Путевые заметки из поездки в северо-восточную часть Минусинского округа. Часть 2.

От Кыстира в Кульчек (40 верст).

26 мая, В Кыстире я узнал, что дальнейшая в экипаже на север от деревни не мыслима: здесь нет прямого сообщения, и только зимой возможно проехать по реке к селениям расположенным на Убее. Расспросивши обстоятельно, в чем заключаются затруднения, я нанял, кроме ямщика, еще и проводника с топором и лопатой на случай поправки дороги и отправился в дальнейший путь пешком. Самой трудной дороги предполагалось не более 30 верст.

Сначала на расстоянии 18 верст дорога шла по узкой долине р. Кандыбая, левого притока Убея. Окружающие горы близ Кыскира покрыты лесом, состоящим из березы, лиственницы и сосны, а далее исключительно из последней. Вся долина поросла роскошной луговой растительностью, среди которой преобладали: Veratrum album, Polemonium coeruleum, Sanguisorbaofficinalis, PokygonumBistorta, Trolliusasiaticus, Pulmonariamollis, Heracleumsibiricum, Galiumboreale, Pedicularisresupinata, Spireaulwaria, Anemoneranunculoides, Corydalisbractera и др.

Следующие пять верст я прошел довольно широкой долиной р. Убея, а затем дорога поднялась на гору Джизибель, служащую водоразделом между рр. Кындыбаем м Салбой. Переехавши долину последней и перевалив Безкишский хребет, по притокам Безкиша и его долине мы выехали на открытое степное место, где расположена дер. Кульчек, населенная ссыльно-поселенцами из различных мест России. На всем этом пространстве мы не встретили ни чего такого, чтобы напоминало собой о пребывании человека, за исключением той тропинки, по которой мы ехали, до истоптанной травы в долине р. Салбы, где, как я узнал, была стоянка минусинского скота, перегоняемого этим путем через Канск в Иркутск. Тоже можно сказать и относительно исторических памятников. После курганов, встреченных мной на дороге в Кортусе, здесь я не видел уже более ни одного, да и сами расспросы у проводников привели меня к предложению, что в этой местности не существовало человеческих поселений. Климат здесь гораздо суровее, чем далее на запад: утром 26 мая выпавший ночью иней не мог стаять до 8 часов. Хлеб здесь зачастую вымерзает, отчего одно поселение этой местности называется мерзлой Салбой. В деревнях Кыскире и Салбе, находящихся на окраине этой холодной страны, живут, по преимуществу, охотники, занимающиеся ловлей оленей, сохатых, медведей, белок и др. животных. Это глухое спокойное место не оживляется даже шумом воды, так как протекающие здесь речки не быстры и без порогов. Петрографический состав гор, выполняющих пространство между хребтами Кортусом и Тоном (вблизи дер. Кульчек), довольно однообразен. Не смотря на массу прекраснейших обнажений, мимо которых я прошел пешком с молотком в руках, я взял только 19 образцов мрамора, гранита, сиенита и порфира, которыми воспользовался скорее как материалом для петрографической карты. Чем образцами для коллекции. Местами можно найти типичные экземпляры, в которых одна порода залегает в другой, как, например, в местности на 10-й версте дороги при устье р. Татарки (гранит и мрамор) и на 12-й версте (порфир и мрамор); но для этого потребовалось бы время, так как для нахождения места соприкосновения, хотя бы на пространстве не более 10 сажень – приходилось бы отбрасывать осыпи и землю.

На 23-й версте дороги на правом берегу Убея интересен утес с совершенно ровной стеной из сиенита я явственной сланцеватостью, стоящей вертикально.

Подобное же строение имеет и порфир в Обливной горе, по ключу Черегему, правому притоку р. Безкиша.

На 17-й версте по левому берегу Кандыбая находятся залежи полосатого (белый с серым) очень красивого и годного для изделий мрамора. Породу эту можно было бы с успехом добывать, так как весной сплав ее по рр. Кандыбаю и Убею не представляет никаких затруднений.

От Кульчека до Глядени (30 верст).

