Ссылка в якутскую область. Часть 2.

Коснувшись в первой статье в общих чертах, поземельных отношений здешнего края, постараемся теперь указать на экономически-производительное положение этого края и на материальное благосостояние коренного населения.

В якутском крае не существует никаких сколь-нибудь значительных промыслов, за исключением нескольких жалких кирпичных заводов, и таких же жалких свечных (если только топление жира на дому можно назвать «заводами»), и одного кожевенного, не превышающего общей доходностью в год более 9000 руб., при 103 рабочих. Весьма незначительное число якутов, наиболее зажиточных, занимается преимущественно скотоводством, — продукты которого – масло и мясо – и составляют главную доходную статью скотовода. Если к этому прибавить перевозку тяжестей как казенных, так и частных, да перепродажу рыбы, вот и все источники доходов жителей якутского округа (все, что здесь говорится, относится до якутского округа, так как на этот округ падает и главное содержание ссыльных). Казна отправляет в северные округа муку, крупу, порох и свинец, а приисковые подрядчики – на золотые промысла все, закупаемое в округе. Обыкновенно с освобождением реки Лены от льда, ежегодно отправляются барки вниз к Жиганску; эти барки обращаются вверх по реке, лямками, к концу августа с закупленной рыбой; часть этой рыбы закупается приисками, а другая потребляется в городе. Сами якуты нашего округа соленную рыбу не употребляют: они находят ее «сырой».

Само существенное богатство для якута здешнего края составляет скот; количеством скота обыкновенно измеряется благосостояние каждого отдельного лица; поэтому достаточно указать на общую цифру всего количества имеющегося в наличности скота, чтобы окончательно убедиться в жалком уровне материального благосостояния края. Всего скота в округе имеется, по официальным данным, почерпнутым нами из «обзора якутской области за 1884 г.», — 206,580 голов; из них 147,847 шт. рогатого и 58,733 лошадей. Сопоставляя это количество скота с народонаселением в 142,160 душ обоего пола, получим средним числом на каждую душу цифру, которую не трудно вывести каждому. Для прокормления этого количества скота требуется на всю зиму (8 месяцев), средним числом, на каждую голову 4 воза сена (воз 20 пуд.), что составляет на весь скот 11,326,400 пуд. Таким образом, сено является главнейшим необходимым продуктом для якута: обеспечив существование скота на зиму, он этим самым обеспечивает самого себя, так как кору, или другую какую пищу, без молока или тара есть не возможно, а имея достаточно сена, он имеет и то и другое (Заметим мимоходом одну особенную якутскую черту, которая характеризует его, как человека, стоящего на самой низкой ступени культуры. Он, например, не только не употребляет соленой рыбы, но он также не употребляет никаких решительно овощей, не употребляет никаких грибов, которые произрастают здесь в большом количестве). В виде иллюстрации положения здешнего якута, представим здесь перечень скота одного наслега, который считается в районе из богатых улусов – мегинского и батуруского – одним не из бедных. Наслег этот «Батаринский»; числится в нем 711 душ муж. пол.; делится на 5 родов; 1-го класса душ считается в нем 52 человека, 2-го класса 200 чел.; остальные принадлежат к 3-му классу.

.Количество скота
1-го кл. у 2-х хозяевпо 70 шт.
1-го кл. у 1-х хозяев
по 50 шт.
1-го кл. у 3-х хозяев
по 40 шт.
1-го кл. у 10-х хозяев
по 30 шт.
1-го кл. у 15-х хозяев
по 20 шт.
1-го кл. у 16-х хозяев
по 10 шт.
1-го кл. у 5-х хозяев
по 5 шт.
2-го кл. у 5-х хозяев
по 30 шт.
2-го кл. у 10-х хозяевпо 20 шт.
2-го кл. у 50-х хозяевпо 10 шт.

Остальные имеют от 8,6,5,4,3, 2-х штук.

Благосостояние 3-го класса – чуть ли не ⅔ населения наслега, самое жалкое: так, например, между ними мы насчитали только 4-х хозяев с 10 шт. скота, остальные имеют от 5 (немногие), 4, 3, 2-х и одной шт.; некоторые же ничего не имеют, а потому, те из низ, которые не женаты, лишаются по якутскому обычаю своей части курья покоса («курья» покосного места = 250 копнам, или 25-ти возам. 1-й класс пользуется 2-мя курьями, 2-й класс 1-м кур., 3 класс 0,5 курьи); эта часть покоса уступается родом кому-нибудь из влиятельных богачей, за которую он уплачивает все повинности, причитающиеся за ее пользование. Вообще следует сказать: у якутов вошло в обычай пользоваться от бедняка, без различия класса, его покосом за самое ничтожное вознаграждение; сам же бедняк, отдавая почти за даром свой покос, начинает косить с половины у того же богача самые худшие места. Этот обычай крепко засел в нутро якутской жизни, во всей своей неприглядной наготе, и, конечно, не в убыток богачу.

