Николаевский железоделательный завод. Часть 2.

IV.

Народное здоровье.

Климат местности, в которой находится завод, можно назвать довольно суровым, но считать его не здоровым нет достаточных оснований. В нем не заметно тех резких переходов от тепла к холоду и обратно, которые бывают главной причиной простудных болезней. Вода речки Долоновки не хороша и не годится для употребления, но жители употребляют в пищу воду из колодцев; улицы правильные и широкие; дворы расположены на достаточном расстоянии один от другого; местность поката к обоим берегам Долоновки и составляет естественный водосток. Но селение содержится очень не чисто; все отбросы и навоз, даже падаль, складываются на пустырях, окружающих завод, следовательно лежащих выше жилых строений. Часть отбросов уносится дождевой водой, а все растворимое всасывается пористой почвой, и грязнит почвенную воду. Все жилые дома исключительно деревянные и не удовлетворяют самым скромным гигиеническим требованиям: они тесны, большей частью ветхи и по устройству фундамента и стен не соответствуют климату: зимой, кроме русской печки, от холода и сырости ставится еще железная печь, которая постоянно топится, а это не может не отзываться дурно на здоровье живущих в таких помещениях. Этими неудобствами помещений отчасти обуславливаются ревматизмы и частые заболевания грудных органов. Развитию простудных болезней способствуют заводские обычаи. Так. например, рабочие из сильного жара в пудлинговом отделении бросаются прямо в холодную воду в устроенной близ завода купальне. Свойство заводских производств и некоторые неудобства мастерских также служат причиной болезней. Об этих неудобствах подробнее говорится выше, в главе о заводских производствах; здесь достаточно сказать, что в пудлинговой рабочие жалуются на постоянный угар, которые не редко доводит до болезненного состояния даже их, — людей, уже привычных к нему.

К 1 января 1885 г. в заводской больнице и амбулаторных больных оставалось 34; в течении года заболело 3,320, выбыло 3,268, умерло 49, остается 37. За медицинской помощью являются далеко не все больные; это можно видеть из разности числа смертей по метрическим книгам (76) и докторскому отчету (49). Если из 3354 больных исключить 5% на долю не принадлежащих заводу, то остается 3187; следовательно пропорционально числу смертных случаев, в заводе должно быть 5351, или 2 заболевания в год на каждого жителя. Больных мужского пола было 58%; женского 41%; по возрасту: до 1 года 5% м. и 3% ж.; от 1г. до 5 лет 7,1 % м. и 5,8% ж.; 5 – 15 лет – 5,1% и 6,1% ж.; 15 – 25 л. – 7,7% м. и 7,2% ж.; 25-40 л. 14.2% м. и 10,7% ж.; 40-55 л. 12.1% м. 6,7% ж.; свыше 55 л. 4,5% м. и 1,7% ж. Процент смертности у пользующихся медицинским пособием – 1,5%.

По роду болезней первое место занимает столбняк (80%); затем идут: воспаление брюшных органов (60%), мозга (33%), почек (30%), дифтерит (25%), рак (14%), бугорчатка (11,5%), воспаление легких (7,7%), корь (5%) и понос (3%). По частоте заболеваний выделяются четыре группы болезней грудных и брюшных органов, составляющая каждая по 13%, ревматизмы (8%) и травматические повреждения и в том числе ожоги (7%). Заразительные болезни, по видимому, редко встречаются в заводе. Кровавый понос, дифтерит и скарлатина в 1885 г. распространялись в селениях рр. Ангары и Оки, но в заводе случаев этих болезней было чрезвычайно мало. Тоже должно сказать о сифилисе. Это происходит от изолированности завода; с остальным миром он сообщается только посредством одной дороги. В отношении к сифилису местный врач замечает, что малому распространению его, кроме изолированности селения, содействует еще «сравнительно достаточный быт населения, так что весь женский труд посвящается дому и вследствие этого более соблюдаются чистоты, как посуды, так и платья. Кроме того, на месте сложились такого рода обычаи, что проституция, контроль которой так затруднителен, оказывается почти излишней». Мнение о достаточности населения едва ли может быть принято безусловно, как это будет видно из главы об экономическом положении.

