Обь-Енисейский водяной путь. Часть 1.

Всей читающей публике г. Томска известно, что так называемый «прокоп», то есть Обь-Енисейский водяной путь, в действительности начал разрабатываться с 1883-1884 года. Как велики были трудности, встреченные на первых же порах в постановке дела, интересующийся может об этом узнать в «Сборнике инженеров путей сообщения», т. IV, вып. 1, 1887 г., из сообщений в собрании 10 октября 1886 г. Житкова и Чернцова. В настоящее время как наемка рабочих, так и доставка разного рода грузов (материалов и провизии) гораздо удобнее и дешевле против первых лет. Теперь имеется в распоряжении администрации прокопа два парохода в 35 и 65 сил и два паровых катера в 8 сил. При наемке рабочих, производящейся в феврале и марте, желающих наняться так много, что оказывается излишек, а доктору при приемке есть из чего выбирать, и лишь его добрая воля будет пропустить кого-нибудь ненадежного. Некоторые уж очень жалобно просят, чтоб их не забраковали! Такой оборот наемки рабочих является вследствие падения золотопромышленности в последние годы в енисейской тайге, равно вследствие неурожаев в тобольской губернии, а также и потому, что инженеры Обь-Енисейского водяного пути сразу зарекомендовали себя перед рабочими с хорошей стороны.

Бывши на месте работ с 8 февраля по 13 сентября 1888 года, я лично убедился в добросовестной эксплуатации начальством рабочего труда и строгом охранении интересов рабочего как со стороны поставщиков товаров, купца Колосова, так и со стороны мелких служащих. Нежелательное исключение из общего персонала представляло лицо, которое с первого же появления на канале рабочие невзлюбили. Он называл себя «блюстителем казны», рабочие же прозвали его «пане ласковый». С первых лет производства работ за усиленный труд рабочим, за неудобство их помещений и в видах сбережения здоровья их – выдавалось им по 1, 2 и 3 бирки на право получения порции водки в размере рюмки, стоящей казне 2 или 3 коп. С тех пор такая придача к задельной плате стала для рабочего неотъемлемой собственностью. Попробуйте не дать ее, без этого рабочий не будет стараться и никакими штрафами его не понудите идти. В конце концов, казна проиграет. Такой особенности не сообразил «пане ласковый»: работы были спешны, от рабочих требовалась усиленная энергия в труде, а он хотел заставить их работать без этой несчастной порции по пояс в снегу или по колено в воде. Энергию их он стал поддерживать штрафами: в феврале поставлено 8,5 прогулов в 1 неделю, в марте 20 дней, в апреле 79, мае 36 прогулов.

Случилось, что в воскресенье 1 мая на работу пошли не все. По контракту в праздники не работают; рабочие же отговаривались не силой контракта, а необходимостью починки одежды и обуви. Действительно, это видно из того, что с 23 февраля по 1 мая взято на Ломоватом стане одной обуви на 1272 руб. 40 коп. да заплат на ее починку на 63 руб. 20 коп. «Пане ласковый» оштрафовал дневным заработком 38 человек по 60 коп., 10 человек по 65 коп., 5 человек по 70 коп. и сверх всего этого всех 53 оштрафовал по 1 рублю, хотя по контракту он вправе штрафовать лишь дневным заработком. Рабочих на стане было 450 человек. Не смотря на усиленные штрафы, работали не спеша, то есть так. Как везде работают поденщики. «Пане ласковый» упустил дорогое время и вода затопила котлован шлюза на Ломоватом, о чем я скажу особо. С приездом начальника работ, барона Аминова, прекратили штрафы, и народ стал работать дружнее.

Весь путь еще далеко не окончен, но сделано уж много. В минувшее лето окончены шлюз и плотина на Новом стане, шлюзо-плотина системы инженера Мысловского на Генеральском стане; сделана выемка земли под плотину на Безымянном стане, где забиты круглые сваи и поожены насадки, то есть, заложено основание для возведения стен и устоев сооружения; на Безымянке почти сделана выемка котлована для двухкамерного и окончена под котлован на Марьиной гриве. Шлюзы Николаевский и Касовский окончены были раньше. Важнее всех шлюз Касовский. Стоит он на 7-й версте канала, по которому вода направлена из Большого озера, составляющего, с прилегающими к нему болотами и речками, водораздел Обской и Енисейской системы; если шлюз этот открыт. То вода из Большого озера неминуемо уйдет в Енисей. От шлюза идет канал около 1 версты длиной, упираясь в реку Малый Кас; весь этот 8-верстный канал со шлюзом и есть соединительное звено Обской и Енисейской системы. Берега канала сделаны откосом, во избежание осыпи, что разумеется не требовало бы расходов на ремонт и очистку канала, если бы берега не были подвержены сползанию.