Существует много различных мер, практикующихся между богатыми якутами, которые получают характер обычая, крайне разорительных для бедняка. Возьмем, например, обычай отдавать другим на зимний прокорм скот; кормит чужой скот берется только бедняк и притом, конечно, за самую низкую плату (от 2-х до 3-х руб. за крупную штуку), которая забирается – тоже по обычаю – всегда вперед; сено же остающееся у богача, продается им не без значительных барышей. У каждого почти бедняка за недостатком покосного места, никогда не бывает сена до конца зимы, и каждому из них приходится, по неволе, одолжаться у того же богача (уплачивая по 2-3 и более рублей за воз), которому один из них уступил за бесценок свой покос, а др. за то, что кормит его же собственный, богача, скот. Это забранное сено они обязываются уплатить к будущему году в следующем порядке: один опять уступает свой покос, но уже с добавочными обязательствами скосить, убрать и все такое, а другой также берется кормить скот богача также с разными «добавочными» обязательствами – и так без конца. Чаще всего, — в силу того же недостатка покосных мест, — богатыми практикуется следующий способ: бедняк, по обыкновению, всегда нуждается в чем-нибудь, конечно необходимом – насущном, и вот удовлетворения ради этой, какой-нибудь, насущной нужды он обращается за помощью, в виде займа, к богачу; отказ богача такой проситель редко получит, — в особенности когда он видит его молодым-здоровым (здоровый, молодой бедняк пользуется у богача всегда большим доверием, чем какой-нибудь дряхлый старикашка). Стоит только раз бедняку одолжиться у богача, и он уж не скоро вырвется из его рук, и чем дальше, чем все больше и больше увеличивается его долг; такие одолжения делаются богачом, конечно, соразмерно количеству скота, имеющегося у бедняка и, аккуратно рассчитанных богачом, будущих продуктов – масла и мяса, которые бедняк обязательно отдает ему за свой долг, — масло, например, по 6, много 8 руб. за пуд, тогда как рыночная цена – до весны настоящего года – колебалась между 12 и15 руб. пуд. Увеличение долга происходит потому, что бедняк никогда почти не в состоянии бывает аккуратно уплатить его к известному сроку; вследствие такой не «аккуратности» он делается вечным плательщиком богача, обязываясь, то к одному, то к другому сроку предоставить или сено, или масло и в добавок рабочую силу. Как видите, Колупаевы, в образе якута, тоже не зевают; но здесь есть Колупаевы и пришлые, которые для бедного якута гораздо вреднее своих; свой хоть как никак, а все-таки, при крайней нужде, всегда поможет, а пришлые культурные, Колупаевы, — в лице различных купцов виноторговцев или различных фирм, вроде фирмы «Мадачи», — не только не поддержат, но и последние остатки повысосут. За этими культуртрегерами следуют еще разные сосатели по праву или по нужде, и так без конца (Это-то и есть знаменитая ленская покрута). Как бы зловреден ни казался якут-кулак, но мы в нем решительно не заметили тех низких хищнических инстинктов, которые замечаются у культурных хищников. В пользу якута-кулака, мы, — с чисто практической точки зрения, — должны заметить, что интерес заставляет его не переходить известных пределов эксплуатации своих собратий; иначе ему пришлось бы, в силу недостатка земли, если не лишиться, то, во всяком случае, очень и очень дорого расплачиваться за содержание своего скота; так как пользование курьями, — как мы уже указывали в прошлом письме, — полагается ни больше ни меньше того, что следует ему по классу; а между тем между ними есть не мало собственников, — как, например, в алтанском, тарагайском и многих других наслегах мегинского улуса, — которые имеют от 100 до 600 и более голов скота, а в батурусском улусе. – самом богатом в округе – братья Россины считают у себя скота до 3000 голов, который прокармивают, сравнительно, довольно дешево, благодаря только практикующимся, выше упомянутым, мерам.

Легко представить себе положение большинства якутов, сравнив вышеприведенные цифры (206,580 штук скота, на 142,160 душ населения всего в округе). Принимая во внимание, что есть собственники, владеющие от 100-200 и так далее, до 1000 гол. скота, и видя, что на все то население приходится 1,45 голов, — легко вообразить, сколько же приходится на большинство якутского населения и как оно живет, не имея хлебопашества, не зная огородничества? При таком положении большинству якутов остается еще благодарить судьбу, что есть в изобилии сосновый лес и разные травы, которыми они питаются. Размер минимума средств существования до такой степени ничтожен у неимущего якута, что видя все это перед своими глазами, приходится изумляться его выносливости. И при такой-то обстановке. Якутам приходится кормить и одевать поселенцев – целыми тысячами.

Опубликовано 1 февраля 1887 года.

Ссылка в якутскую область. Часть 1.

2

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.