждение мнения, высказанного о его уровне, и то обстоятельство, что следуя из Нижнеудинска в пещеру сухим путем, я замечал многочисленные плитки такого же красного песчаника на высшем пункте пути (фиг. 4. б) между дер. Солонцы и долиной рч. Аего, а значительно ниже его, уже в долине названной речки, обнажается сланец (фиг. 4. а), соответствующий лежащему под известняком, толща которого находится по всей вероятности и там, хотя не обнажена на пути.

Относительно возраста пород, с которыми мы познакомились в Пещерном утесе, имея одни лишь стратиграфические и петрографические данные, я прихожу к тому заключению, что известняк, который, как мы увидим ниже, принимает серый цвет уже в окрестностях Нижнеудинска, следует отнести к одной формации с известняком других исследованных местностей Иркутской губернии; красные породы, лежащие ниже известняка соответствуют таким образом красным же породам, занимающим такой же стратиграфический уровень по Иркуту и в Устиновой пади, где, по наблюдениям г. Чекановского, известняк залегает «на красном песчанике, отчасти уподобляющемся кварцу и который перемежается здесь со сланцами серовато-зеленого и шеколадно-бурого цвета»; что же касается до красного песчаника и зеленовато-серый сланцев, лежащих на известняке, то их должно бы отнести в таком случае к формации балаганских красных пород, при чем шальштейновидный (в смысле онотского шальштейна) сланец образовался быть может путем метаморфоза зеленых пластов, сподчиненных этим породам, при чем вопрос о малоизмененных глинистых сланцах, залегающих как на известняке, так и непосредственно под ним, я оставляя в стороне, не имея достаточно данных о связи его с известковой толщей которая, в пределах губернии, содержит местами прослойки рухлякового сланца, иногда весьма глинистого, а потому, вообразимо, что в некоторых местах вместе с ней мог отложиться и глинистый сланец. Наконец, относительно известняка, встреченного в береговых обнажениях Уды, начиная с Нижнеудинска до Пещерного утеса, где он появился впервые, и то на значительной высоте, я полагаю, что, скрываясь под эквивалентами балаганских пород приблизительно до окрестностей деревни Солонцы, порода эта где либо между Солонцами и Порогом должна выходить на поверхность и, покрывая собой красные сланцы низшего уровня, развитые начиная с утеса Богатырей, должна была продолжаться до соединения с известняком Пещерного утеса, но действием размыва известняк этот, вместе с покрывавшей его толщей балаганской формации, был снесен и разобщен с его непосредственным продолжением.

Все вышесказанное невольно рождает вопрос: как относился к этим явлениям иркутский песчаник; участвовал ли он в поднятии Нижнеудинского хребта, или же хребет этот образовал собой берег вод, отлагавших эту формацию и обусловившим вышеописанный размыв?

Профессор Гофман, следуя из Нижнеудинска к Бирюсинским золотым промыслам, как известно, пересек Нижнеудинский хребет. В северо-восточном падении пластов этого поднятия ученый этот вовсе не встретил известковой формации, несмотря на то, что он, как видно, тщательно всматривался в лежащие обломки пород там, где не находил обнажений. Из его описания видно (1. с. род. 107 и след.), что на подъеме он прежде всего встретил серовато-бурый, тонкослоистый и мелкозернистый песчаник, содержащий много слюды, похожий на обыкновенный граувакковый и совершенно отличный от Нижнеудинского, при чем, совместно с обломками этой породы (обнажения он не видел) находились и куски глинистого сланца; затем в долине рч. Рубахиной, обнажается мелкозернистый, занозистый красный, кварцевый песчаник с СВ-м падением. Принимая во внимание, что и в области антиклинального падения пластов, т.е. ЮЗ-го, проф. Гофманом встречено залегание глинистых сланцев на песчанике, следовательно почти такое же отношение пород, как и в Пещерном утесе ниже известковой толщи, можно полагать, что г. Гофман, встречал на этом пути лишь породы, залегающие под известняком, с которым г. Гофман ознакомился лишь на Большой Бирюсе, и что поэтому иркутского песчаника на этом пути нет вовсе, и заключение это гораздо вероятнее, нежели возможное еще другое предложение, что описанный там граувакковидный песчаник с глинистым сланцем, залегающий в северовосточном падении на красном песчанике, составляет измененный метаморфозом эквивалент иркутских, залегающих на измененных же балаганских пластах, — предположение, которое для известняка, не изменив его безосновательно в полевошпатовые кристаллические породы, не дает уже и места, а в нижний ярус иркутской формации вводит глинистые сланцы, не наблюдавшиеся в самых близких его обнажениях.