В некоторых частях системы, в разлив, горизонт воды поднимается против обыкновенного до 3 сажень, причем вода в сторону Оби сбывает медленнее, чем в сторону Енисея. Так, например, в прошлогоднюю полую воду со стана Ломоватого (Обской системы) была отправлена баржа с грузом 2500 пудов муки на прииски Черемных (100 верст от Ломоватого) до реки Малого Каса, т.е. почти через весь Обский склон. Баржа шла на буксире парового катера в 8 сил, против воды. Катер оставил баржу, выведши ее на Енисейский склон водораздела через Касовский шлюз в Малый Кас; отсюда до стана Безымянного баржа шла на шестах уже по течению воды. По Обскому склону в это время (18 мая) убыли воды еще не замечалось, да и в июне понижение воды было не велико; по Енисейскому же склону к 21 мая воды сбыло уже на 1 сажень. Частые закругления русла останавливали ход баржи; руль работал плохо и баржа часто попадала носом на мель или берег. Впереди баржи шло несколько лодок с грузом до 300 пудов, на 6 гребях и далеко оставляли за собой баржу. «пане ласковый» не мог придумать ничего лучшего, как заставить двух гребцов на маленькой лодке буксировать баржу и ужасно сердился, что в день ушли на 10 верст… Простой плотник Игнатий Осипов (№ 462) посоветовал бросить руль и приделать к носу и корме по одному правежному веслу. Баржа пошла ходко, так что, во избежание столкновения с лодками в тесном месте (есть не шире 4-6 саженей, а баржа имела 12 саженей длины), баржу пропустили вперед. 28 мая паровой катер пришел на Безымянку и повел баржу (2500 пуд. – груз половинный) по назначению. 14 июня катер благополучно возвратился на Безымянку. Бывшие на катере рабочие рассказывали, что вышедши на Енисей, они свои появлением до того удиви пассажиров шедших на встречу по Енисею частных пароходов, что те останавливались. Кое-кто из них явился на борт катера, чтобы осмотреть и расспросить каким чудом и откуда идет казенный катер? Жители же берегов Енисея высказывали большую радость, так как хлеб в тех местах очень дорог.

С сентября 1887 по сентябрь 1888 года перебывало на всем пути 1461 рабочий, включая сюда и около 50 мелких служащих, носящих название «причендалы» (паразитов). Название это дано самими рабочими, а входят в эту группу повара, кухарки и исполняющие разные поручения. По окончании работ осталось на зимовку, по всем станам, 80 или немного больше рабочих; рассчитывалось и отправилось на барже в Томск 850 человек. С первых чисел сентября рассчитывалось 150 человек, а 381 человек рассчитаны в период с конца марта по 1 половину августа.

Цены задельной платы рабочих делятся на первую, вторую и третью руки. Деление это остается для плотников и чернорабочих всегда, но сумма стоимости рук меняется в год три раза: с сентября по март, до прихода первой вешней партии 1 рука 60-50 коп., 2 рука 50-40 коп. и 3 рука 40-30 коп. С марта до июня 1 рука — 70 коп., 2 рука – 60 коп. и 3 рука 50-40 коп. С июня до сентябрьского расчета 1 рука – 80 коп. (в тачках, на уроках). Неурочные: 1 рука 70-80 коп., 2 рука – 60 коп. и 3 рука – 50 коп. Плотники с марта по июнь: 1 рука – 90-80 коп., 2 рука 80-70 коп. и 3 рука – 70 коп. С июня до расчета: 1 рука – 1 р. 15 коп и 1 руб. 10 коп., 2 рука – 1 руб. и 1 руб. 5 коп. и 3 рука – 90 коп.

Из отрядных работ самая выгодная как для рабочего, так и для казны – смолокурение: рабочий получает по 80 коп. с пуда, казна же выгадывает от того, что материал постоянно под рукой. В минувшее лето сделана была 1-я проба заготовки кирпича на Безымянке и с выгодой для казны: кирпич получился обожженный в 6 руб. тысяча, а сырец 3 рубля за тысячу. Затем для рабочего выгодна еще заготовка леса. Каждое дерево рубят по 10 коп.; распилка досок бывает выгодна для рабочих лишь тогда, когда у приемщика смекалки меньше, чем у рабочего; при аккуратной же приемке пильщик зарабатывает от 60 до 80 коп., считая по копейке с погонного аршина. Содержание всем рабочим готовое. В среднем выводе поддельная заработная плата, не разбирая специальности работ, выходит в таком разимере:

На Ломоватом: в марте рабочих дней 9853,75, в апреле 8797,75; итого 18651,5 дней.

Сумма заработка: март – 5611 руб. 18,5 коп., апреле – 5595 руб 59,25 коп. Итого 11,206 руб. 78,25 коп., следовательно по 60 коп. в день (дроби не приведены).

Безымянка. В мае рабочих дней 2819, июне 9779,75, июле 10295,75, августе 9415. Итого 32309,5 дней.

Сумма заработка: за май и июнь 8812 руб. 27 коп., июль 7065 руб. 81,5 коп., август 7607 руб. 02 коп. Итого 23485 руб. 10,5 коп. Следовательно, по 72 коп. в день.

