Ссылка в якутскую область. Часть 1.

Вопрос о том, куда девать и что делать с поселенцами, причисленными к разным наслегам якутской области, настолько созрел и дает себя так сильно чувствовать, что стоит того, чтобы специально на нем остановиться. Для человека близко стоящего к делу, ежедневно встречающегося и ссыльными и видящего воочию результаты ссылки, для такого человека, якутская ссылка не может казаться ничем иным, как печальным и опасным явлением, в основании подтачивающим благосостояние края и окончательно деморализующим как его коренное население, так и самих поселенцев. До 1880 г. ссылка в наш край ограничивалась одними рецидивистами из уголовных преступников в. и зап. Сибири. Этих, уже однажды сосланных, переселяли сюда административным порядком, за совершенные ими, более или менее, важные преступления. Коренных сибиряков ссылали сюда по приговорам суда. Конокрадов же всех наций, а евреев и татар в особенности, высылали прямо с их мест жительства административным порядком. До 80 г. ссылка сюда не была особенно заметна и не давала себя сильно чувствовать. С 80 г. наплыв ссыльных стал увеличиваться; а с 82 г. сюда начали гнать из России и бродяг. Всех этих различных категорий ссыльных считают теперь в области тысячами. Спрашивается, на какие средства такая «масса» обездоленных людей живет?.. и как живет?...

Прежде всего необходимо знать, что кроме олекминских и витимских золотых приисков, никаких других отхожих промыслов для нашего поселенца здесь не существует; а так как эти прииски в последние годы перестали нуждаться в якутских рабочих руках (на эти прииски начала стекаться на заработки в последние два-три года масса рабочих, коренных крестьян Сибири, не только иркутской и енисейской губерний, но также и тобольской; а до этого, в самом городе Якутске, существовала специальная наемка рабочих), то само собой разумеется, что здешнему поселенцу волей-неволей приходится в большинстве, оставаться на своем месте. Что же он делает и чем снискивает себе пропитание? Содержание ссыльных якутского края всей своей тяжестью ложится на одних якутов. Всякого причисленного к наслегу поселенца, якуты вынуждены кормить и одевать; мало того, они пекутся об его благосостоянии и, не смотря на свою крайнюю нужду, даже в период голодных годов, дают ему возможность ни в чем не нуждаться. Мы знаем многих из уголовных ссыльных, которые по 10 и более лет проживают по наслегам, куда они причислены, и живут, как говорится, «палец о палец не ударив», вполне довольные своим положением. На вопрос: что заставляет их постоянно жить в наслеге и объедать якутов? – они ответят: «мне что? Я слава Богу, сыть, обут и никто меня не принуждает; а якут что? Что его жалеть? Якут дикарь, я что хочу, о и делаю с ним, а он со мной ничего не может сделать, потому… я русский». Такая система кормления прямо избавляет поселенцев от необходимости работать. Но как тяжело она отзывается на благосостоянии якутов. Этому явлению способствует развиваться еще и то обстоятельство, что якут до крайности гостеприимен или вернее «альтруистичен по обычаю». Справедливость требует сказать: этим «обычаем» пользуется здесь не только тот, кто, неизмеримо тяжелыми условиями ссылки, поставлен «прямо» в необходимость «брать», но даже и те, которые вполне обеспечены. Якут считает своей обязанностью кормить поселенца (смотря по временам года) мясом, рыбой и разной дичью; оладьи на масле составляют его обыкновенную пищу. Горе тому якуту, который не удовлетворит поселенца такой пищей. За такое отступление «обычая» поселенец не редко расплачивается с якутом очень и очень жестоко. Но, быть может, якутам вовсе и не тяжело прокармливать известное число нахлебников-дармоедов? Быть может у них такое изобилие благ земных, что им ничего не значит содержать каждой семье по такому нахлебнику? Посмотрим.

Оглядываясь на необъятное пространство области, имеющее до 7,617,604 кв. верст – и на мизерное его население 142,160 д., — должно бы казаться невероятным, чтобы якуты особенно дорожили своей землей. Факты говорят, однако, совершенно противное. Не смотря на громадную площадь земли и незначительное население, и на то, что земля эта не имеет здесь никакой рыночной цены, якуты, тем не менее, крепко держаться за нее обеими руками, и только в крайних случаях решаются уступить поселенцу клочок ее в 15 дес., который полагается ему законом. Количество земли и границы ее между внутренними наслегами, по «обычному» якутскому праву, строго между ними распределены и каждый наслег пользуется не более и не менее, как только тем ее количеством. Которое определено ему по его «родам», тем же «обычным правом», за что и приходится нести каждому роду известные повинности. Каждый наслег делится на «роды» или «десятки»., считая у себя от трех, до шести и восьми «родов», смотря по его населению; каждый род делится на три класса. Якуты 1-го класса пользуются наделом земли в 3 пая, 2-го в 2 пая и 3 класса в 1 пай. Пропорционально этих наделов, делается раскладка всевозможных повинностей; так, например, в одном наслеге каждому тойену (хозяину) 1-го класса приходится уплачивать в год около 18 руб., 2-го класса 12 руб. и 3 класса около 6 руб. Кроме того, приходится кормить и одевать целый легион поселенцев (Эта кормежная повинность распределяется, примерно, так: якут первого класса кормит поселенца 4 дня, 2 класса – 2дня, 3 класса – 1 день).

