Вне земледельческие занятия крестьян Хомутовской волости. Часть 2.

Торговля.

Следующий затем по важности заработка промысел – торговля.

Торговля имеет большое значение для крестьян Хомутовской волости; ею занимаются малосильные – одно и двухлошадные хозяйства, обладающие оборотным капиталом от 16 до 40 руб. Впрочем, в случае дурного урожая, контингент торговцев значительно увеличивается на счет дровопромышленников и ямщиков, как-то было в 1888 г.

Единственная цель торговли – приобретение хлеба в обмен на товары, так чтобы стоимость его была по возможности ниже базарной.

Более всего занимаются торговлей крестьяне Кудинского, а затем Хомутовского селений. Крестьяне Талькинского селения ею не занимаются вовсе, или только в редких случаях, так как торговцы первых двух селений скупаю т у них дом лук, чеснок и табак, что обуславливается конечно большим развитием огородничества у крестьян Талькинского и Познякоского селений.

Крестьяне Карлукского селения не занимаются торговлей вследствие близости города, предпочитая различного рода случайный заработок (поденная работа пешим или с конем).

Ездят торговать крестьяне к бурятам в Капсальское, Кудинское и даже Идинское ведомства и в Тунку. У каждого торговца между бурятами есть «дружки», оказывающие ему покровительство; без этого забираться к ним не особенно безопасно, так как сами власти бурятские первые обидчики беззащитного человека. У дружков такой уговор: «Я к тебе езжу – ты меня корми; ты ко мне – я тебя». Предметы мены: чай кирпичный, табак, посуда фарфоровая, лук, картофель, водка, чеснок, мыло, бродни, кожи, полки (кож для подошв).

Держась одного метода описания промыслов, приведу несколько примеров.

1) Крестьяне Кудинского селения Шестаков Афанасий и Сорокин Афанасий на двух лошадях ездили к Тункинским бурятам за 300 верст от Иркутска; туда выехали на 4 сутки, проездили всего 15 суток (по дороге 4 остановки).

Оборотный капитал 30 руб.

Куплено было:

Посуды — 7 руб. 50 коп.

Полок 7 шт. — 6. Руб. 90 коп.

Табака 2 п. 30 ф. — 4 руб. 27 коп.

Лука 800 шт. по 45 коп. – 3 руб. 60 коп.

Мыла 10 ф. – 1 руб. 36 коп.

Чая кирпичного 4 шт. – 3 руб. 30 коп.

Итого 28 руб. 23 коп.

Остальные деньги взяты на дорожные расходы.

Поменяли все это на 8 мешков 35 п. хлеба ржаного. Это было весной прошлого года, когда хлеб стоил 1 руб. 70 коп. пуд, значит вся выручка 59 руб. 50 коп.

Расходы:

Квартира, чай, гостиницы и содержание в пути — 5 руб.

Толмачу за 4 дня по 70 коп. – 2 руб. 80 коп.

Лошадям 6 пуд. хлеба – 10 руб. 2 коп.

2 месячный билета – 20 коп.

Итого – 27 руб. 82 коп.

Оборотный капитал – 28 руб. 23 коп.

Всего 56 руб. 5 коп.

Итого прибыли на капитал 3 руб. 45 коп. или немного более 12%; заработок же поденный 11 коп. на человека и лошадь. Таких случаев торговли у «дальних» у меня записано 37; высший заработок на коня и человека в день колеблется от 6 до 19 коп., хлеб обходится (при счете по приезду домой) на 10 – 17 % дешевле базарной цены.

2) Михаил Латышев ездил к Кангальским бурятам, брал с собой вина пол ведра – 3 руб. 60 коп., омулей — 2 сотни – 20 руб. Проездил 5 дней; привез 5,75 пуда хлеба; хлеб тогда был 1 руб. 50 коп. – 8 руб. 62 коп., квартировал у дружка, поподчивал его бутылкой водки. Прибыль – 3 руб. 12 коп. или по 62 коп. в день. Как видно из 43 случаев торговли у «дальних», заработок на день лошади и человека колеблется от 30 до 72 коп., хлеб обходится на 16-28 % дешевле базарной цены.