Хотя эти сведения взяты только на двух станах, а не по всей линии работ, но, принимая в расчет, что контрактная сумма задельной платы по всей линии одна, могут быть изменены лишь суммы средние при определении рук – все-таки приведенный выше расчет в общем мало изменится, а останется почти применим к рабочим ценам по всей линии с марта по сентябрь. Обувь, одежда, табак, спички и сахар поставляется купцом Колосовым по контракту. Цены сносные: простая ситцевая рубашка – 1руб. 10 коп., красная – 1 руб. 60 коп., шаровары от 1 руб. до 2 руб. 25 коп., сахар 23 коп. фунт, табак маторка – 32 коп. фунт, спички 10 коп. тысяча. В случае жалоб рабочих на недоброкачественность товара, инженеры сравнивают товары с образцами и в случае их несоответствия – опечатывают товар и возвращают в Томск обратно. Если бы из начальников было больше подобный «анну ласковому», то рабочий терял бы больше, а интерес казны не был бы в выигрыше, потому что рабочий, не видя защитников своих интересов, стал гадить работу или просто лениться.

На Ломоватом стане выемка котлована как под шлюзом, так и под плотину была окончена в лето 1887 г.; в лето же 1888 года предполагалось окончить сооружение шлюза и плотины. Производителем работ был инженер Балицкий. В конце марта 1888 г. ему нельзя было ехать на место работы, так как он должен был нанять еще партию летних рабочих в Колывани. На Безымянке предполагалось начать работу при первом спаде вод. Производителем работ туда был назначен «пане ласковый», утвержденный не по выбору начальника работ, а из Питера, как бывалый на практике при шлюзовании рек; ему и было поручено временно заведовать работами на Ломоватом стане. Вставал он очень рано и приказывал давать свисток на работу. Остановившись в конце моста, через который проходили рабочие, опоздавшим он давал выговор, а затем преспокойно уходил в свою комнату. За ходом же самих работ он следил мало, вероятно надеясь на десятников, от чего в котловане шлюза сваи забиты неправильно и не надлежащей величины, что оказалось по приезде инженера Бобиенского, распорядившегося выдернуть несколько свай на пробу.

При хорошей теоретической подготовке и знакомстве на практике с делом, нужно еще понять местные условия, в которые поставлены экономическим положением отношения начальства к рабочим или же принять готовый взгляд других сотоварищей инженеров на этот предмет. Такое знакомство на работах Обь-Енисейского водяного пути необходимо более, чем где-нибудь, как по нравственному облику рабочего, так и потому, что в тайге вдали от жилого места, нельзя прогнать одного рабочего и взять другого: большая рабочих на брань ответит либо бранью же, либо возражением, но во всяком случае – порчею работы. Был один пример даже довольно иронического ответа. На брань рабочий ответил: «спасибо, что пришлось от благородного человека такое благородное слово услышать!».

«Пане ласковый» захотел идти в разрез направлению, установившемуся в отношения начальства к рабочим, а главное задался мыслью доказать, что 2-копеечная порция водки составляет напрасный расход. Рабочие работали, как я уже сказал выше, обыкновенным образом, а между тем, надо было торопиться окончанием плотины и укрепить перемычку в котловане шлюза, потому что с 8 апреля вода начала подниматься быстро. Каждый праздник ходил по баракам сам «пане ласковый» выгонять на работу, пуская в ход угрозы, что де его будут помнить. Рабочие отказывались необходимостью починки одежды и обуви и истощением сил на постоянных работах; но он был глух к этому. Рабочие озлились, получали штрафы и в будни из 450 человек оказывалось больных до 60 человек. Всего же больными пропущено:

В феврале – 478,75 дней

В марте – 1006,25 дней

В апреле – 693,75 дня

Итого – 2178,75 дней.

Между тем вода накрывала. Пришла Пасха: по контракту 3 дня праздника нерабочих. Во все три дня было на работе лишь 48 человек. Не шли на работу не ради праздника – напротив, многие во второй и третий день праздника скучали без дела – а просто из злости. Отгулявши 3 дня, стали работать опять по прежнему – не торопясь; вода же подступала к горлу и, наконец, убедила не жалеть грошового расхода на порцию водки. Прежде «пане ласковый» жалел 1 бирку, а теперь стал давать по 3 и 5 штук в день. И о чудо! Те же рабочие пошли на работу и днем и ночью, рваться стали на работу, как будто на пожар. В течении какой либо недели все необходимые, более подвергающиеся порче, части плотины – окончены и вода пошла в плотину 3 мая, когда еще перемычки не были разобраны. Но вреда для плотины не получилось. Не перемени «пане ласковый» своего упрямства в отношении бирок – с плотиной было бы тоже, что с котлованом шлюза.

Опубликовано 19 апреля 1889 года.

Обь-Енисейский водяной путь. Часть 2.

10

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.