Обращаюсь затем к моим наблюдениям: мы видели, что иркутский песчаник, слегка наклоненный около Нижнеудинска и, по видимому, совершенно горизонтальный, ближе к Солонцам, достигает почти до половины расстояния между Солонцами и Порогом (Если же предполагать, что он и здесь, как около Нижнеудинска, скрывается под траппом, то границу его южного распространения можно было бы продлить до устья реки Ут), образуя берег до самого уровня воды и скрываясь под последним, причем, судя по исчезновению слегка приподнятой балаганской формации ниже Абалаковой, иркутские пласты выполняют здесь долину размыва в более древней толще, сопровождая вместе с тем северо-восточный склон хребта, в посещенной части которого они не встречены вовсе.

Основываясь на таком образе залегания, необходимо принять, что иркутская угленосная формация находится здесь в несогласном напластовании с тремя другими, т.е. с балаганской, с известняком и с красными породами низшего уровня, отложившись на головах первых двух из названных формаций (разобщенных размывом от их продолжений в Пещерном утесе) и примыкая к приподнятым пластам третьей, самой древней. Поднятие Нижнеудинского хребта совершилось следовательно в период после отложения балаганских пластов и раньше осаждения иркутских угленосных, легкое поднятие которых около Нижнеудинска, следовало бы объяснить или местным сдвигом, если кажущаяся горизонтальность, замеченная в окрестных местностях, будет строго доказана, или же действием последующего незначительного поднятия в направлении общего простирания хребта.

Прилагая при сем, для большей наглядности, профиль местности от Нижнеудинска до пещеры (приблизительно по меридиану д. Рубахиной, с перенесением обнажений виденных по р. Уде (Само собой разумеется, что при известных средствах, которыми я мог пользоваться при составлении профиля, он может иметь притязания лишь на выражение отношения пород друг к другу. Замечу, что высота на этом профиле, начиная с места появления самой древней формации, уменьшена в 4 раза сравнительно с высотой остальных мест. Длина его приблизительно 10 верст в дюйме), считаю необходимым присовокупить, что иркутские пласты, хотя и несогласно напластованные с балаганской и известковой формациями, должны были занимать значительно более высокий уровень по р. Уде и только впоследствии, когда от посигшего эту толщу размыва уцелел лишь нижний ее ярус, конфигурации местности приняла вид, близкий к настоящему. Подтверждением этому служит то обстоятельство, что, при видимом горизонтальном положении иркутских пластов между Тулуном и Нижнеудинском, они располагаются до 700 футов выше уровня Уды около города, да и на Уковской возвышенности превышают должно быть 400 футов, а вся толща эта, разумеется, должна была примыкать к северо-восточному склону Нижнеудинского хребта, уменьшая этим его относительную высоту. Исследование северо-западного продолжения этого хребта было бы весьма интересно в этом отношении, а соответственная экскурсия вверх по р. Бирюсе, в свою очередь, обещает возможность проверить отношение иркутской формации (см. ниже) к более древним приподнятым пластам.

Что известняк уцелел от размыва и к северо-западу от пути, по которому проф. Гофман пересек Нижнеудинский хребет, в том я мог убедиться во время одной, впрочем очень неуспешной экскурсии из Нижнеудинска на запад. Выходы этой породы я видел в верховьях рч. Курят (не менее 20 верст от города), впадающей в Уду с левой стороны, несколько ниже от города и берущей начало у подножия хребта в местности, вообще довольно ровной, поросшей лесом и не представляющей обнажений (к тому же дождь, ливший почти во все время экскурсии и недостаток времени не позволили мне углубиться далее в хребет и делать необходимые отклонения в сторону от проселочной дороги); известняк же можно видеть здесь лишь в ямах, из которых жители заимок, расположенных по Куряту, добывают его для обжигания известки. Он плотный, серого цвета, хотя и светлее пещерного, местами с красноватыми пятнами; слоистость и положение пластов неясное; недалеко от этих ям я видел глыбы траппа. Анероид показал высоту места в 650' над Нижнеудинском. Исследование поросшей, впрочем, но более высокой местности по правому берегу Курята, быть может, доставило бы кое какие данные об отношении известняка к другим породам в этом месте, но для меня это было невозможным.