Таким образом выходит ближний торг как бы выгоднее; но дело в том, что при ближней торговле много времени теряется даром на переезды; с товаром же на большие суммы она вестись не может по роду самого товара (для торговли табаком у «дальних» нужно платить акциз). Тот же товар, что идет у дальних – у ближних не идет.

Из 80-ти подобных приведенных мною случаев – вывожу среднюю.

Валового дохода (без оборотного капитала) на семью – 57 руб., всего семейств 87 = 4954 руб.; занимаются торгом числом в году 126 дней.

Экипажи и тележники.

Экипажным промыслом занимаются только трое крестьян Кудинского селения. Промысел этот можно считать наиболее выгодным; средний заработок одного человека в день почти втрое превышает заработок человека с лошадью при занятии, например, ямщиной (Беря заказ, экипажник назначает цену экипажу так, чтобы ему пришлось не менее 2 руб. 50 коп. за день работы экипажа).

Слишком малое распространение этого промысла объясняется, во-первых, тем, что занятие им требует специальной подготовки, которую крестьянину получить не откуда; во-вторых, требуется хотя и небольшой (200-300 руб.) оборотный капитал.

Трое экипажников, о которых я говорил, выучились ремеслу самоуком, но для этого требуется особая склонность и выдающиеся способности, а главным образом состоятельность семьи выше средней. Когда чему-нибудь успеет выучится крестьянин, вынужденный уде с 13-14 лет «хвататься» за соху? Для того, чтобы сделать экипаж, стоящий от 25 до 100 руб., нужно употребить 1,5-3 недели времени, да нужно выжидать, покуда он будет продан 3-4, а то и долее месяца, что недопустимо большинству населения, обладающему ничтожными средствами.

А между тем занятие этим промыслом, не отрывая крестьян от земли, могло бы послужить к увеличению степени благосостояния населения волости, так как главный материал, дерево, под руками, а близость города дает возможность более легкого сбыта и знакомства с образцами экипажей, позволяя в тоже время обходится minumum'ом оборотного капитала, так как все материалы можно покупать только по мере надобности.

Кудинские экипажники делают всевозможные, как деревянные так и городские экипажи, (исключая рессорных), причем последним словом экипажного искусства считают простые деревенские санки (род кошевки, но только главные части составлены из гнутой березы), стоящий 25-30 руб. Семья зарабатывает от 50 до 200 руб. в год за 20 – 100 рабочих дней. Зарабатывали и больше, если бы был обеспечен сбыт.

Совсем в другом положении находятся тележники, хотя они такие же «мастера», как и экипажники, только нужда не дает им «в настоящем виде» заняться мастерством. Контингент их составляет 10 семейств Кудинского же селения, у которых уж до Маслянной своего хлеба – «квашенная имянинница». Тогда-то они и начинают делать двухколесные тележки (такие, при каких торгуют городские калачинцы), продавая их не меньше раза в две недели. В неделю работник делает (с помощью семьи) 2 – 3 тких тележки и продает по 2 – 2 руб. 50 коп. за штуку. Всего за 4 месяца средний заработок семьи 80 руб., или от промысла весь валовой доход населения 880 руб. Впрочем тележники делают не исключительно только тележки, а еще колеса и кадушки.

Дворничество.

Дворничеством занимаются крестьяне только двух селений волости – Хомутовского и с. Кудинского, через которые проходит Якутский тракт. Собственно говоря условия дворничества крестьян Хомутовской волости иные, нежели условия занятия этим промыслом, например, по Московскому тракту. Обозы, идущие по Якутскому тракту, проходят Хомутову и Куду, не останавливаясь.