Открытая степная равнина в окрестностях дер. Кульчек покрыта такой же степной растительностью, как и другие места округа. Здесь я не встретил ни одного растения, которое не попадалось бы раньше на моем пути. Несколько обнажений, не исследованных мной за рекой, недалеко от деревни, состояли из красного песчаника, образцов которого я не мог взять. По дороге из Кульчека в дер. Глядень около горы Тон на 4-й версте близ пашни я взял образец чернозема, имевшего толщину верхнего пласта 1 аршин. Флора этой местности есть флора черноземных степей. Состав ее совершенно тот же, что и в местности между Елениной и Хабыком.

На 5-й версте дорога идет через отрог горы Тон. Здесь взят мной образец красного порфира.

На 15-й версте появляется гора Симистель, идущая параллельно Тону. Она состоит из серого известкового песчаника. Пространство между Симистелем и Тоном сплошь покрыто камнями, принадлежащими крестьянам деревень Кульчек и Комы. На Симистеле я встретил несколько земляных курганов, обставленных песчаниковыми плитами. Один из них, осмотренный мной, был квадратной формы и имел 3 сажени в диаметре. Вершина его несколько осела, и на ней образовались две не глубокие ямы.

С высшей точки горы Симистеля по направлению к Тону представляется весьма живописный вид. Впереди расстилается глубокая и широкая (до 10 верст и более верст) долина, испещренная рощицами и живописными группами берез. На ней зеленеют многочисленные пашни, видны группы людей, шалаши, пасущийся скот… На западе расстилается Енисей и береговые каменные горы, а на горизонте величественный Тон с зубчатой вершиной, покрытой лесом. Особенно красив этот ландшафт при закате солнца.

Растительность Симистеля представляет переход от степной флоры к лесной. К числу редких здесь растений, собранных мной уже в сумерки, принадлежит Anemone narcissiflora, достигающая до 2' высоты. На восточном склоне береговой горы я взял образец известкового песчаника. В Гляден я приехал уже поздно вечером.

От Глядени на Убей и обратно за Енисей (37 в).

27 мая. Дорога от Глядени в с. Медведское и далее на Казанский завод идет сначала береговой равнине, а затем долиной р. Убея. Берегова полоса имеет до 20 вест в длину; ширина же ее очень изменчива и достигает местами до 2 и более верст. На этой равнине расположены две деревни Гляден и Убейское. Повидимому, она уже давно служит местом обиталища человека: в ней разбросано множество курганов весьма различного типа, больших и малых с камнями и без камней. Около дер. Гляден по дороге на р. Убей я насчитал до 30 курганов. Последние, большей частью, земляные и обставлены 8 камнями, встречаются, однако и такие, которые имеют по 4 камня на углах. Почва этой долины – супесчаный чернозем – довольно плодородна; вся долина покрыта пашнями, под которыми исчезло уже много курганов, а в ближайшем будущем археолог, вероятно, с трудом найдет здесь следы аборигенов этой местности. Глядя на едва возвышающееся холмики, с каждым годом мало по малу исчезающие, грустно думать, что с ними закроются, быть может, интереснейшие страницы истории азиатских народов. Гибель этих курганов, на правой стороне Енисея, вследствие развивающегося хлебопашества, почти неизбежна. На противоположной стороне Енисея местность не настолько плодородна, и потому здесь они остались еще во множестве. В интересах науки желательно, чтобы исследование курганов началось по возможности скорее и с правой стороны Енисея, где их исчезновению угрожает еще и быстро возрастающее население.

Вся эта долина покрыта степной растительностью: особенно много встречается здесь: Veronica austriaca, Androsaceseptentrionalis, Geraniumpratense, ViciaCracca, Medicatofalcala, Pholomistuberosa. Thalictrumpetaloideum и Anagallidiumdichotomum. По Убею против с. Медведского горы состоят из красного известкового песчаника. Здесь во множестве растет: Chelidoniummajus, Triticumcristatum, Ueronicapennata и др.

От с. Медведского долина Убея покрыта луговой растительностью. Горы, примыкающие к долине с левой стороны, на 4-й версте, состоят из песчаников и конгломератов, а гора Тон, подходящая к Убею на 5-й версте, у крупчаточной мельницы г. Ярилова, — из порфира. В этой же горе при устье р. Можара взят мной порфир, содержащий медную зелень.