Возвратимся затем к почтовой дороге, ведущей от Нижнеудинска до р. Бирюсы. До Камышетской почтовой станции, она ведет по гористой и возвышенной местности (Уковская возвышенность), высший пункт которой располагается за Уковской станцией, не достигая maximum'а гипсометрической высоты известного между Тулуном и Нижнеудинском. Местность затем, значительно понижается к Камышестской почтовой станции, уровень которой чувствительно ниже Нижнеудинска. Каменская, Морская и Уковская долины принадлежат к важнейшим на этом пути, но все они не углубляются до уровня Нижнеудинска.

На рч. Каменной, уже со времен Гофмана и Макеровского известно обнажение песчаника. Исследователи эти считали его отличным от иркутского, а Макеровский высказался о менее древнем возрасте этой породы сравнительно с угленосными песчаниками. С своей стороны, ознакомившись с образцами многих видоизменений здешний угленосных песчаников, исследованных г. Чекановским, проследив, во вторых, непрерывность отложения этих пород до самого Нижнеудинска, я не вижу в этом песчанике никаких особенностей, отличающих его с достаточной резкостью от иркутских вообще. Он является здесь по видимому в горизонтальных пластах беловато-желтого цвета, представляет местами охристо-желтые прослойки, состоит из зерен неравномерной величины, и, как мы увидим ниже, не похож на уковские и ловинские песчаники.

Уковская станция располагается на траппе, который должен распространяться до самой Уды, по речку Ук, так как известный Уковский водопад, находящийся около устья последней, окружен красивыми призматическими столбами, как это я видел на рисунке и как об этом свидетельствовали мне гг. Миллер и Гельмерсен, посетившие водопад. Тот же трапп замечается и за Уковской станцией до 12-й версты. Далее, на склоне к Камышетской, на уровне немногим выше Каменной попадаются куски песчаника как желтого, обыкновенного, так и белого. Последний довольно резко отличается от всех видоизменений, с которыми я встречался. Он состоит из мелких и совершенно обточенных зерен, преимущественно сероватого, почти бесцветного кварца с матовой поверхностью, слепленных очень плотно белым глинистым цементом, окружающим почти каждое зерно и отделяющим его от соседнего. Изредка в породе попадаются и зерна красного цвета. Разрушению этого песчаника или рыхлости некоторых его пластов следует приписать и белый песок, замечаемый на дороге. Песчаник этот можно было бы сравнивать разве с такой же породой верхнего яруса (5-го у Чекановского) иркутской угленосной формации, обнаженной на Капсальских горах (Записки 1. с. стр. 186) и так называемой Точильной горы около Ользоновской станции на Якутском тракте (1.с. стр. 196), но и от этих белых песчаников он отличается обточенностью зерен и отсутствием слюды. Затем на 14-й версте я замечал малые плитки белого рухляка или рухлявистого известняка (образцы утеряны), но гипсометрически ниже их опять появляются куски того же белого песчаника, но на пути нет ни одного обнажения.

Начиная с Камышетской долины, на спуске к которой нанос отличается красным оттенком, дорога, вообще ровная, придерживается левого берега р. Топорок (На карте астронома Шварца описываемая часть дороги сопровождается рекой, впадающей в р. Уду; между тем как в действительности верховья этой речки располагаются во первых не вблизи от Алзамайской станции, а в 4-х верстах от Уковской, течение же ее направляется не к Уде, а в противоположную сторону, именно к р.Бирюса, к системе правых притоков которой и принадлежит эта речка, называемая Топорок. Сведения эти подтвердили также гг. Миллер и Гельмерсен) и избегает возвышенностей. Красный нанос замечается также на 2-й и на 10-й версте за Камышетской станцией; в последнем месте на спуске в долину, в которой я находил белый известковистый песчаник (не похожий на уковский), при чем, расспросы показали, что красный цвет наноса в этом месте зависит от выходов «красного плитняка», расположенных недалеко от дороги (к сожалению, я узнал об этом, уже проехав это место), по направлению к Топорку. Мощный нанос желтого цвета замечается около Замзорской деревни и далее до Алзамайской и в русле ручейка, пересекающего дорогу, замечались глыбы, правдоподобного знакомого уже нам траппа (дождь помешал мне осмотреть их ближе).

От Алзамайской станции к Баероновской (Багеровской у Гофмана, Баероновской у Макеровского), местность опять возвышается, но ее высшие пункты далеко не достигают высот уковской возвышенности и едва приближаются к гипсометрической высоте Тулуновской станции. Самые глубокие долины этой возвышенности: Никольская, Моховая и наконец Баероновская, около станции того же имени.