Детский возраст дающий почти половину смертных случаев пользуется медицинскими советами только в количестве каких-нибудь 8%; затем чаще всего являются медынским пособием мужчины 25-55 лет, которые, кроме других болезней, страдают от ревматизма и травмы. Из болезней ревматизмы происходят от перенапряжения в следствии усиленной работы или поднятия не посильной тяжести. Особенно сильно развита бугорчатка. Роль занятий не играет здесь никой роли; встречаются больные всякого возраста и обоего пола. В 1885 г. была эпидемия кори и имела очень тяжелое течение; почти каждый случай осложнялся бронхитом или более серьезным повреждением легочной ткани; по этому, во время эпидемии, особенно сильно развивался катар дыхательных органов. Другая эпидемия – понос происходила в жаркие месяцы; число действительно больных было более того, какое прибегало к помощи врача. Случаи воспаления мочевых и половых органов встречались преимущественно у женщин: но больные этого рода к врачу обращались только в трудных случаях; обращает также на себя внимание хронический катар кишечного канала. Причины его неумеренное употребление чая, который, вместе с хлебом, заменяет у многих всякую пищу. Болезнь эта устранялась иногда простым запрещением употреблять чай. Наружных повреждений было 248 случаев; из них 32 с малолетними. Значительная часть этих случаев, именно 92, произошла на заводской работе (ушибы 21, раны 30, переломы 2, расширение составов 4, ожоги 20, повреждения глаза: инородные тела 11, ожоги 2, раны 1, ушибы 1); в том числе 4 малолетних и 1 женщина. Все наружные повреждения принадлежат к легким. Жалоб на упадок зрения, не смотря на неудовлетворительное освещение мастерских, слышится мало, а специальных исследований об этом сделано не было.

Более 46% смертных случаев упадает на детский возраст. Значительная смертность в этом возрасте не столько зависит от бедности и господствовавших эпидемия (кори и поноса), сколько от дурного ухода за детьми. Тотчас после рождения младенца повитуха засовывает ему в рот соску из жеванного черного хлеба, а затем роженицу, с ребенком или без него, моют парят в бане. Крестят детей иногда на третий или четвертый день. Грудь ребенку дают только на второй или третий день; в последствии обязательно кормят его соской или тюрей, и реже коровьим молоком из рожка, хотя материнского молока и было бы достаточно для вскармливания младенца в первые два месяца. Вследствие этого ребенок с самого раннего возраста постоянно хворает желудочными болезнями, которые известны в народе под общим названием грызи (грыжа). Плесневица (soor) также считается чем-то неизбежным, как бы физиологическим для ребенка. Советы врача о более рациональном уходе за детьми встречают немое сопротивление со стороны не столько матерей, сколько окружающих их старух. Чистота кожи у детей соблюдается сносно вследствие того, что у матерей очень мало посторонних работ; поэтому и кожные болезни встречаются редко.

Причинами возрастания смертности между мужчинами 40-55 л. Возраста долдно считать как трудность заводских работ, так и те бедствия и лишения, какие испытало большинство сосланных в работы или на поселение. Но известную долю влияния в этом отношении должно приписать пьянству. Некоторые из рабочих, по получении расчета, пьянствуют по несколько дней, питаясь в это время, как попало, зато в остальную часть месяца должны употреблять все усилия, чтобы заработать свое содержание.

К числу влияний вредно действующих на здоровье рабочих, относится и то, что работающим в мастерских приходится ходить на работы и трудиться в слякоть или мороз, а живущие в лесу очень затрудняются добыванием для себя предметов первой необходимости.

Вообще санитарное состояние заводского населения не может считаться удовлетворительным. Жители вообще малорослы; цвет лица у них болезненный. Особенно поражают малорослостью и явным худосочием дети; есть мальчик 13-14 лет, которые кажутся десятилетними. Вероятно, худосочие передается им наследственно.

Заводская больница помещается в старом и несоответствующем своему назначению здании. Она находится на покатости; но это расположение не только не служит в пользу больных, а наоборот; при неаккуратности и несовершенстве практикуемого ныне в заводе способа очистки отхожих мест, часть жидких экскрементов, стекая по покатости, проникает под пол больницы и портит воздух в палатах. Отопление неудовлетворительно; для поддержания температуры употребляется железная печь. Здание разделено коридором на две половины; в одной помещаются четыре палаты, и в другой – приемный покой, аптека, кухня и ванная. Больница устроена из 13 кроватей; но обыкновенно число больных бывает менее этого. Среднее число больных в 1885 г. было 6,7 чел.; среднее число пребывание каждого в больнице 20 дней. Всех больных было 111 м. и 11 ж. = 122; по возрасту: от 1 до 5 лет 1м.; 5-15 л. 6м., 3 д.; 15 – 25 л. 7м., 4 ж.; 25 – 40 л. 36 м., 2 ж.; 40 – 55 л. 42 м., 1 ж.; свыше 55 л. 19 м., 1 ж.

При больнице имеется фельдшер.

Народное образование. Нравственность.