Останавливаются же в Хомутовой «дальние» крестьяне и буряты, едущие с продажей в город и возвращающиеся обратно. От дворника они требуют только помещение и чай, остальное у них все свое; это обстоятельство делает возможным почти всем, более или менее, заниматься дворничеством. Оно так и есть, и только в Хомутовском селении имеется 3 дворника, специально приспособивших дома и двор для занятия этим промыслом и получающих валового дохода не менее 300 руб. в год. Доход же в большинстве не превышает 100 и даже 40 руб. в год.

Плата взимается за постой 5 коп. с человека за чай. Впрочем, почти у каждого дворника есть «дружки» из бурят преимущественно, которые заезжают и кормятся даром. Весной же, когда производится выдача ссуд на посев, дворник едет в улус знакомых, беря с собой 0,25 – 1 вед. водки и 20-100 омулей для 15 – 40 «дружков» и взамен привозит 6-15 мешков хлеба. Для более или менее точного учета валового дохода населения от занятия дворничеством я не имею достаточных сведений. Полагаю, что таковой не превышает 70 руб. на семью или 104 семьи 7280 руб.

Как я уже заметил, остальные промыслы не заслуживаю отдельного описания.

Большее число таких промышленников в Кудинском селении; несомненно это обстоятельство имеет прямую связь с меньшим, сравнительно с другими селениями волости, размером запашки на одну семью в Кудинском селении, меньшим относительно числом скота и лошадей, вообще большим числом малосильных земледельческих хозяйств.

Все эти промыслы носят характер случайной, поденной работы, и это уже одно дает право заключить, что они не могут служить источником благосостояния населения.

Промышленники такого рода главным образом держаться городом; то они возят «сады» и дерут «дуб», то возят лед или дрова с Ангары, перевозят горожан с квартиры на квартиру, то просто нанимаются на поденную работу.

Чистая прибыль для таких промышленников имеет громадное значение, так как всякое уменьшение ее приходится сопровождать урезыванием удовлетворения потребностей.

Возьму пример. Несколько таких промышленников нанимаются возить сено в Иркутск за 26 верст по 5 коп. с пуда.

Получается за 20 пуд. 1 руб.

Должны бы израсходовать:

Овса 0,5 пуд. – 65 коп.

На свое содержание – 40 кок.

Итого – 1 руб. 5 коп.

Очевидно, что при таком балансе лошадь промышленника видит хлеб только 2-3 недели осенью, а сам он довольствуется только хлебом, капустой и чаем.

Главная беда таких промышленников – непостоянство работы; то в день зарабатывают 2 — 2 руб. 50 коп., то неделю ищет работы.

Средний валовой заработок (из 140 записанных мной случаев) 42 коп. в день, на семью 75 р. 60 коп., занимается 329 семей, весь доход 24872 руб. 40 коп.

Полагаю, что приведенного мной при описании отдельных промыслов достаточно для следующих заключений:

1. Промыслы крестьян Хомутовской волости не имеют самостоятельного значения, представляя некоторую выгоду только для более сильных земледельческих хозяйств.

2. У крестьян Хомутовской волости могли бы быть и более выгодные промыслы (как, например, добыча из леса более ценных продуктов, экипажный промысел), но для этого требуются такие условия, каких нет в наличности, и которые теперь могут явиться случайно только для отдельных семей.

3. Сопоставляя невыгодность промыслов с одной стороны и количество промышленников, занимающихся ими известное время с другой, приходится сделать заключение о низком, сравнительно, уровне благосостояния крестьян Хомутовской волости.

Таким образом это благосостояние попадает в заколдованный круг; повышение его может быть только при условии расширения земледельческого хозяйства, а средство на это последнее могут дать только промыслы, которые в свою очередь выгодны лишь для сильных земледельческих хозяйств.

Я знаю, что данных моего доклада конечно не достаточно для отыскания выхода из этого круга, но питаю надежду, что небесполезна и настоящая слабая попытка осветить хотя бы одну из сторон экономического быта крестьян небольшой волости.

Опубликовано в 1890 году.

Вне земледельческие занятия крестьян Хомутовской волости. Часть 1.

20

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.