На спуске к Никольской долине попадаются куски того же белого песчаника, как между Уковской и Камышетской станциями, иногда со сростками зеленовато-белой глины, при чем встречаются образцы и желтого цвета, в самой долине нанос принимает красный оттенок, а на подъеме к селу Никольскому обнажается серовато-белый и желтоватый песок с охристыми и шеколадного цвета прослойками, тонкие слои которого представляются изогнутыми и извилистыми. Песчанные слои эти напоминают собою рыхлые части песчаника нижнего яруса иркутской угленосной формации и отчетливо покрыты красноватым наносом. Далее на 12-й версте (считая от Алзамайской), на перевале в долину Моховой, заметны глыбы белого известкового песчаника с красными яшмовидными образованиями (см. ниже), как равно и на высших пунктах за Разгонной станцией, где (на 10-й версте) попадаются также глыбы серого известняка с такими же яшмовидными гнездами и прожилками; обе эти породы (в глыбах) встречаются вместе на спуске к Баероновской станции; что же касается до описанного здесь г. Гофманом обнажения, то его нет и следа в настоящее время.

Между Баероновской и Бирюсинской станциями местность представляет лишь незначительное возвышение, покрытое суглинистым наносом, в особенности мощно развитым на склоне долины р. Бирюсы; нанос же с галькой иногда 3 дециметров в диаметре я видел лишь в одном месте, именно на склоне к долине рч. Тайшет, несколько в стороне от дороги.

На почтовой станции (Бирюсинская) я узнал, что сведения об открывшихся остатках мамонта оказались крайне преувеличенными. Вместо предполагаемого «целого скелета», (для осмотра и обследования местонахождения которого я ехал), найден был один «бивень этого животного». Остаток этот, после бывшего в 1869 г. наводнения, найден был лежачим на отлогом берегу реки, в 12-ти верстах ниже почтовой станции в деревне Кульшет; женщина собиравшая камни для нагревания воды, обратила на него внимание, после чего он доставлен был на почтовую станцию в видах скорейшего сбыта проезжающим, где и продан зимой с 1874 на 1875 г., вследствие чего я не мог видеть этот остаток; о нем мне рассказывал родственник крестьянина, которому принадлежал этот бивень.

На противоположном берегу реки, сейчас же ниже находящихся там деревень – Конторской и Лавинской, виднеется утесистый берег, осмотренный проф. Гофманом в 1843 г. Им найден здесь песчаник желтовато-белого цвета с сердоликоподобным прожилками и с пропластком известняка красноватого цвета, содержащего многочисленные мелкие зерна кварца, причем породу эту г. Гофман склоняется причислить к одному уровню с качинскими около Красноярска.

К наблюдениям этим с своей стороны могу прибавить, во первых, что песчаник этот цементирован, углекислой известью в смеси с глиной и потому их следует считать частью мергельными, а частью известковыми (местами с друзами известкового шпата), переходящими даже в песчанистый известняк, служащий местным жителям для обжигания известки (все таки и там, где на месте осмотра я даже не различал песчинок, ближайшее исследование показывает значительную примесь оных), к тому же, кварцевые зернышки этого песчаника в некоторых пропластках также обточены, как в белом глинистом и не кипящем от кислоты песчанике, описанном мной на спуске с Уковской горы, вследствие чего такие образцы, не смотря на различие в цементе весьма сходствуют друг с другом. Во вторых, замечу, что на правом берегу безымянного ключика («ключ между камнем»), промывшего себе узкую, но вообще поросшую травой долину в этом утесе, можно видеть, что песчаник залегает здесь на красном рухляке, тонкие и горизонтальные слои которого перемежаются с рухляковыми же прослойками желтовато-белого цвета.

Относительно стратиграфического уровня, которому принадлежат эти породы, я могу представить лишь некоторые соображения, не имеющие впрочем притязания на полное решение вопроса, который, по крайнему недостатку обнажений на пути от Уковской станции до Бирюсы, может выясниться здесь разве исследованием течения р. Топорок от ее верховьев до впадения в Бирюсу или же осмотром течения Уды ниже Нижнеудинска.