По степени образования заводское население представляется в выгодном виде, в сравнении вообще с сибирским сельским населением. В 1884 г. было грамотных 100 м. и 15 ж., то есть, в отношении ко всему населению, 8% грамотных мужчин и 1,15% грамотных женщин. Нужно заметить, впрочем, что едва ли все взрослые грамотные женщины, — жены и дочери служащих, а не заводских жителей.

В заводе находятся два училища: мужское и женское; в первом учитель с помощником, во втором – учительница и помощница. Учитель и учительница получают жалования по 480 р., помощники их – 300 р. Училища считаются церковно-приходскими; преподавание в них идет под наблюдением местного священника. Мужское училище разделяется на два отделения; учение в нем продолжается четыре года, — по два года в каждом отделении. Курс его несколько выше курса приходских училищ и, за исключением арифметики, приближается к курсу сельских двухклассных училищ министерства нар. просвещения. В училище преподаются: закон божий, русское чтение и письмо, славянское чтение, и з арифметики – дроби и сравнение иностранных мер с русскими, чтения из отечественной истории и географии, простое, механическое и географическое черчение. Черчению, в виду важности его в заводских работах, дано особое развитие.

Учащихся было: В мужском училище в 1875 г. — 39, 1876 г. – 41, 1877 г.– 40, 1878 г.- 47, 1879 г. – 53, 1880 г. – 62, 1881 г. – 69, 1882 г. – 65, 1884 г. – 74, 1885 г. – 79 и 1886 г. 88 мальчиков; в женском, за время с 1875 по 1883 обучалось ежегодно от 15 до 25, в 1884 г. – 34, 1885 – 33 и 1886 г. 44 девочки. Следовательно в 1885 г. число учащихся составляло 6,51 % мужского и 3,11% женского населения. Большая часть учащихся – дети мастеровых и рабочих. Училища помещаются в заводских домах, уже довольно давно. Помещение мужского училища, кроме того, очень тесно. Предполагалось устроить в заводе училище с более обширным курсом, приноровленным к потребностям заводских промыслов; но, вследствие упадка дел гг. Бутиных, предположение не состоялось. По той же причине остается без исполнения и другое предположение – выстроить для мужского училища новый дом, или занять для него более удобное помещение. Между тем сравнительно развитое заводское население вполне чувствует необходимость грамотности для своих детей. И если некоторые родители не отдают своих детей в школу, то единственно по не достатку средств, вынуждающему их эксплуатировать детский труд.

При заводской конторе есть не большая библиотека, составленная частью на заводские средства, частью на взносы служащих. Она состоит только из журналов и книг легкого содержания, служит для развлечения служащих и их семейств и никакого значения собственно для народного образования не имеет. Но нынешний заводской врач выписал несколько экземпляров народных изданий фирмы «Посредник» и раздает их желающим; это, без сомнения, принесет известную пользу.

Нравственность жителей вообще лучше, чем можно предполагать по составу населения и роду его занятий. Главный порок жителей – пьянство, которое можно считать почти всеобщим. Особенно велико бывает оно после расчета, когда у рабочих появляются деньги или выписка.

Пьяное состояние, естественно, ведет к буйству и дракам, но они редко имеют серьезные последствия. Из более важных преступлений, кражи встречаются редко, а убийства почти не бывает. В 1885 г., когда большое число рабочих было рассчитано, было несколько лесных пожаров, которые приписывались поджогам, но справедливо ли, неизвестно. По сведениям полиции за 1884 г. показано: 

Из этого видно, что большинство преступлений совершалось лицами некрестьянского сословия – вероятно, ссыльными, — ипритом лицами зрелого возраста, от 30 до 50 лет. Из шести преступников только один принадлежит к более молодому и один к более старому возрасту. Нужно сказать, впрочем, что в полицейских сведениях, как и везде, показываются далеко не все происшествия в роде краж и увечий; большая часть их оканчивается домашним порядком.

Одной из особенностей завода можно считать чрезвычайную свободу половых отношений; внебрачных сожительств очень много. Началом их, вероятно, должно считать еще то время, когда заводское население состояло исключительно из каторжных; но без сомнения на них имели влияния и привычки и взгляды некоторых лиц заводского управления. Для холостого рабочего хозяйка его квартиры обыкновенно бывает и женой. Молодые девицы, выросши ведут очень легкую жизнь, как бы желая доказать этим свою независимость; но через два-три года такой жизни они остепеняются, выходят замуж или сходятся с кем-нибудь одним. Но именно эта свобода отношений служит причиной, что в заводе почти нет проституции, а затем и случаи сифилиса весьма редки.

Опубликовано в 1887 году.

Николаевский железоделательный завод. Часть 1.

Николаевский железоделательный завод. Часть 3.

Николаевский железоделательный завод. Часть 4.

18

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.