Растительность в окрестностях Казанского завода совершенно таежная. На пополнение своих ботанических коллекций я посвятил здесь несколько часов и в первый раз встретил Corydalisbulbosus, два экземпляра которого получены были мной раньше из тайги по р. Бараксану. Кроме того, я нашел здесь: Chrysospleniumalternifolium, Corydalisbracteata, Adoxamoschatellina. Polypodium Dryopteris, Struthiopteris germanica, многие виды злаков, осок и др.

На возвратном пути с Убея за Енисей у перевоза против дер. Кривошеиной я взял образцы серого песчаника с отпечатками растений. Песчаник этот простирался на SO 9,5 12. Береговые горы состоят из песчаников и конгломератов.

От Кривошеиной в Новоселово (24 в.).

От Кривошеинского перевоза в с. Новоселово дорога идет береговой забокой, имеющей до 2 верст ширины. Забока эта покрыта на низких местах луговой растительностью, а на более высоких – степной. В одном месте ее растет небольшая березовая рощица. Кроме березы, здесь встречается много тальника и черемухи. Последняя на береговой улице дер. Кривошеиной даже огорожена и представляет собой естественные садики. Курганов вблизи я насчитывал до 9, но дальше они, вероятно, встречаются в большом количестве. Около дер. Трифоновой береговая полоса представляет собой террасу как на рис. 4.

Рис. 4.

Из утесистого обнажения взят мной образец песчаника имевшего простирание на NO 2, ¼ SO 18. Все откосы поросли: Onosma simplicissimum, Onosma Gmelini, Euphorbia sp., Statice speciosa и др.

Из Новоселова в дер. Знаменку (56 в.).

28 мая. В Новоселове я узнал о существовании фигурных изображений, высеченных на утесах по Енисею немного выше уровня воды. Эти писаницы находятся в 7 верстах выше Новоселова на левом берегу Енисея и у городища Городова на противоположной стороне Енисея на 3 версты выше Новоселова. Лично мне не удалось их видеть, и я ограничился только расспросами о них других лиц, видевших эти писаницы.

Из Новоселова до с. Батеней шла безлесная холмистая, большей частью, песчаная степь, на которой преобладающими растениями были: Festica ovina, CarexSupina, Cinereumcampeste, Dianthussinensis, Chamaerhodescratea, Echinespermumsp., Thermopsislanceolata, Umbilicusspinosns, Chorisporasibirica и различные виды полыни. Местами целыми участками рос перистый и волосистый ковыль, а местами одиноко встречались: Erysimum Andrzeiwskianum, Scabiosaochroleuca, Delphiniumgrandiflorum, Oxytropismyriophylla, Statespeciosa и др. Петрографический состав почвы на этом пространстве весьма однообразен: песчаники, конгломераты и мергели.

На более низких местах здесь встречаются солонцы и соляные озера. Флора та же, что и на солонцах близ Минусинска. Преобладающими растениями являются: Iris biglumis, Salacornia Herbacea, Schoberiamaritima, AsterTrifolium, Artemisiaanethifolia, Saussureacrassifolia и др.

На 9-й версте по дороге из Новоселова в Аешку взяты мной образцы почв и подпочв.

На 10-й весте в совершенно ровной степи возвышаются искусственные холмы, — курганы, обставленные 9 камнями. Таких курганов много и к западу от с. Новоселова. Далее виднеется также множество курганов, обставленных 14 камнями: по 5 с боков и по 2 спереди и сзади. Они обращены на ЮВ Приблизительно как на фиг. 5. Многие из этих курганов имели до 2 сажень вышины и до 12 в диаметре. Почти на всех видны ямы, образовавшиеся, вероятно, от осаждения земли.

Фиг. 5.

В с. Батенях я остановился часа на два, чтобы добыть породы с горы Ирджи, расположенной напротив на правом берегу Енисея, и породы левого берега Енисея в 5 верстах выше Батеней. Породы эти мне были весьма обязательно доставлены батеневским священником о. Илиодором Удимовым и оказались однородными красными полевошпатовыми порыирами.

В Батенях, я узнал, что по дороге в дер. Сон, кажется на 6-й версте, расположенная масса курганов. В один из них – не далее как 10 лет тому назад – можно было входить через боковое отверстие. Внутренность его представляла комнату, потолок которой состоял из огромных каменных плит и утверждался на 7 лиственничных сошках. Комната была квадратная до 3 сажень длины и до 1 вышины.