Захватного (вольного) пользования землей, в смысле частной наследственной собственности, у якутов не существует; вся земля каждого отдельного рода принадлежит всему обществу наслега, к которому «род» причислен; общество, в лице всего наслега, по своему «обычаю» вправе распределять между собой землю по его усмотрению, своим собственным «родовым судом». Суд родовой состоит из выборных старшин по одному из каждого «рода», и из князя (старосты) всего наслега, избираемых на три года; выбор того или другого лица определяется большинством голосов. Областная и окружная администрация, как на распределение земель между якутами в наслегах, так и вообще на земельные отношения якутов никакого давления не оказывает, — за исключением только наделения земель поселенцев, и только по частным жалобам и настойчивым требованиям последних. Довольно за редкими исключениями, якуты не наделяют землей поселенцев; они охотнее соглашаются их кормит и одевать, чем решатся наделить землей.

Мы лично знаем не мало фактов из разных улусов, где семейные поселенцы, не живущие по своим наслегам, получают от своих обществ по 200 и 300 руб. наличными деньгами в год (почти невероятные суммы, а тем не менее факты! Так, например, одно семейство, причисленное к барагонскому улусу, получает от своего наслежного общества 300 руб.; другие два семейства Мегинского улуса, одно Майрусского др. 2-го Межахсинского наслегов, получают по 200 руб. ежегодно; эти суммы уплачиваются им якутами в виде отступного, чтобы только не кормить их и не наделять землей), проживают эти деньги в Якутске, и нередко, далеко до окончания годового срока, являются обратно с своими семьями в наслег, на шею якутов. Некоторые из семейных поселенцев получили наделы земли и занимаются хлебопашеством; но таких, сравнительно с ненаделенными, очень мало, эти немногие пользуются землей только потому, что они прибыли в наслеги несколько лет тому назад, когда наплыв поселенцев был не велик, и когда якуты не предвидели опасности, угрожающей им от раздачи удобной земли не прошенному пришлому элементу, с которым они не имеют, и не могут иметь, ничего общего. Эти первые семейные и даже не семейные поселенцы до 81-82 г. пользовались от якутов не только удобной землей, но также скотом и всем необходимым в хозяйстве, начиная от медного чайника, котла, сковороды, рабочим быком и лошадью; семейному выдавались коровы почти на каждую душу; так, например, семья, состоящая из 3-х, 4-х или 5 душ детей, получала от 3-х, 4-х и т.д. штук скота; кроме всего этого, выдавался также рабочий бык, — конь и все другое.

Сопоставляя факты поселенческого надела землей с фактами систематического их кормления, мы не решаемся сказать, чтобы последнее было выгоднее для якутов. Якуты же в последнее время стали предпочитать именно последний способ, дабы только удержать за собой лишний клочок покосного места. Мы не беремся решать, который способ для якутов выгоднее: наша цель единственно только обрисовать экономическую сторону вопроса, влияние ссылки на быт якутов.

Чтобы дать некоторое понятие о количестве удобной земли, в распоряжении якутов находящейся, мы представим здесь данные почерпнутые нами из «обзора як. обл. за 1884 г.». К концу 84 г. измерено земель в як. окр. 219,160 дес. 1,116 саж.; из этого количества имеется леса, приблизительно, около 134,053 дес.; неудобной земли с кустарниками около 400 дес.; под водами около 18,000 дес. Таким образом, из всего количества измеренной площади оказывается до двух третей неудобной земли. Имея при этом в виду, что измерена только та площадь, где больше всего находится жителей и следовательно больше всего имеется удобной земли, а также, что на этой площади водворены все поселенцы, мы должны допустить, что если бы якуты держались системы прошлых лет и наделяли каждого поселенца землей, и при том удобной – как это предписывается законом, — то им пришлось бы лишиться не только всей площади измеренной по сие время удобной земли, но пришлось бы лишиться не малого количества земли, из не тронутой еще землемерами площади, так как ссыльных всех категорий, без семейств, числится в якутском округе до 5000 человек, и каждому ссыльному по закону полагается 15 дес. удобной земли. Не смотря на то, что не существует, как сказано выше, — рыночной цены на землю, якут, тем не менее, больше чем кто-нибудь, понимает ее ценность и потому волей-неволей слишком дорожит ею. Больше всего якуты дорожат своими покосными местами, необходимыми при их главном занятии – скотоводстве.

Пахотной земли у якутов совсем не много, и не смотря на это, они ею не дорожат. Объясняется это тем, что они очень мало употребляют хлеба; самые богатые из них засевают обыкновенно от –х до 1 пуда; бедняки же, обыкновенно, от 1 п., 20 ф. и, даже не редко, по 10 ф. В будущем году, надо полагать, и такого посева не будет: все общественные магазины пусты и все посеянные минувшей весной, побито морозом, за исключением земель скопцов. Самого якута бесхлебица не пугает, он относится к этому горю довольно радушно; его приводит в отчаяние и пугает одно: чем он будет кормить своих поселенцев!? В настоящее время это главная забота; а пуд муки яричной стоит теперь у наших «кормильцев-скопцов» 5 рублей! Для якута хлеб заменяют: сосновая кора с таром (кислое молоко); богатые же употребляют мясо, но и то только изредка; в большинстве случаев и они питаются корой и таром, но зато раза три в день пьют чай.

Всей пахотной земли из выше указанной площади, имеется около 6000 дес.; покосов же насчитывают до 30000 дес. выгона до 27000 дес.

Мы не можем ручаться за полную достоверность официальных сведений о количестве удобной земли у якутов, но уже тот факт, что якутские наслеги решаются лучше уплачивать поселенцам по 200-300 руб. в год, чтобы только не отводить им земель в натуре, доказывает, что такой свободной земли у якутов не много.

Опубликовано 18 января 1887 года.

Ссылка в якутскую область. Часть 2.

2

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.