Осмотр окрестностей г. Красноярска, как известно, привел г. Эрмана к тому заключению, что битуминозный известняк, издающий при трении и ударе сильный сернисто-водородный запаз залегает на рч. Базаихе на глинистых сланцах, на Торгашиной, затем покрывает собой крупнозернистый песчаник, а на левом берегу Енисея сам покрывается красными рухляками. Эти выводом вообще не противоречат и наблюдения проф. Гофмана, согласно которым, серый известняк, образующий более высокие горы, принадлежит без сомнения к одной формации с серой ваккой, которая перемежается с обыкновенным и отверделым глинистым сланцем (Базаиха) и в большей части случаев является в виде отвесно стоящих пластов, между тем как качинские пласты (т.е. красные песчаники мс полосками белого мергеля и красные песчанистые глины, покрытые и перемежающиеся с серым известняком, содержащим роговик и красные сердоликоподобные прожилки) лежат вообще горизонтально и без сомнения напластованы несогласно на серой вакке, а следовательно и на принадлежащем ей известняке.

Пытаясь подвести эти явления под ряд известных до сих пор в губернии стратиграфических уровней, на сколько это возможно без личного знакомства с местностью, мне кажется, что серую вакку проф. Гофмана и связанные с ней глинистые сланцы, а равно т песчаник Торгашиной (по Эрману), можно было бы отнести к подобным же породам Пещерного утеса на Уде залегающим под известняком; придавая за тем известняку, причисленному г. Гофманом к серой вакке, роль самостоятельного отложения, залегающего, по Эрману, на глинистых сланцах и на песчанике, качинские пласты являются эквивалентом вообще сходных с ними балаганских красных пород и занимающих одинаковый с ними уровень относительно известняка (известняк, образующий верхнюю часть качинского наложения, мог бы подать повод к недоразумению, но между его пластами находятся прослойки красной песчанистой глины, а залегающая под ним брекчия появляется также и ниже, между красными глинами и песчаниками).

Переходя затем к местности между Бирюсой и Уковской станцией, нельзя не заметить, что красный рухляк, залегающий в Лавинском утесе под песчаником, петрографически сходен лишь с балаганскими породами, а никак не с красными сланцами низшего стратиграфического уровня, с которыми я ознакомился в Нижнеудинском хребте и что гипсометрически его горизонтальные пласты располагаются ниже песчаника на рч. Каменной, как здесь, так и в тех местах Камышетско-Алзамайской долины, где на присутствие его указывают расспросные сведения и красный цвет наноса. В рухляке этом, залегающим таким образом и ниже иркутской угленосной толщи, встреченной на пути к Нижнеудинску, можно видеть, на основании имеющихся до сих пор данных, лишь продолжение балаганской формации. Что же касается до лавинского песчаника, не встреченного в таком виде ни в числе балаганских, ни качинских пластов, к которым он причислен лишь по сердоликовым прижилкам, то хотя от некоторых видоизменений балаганских пород он отличается главным образом лишь цветом и мог бы уложиться в одну стратиграфическую рамку с балаганскими, в особенности, что по наблюдениям проф. Гофмана, песчаник этот, встреченный впрочем лишь в виде глыб на Баероновской горе, покрывает там серым известняком, походим на качинский, тем не менее, имея в виду крайний недостаток обнажений на этом пути, без которых остается неизвестной ни связь этого песчаника с вышеописанным белым, глинистым, найденным на спуске с Уковской возвышенности и около с. Никольского, ни отношение этого последнего к песчанику рч. Каменной, который, разве авторитетом окаменелостей мог бы быть отделенным от иркутских угленосных (замечу, что сказанное Гофманом о характеристике здешнего угленостного песчаника принадлежит к более редким его особенностям, причем он не всегда и тонкослоистый), а наконец, сознавая, что вследствие осыпанного состояния подножия Лавинского утеса как выше (по реке), так и ниже обнажения рухляка, я не мог даже уяснить себе вопрос: неотложился ли лавинский песчаник на остатке размытой рухляковой толщи, который, быть может, и является в виде обнажения на вышеупомянутом ключике, — имея в виду эти обстоятельства и не забывая, что до сиз пор мы не знаем также, не составляет ли верхний (5-й) ярус иркутской угленосной формации (белые и желтоватые глинистые песчаники) самостоятельные, а следовательно менее древнее отложение, как это заподозрено г. Чекановским, — вопрос о лавинском песчанике считаю нерешенным.

Опубликовано в июне 1876 года.

Отчет об исследовании Нижнеудинской пещеры. И.Д. Черского. Часть 1.

Отчет об исследовании Нижнеудинской пещеры. И.Д. Черского. Часть 3.

Отчет об исследовании Нижнеудинской пещеры. И.Д. Черского. Часть 4.

Отчет об исследовании Нижнеудинской пещеры. И.Д. Черского. Часть 5.

872

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.