Предметы, находившиеся в этом кургане, были похищены, вероятно, уже давно, так как очевидцы уверяли меня, что в их время в упомянутой комнате ничего не было. Несколько далее по той же дороге по р. Каргалыку около Бейбулака один из камней, окружающих курган, имеет более сажени вышины и весь испещрен изображениями людей, лошадей, коз и др. животных. В противоположную сторону от Батеней в горе на песчаном скате попадается масса черепов и костей животных. Последнее сведение я получил от батеневского крестьянина Кирилла Юшкова – уже по отъезду из Батеней.

Дорога из Батеней в дер. Знаменку идет параллельно батеневскому хребту. Последний, равно как и его продолжение, тянущееся за Енисеем под именем г. Ирджы, состоит из различных видоизменений порфира.

В геологическом строении средней части Минусинского округа интересно то обстоятельство, что оба берега Енисея от дер. Означенной до устья р. Убея и несколько ниже впадения последнего, состоит из осадочных пород девонской и каменноугольной формации. Единственное исключение составляет Батеневский хребет. Если проследить петрографический состав левой стороны Енисея, то мы заметим, что береговые породы далеко уходят от русла его (местами, напр., по Таштыпу, на 200 и более верст), между тем как на правом берегу реки кристаллические породы находятся весьма близко к руслу, и, например, порфировая гора Тон отстоит не более как на 10 верст. Граниты в горе Койбар по дороге из д. Бузуновой в Метикову, появляются также на 20-й версте и ближе. Такое явление можно проследить и на Тубе.хотя эта река на всем своем протяжении проходит между песчаниками, но выходы порфиров можно наблюдать около дер. Курганчиковой, находящейся не более как в 40 верстах от Енисея. У меня нет петрографического материала для местностей, находящихся между Абаканом и Комой, но можно предполагать, что и здесь мраморы, граниты и порфиры подходят также близко к долине р. Енисея.

На 8-й версте от Батеней вправо от дороги белеет соляное озеро, частью уже высохшее, в невдалеке от него находятся обнажения красного песчаника. Здесь же в нескольких шагах от дороги виднеются два кургана, без насыпи, имеющие форму как на фиг.6.

Фиг. 6.

Камни его окружающие, состоят из порфира и своими ребрами едва выступают из земли.

Такого рода курганы я видел только первый раз, и, не смотря на тщательный осмотр этой местности, других таких же не встречал.

На 9-й версте Батеневский хребет называется Лягой. Здесь я взял образцы выветрившегося порфира, а далее на 10-й версте в полугоре порфиры опять.

На 10-й версте начинается подъем на один из отрогов хребта. Почва, покрывающая его, черноземная и одета богатой растительностью, свойственной черноземным степям. Еще выше, на перевале, появляется флора таежных лугов, хотя о тайге в смысле глухого хвойного леса здесь не может быть и речи. Справа округленные вершины гор поросли редким березняком, а слева заостренные гребни порфирового Батеневского хребта украшаются кое-где одиноко растущими березками. В Зудихинском логу, уже почти на седловине перевала, росло множество Aronicum altaicum – более свойственного лугам западной части округа. Кроме того, я застал здесь цветущими: Cyprirediummacranthum, Polygonumpolymorphum, Euphorbiumlutescens, Orobusluteus и мн. др.

На самой вершине горы находятся два земляных кургана, обставленные камнями.

На 19-й версте у истока небольшой речки Камышты, притока р. Знаменки, я встретил опять обнажения порфира.

С 20-й версты дорога постепенно спускается и перед глазами открывается степь, покрытая скудной растительностью и испещренная солончаками. Вдали на горизонте высятся горы, покрытые тайгой.

От Знаменки до Потрошиловой (60 в.)

Знаменка – небольшая степная деревня – замечательная разве только в том отношении, что здесь в разное время найдено множество древностей. По дороге в Потрошилово, на всем пространстве, какое может обнять взор, видны бесчисленные курганы, издали кажущиеся стадами пасущегося скота. Один из них находящийся не более как в полуверсте от деревни, за два года перед этим был раскопан. На одном из камней, окружающих его, обращенном к юго-востоку, были высечены различные фигуры, в том числе и фигура горшка. Последнее обстоятельство подало повод лицу раскопавшему курган, предположить, что в кургане находится горшок с кладом, но, разумеется, ничего, кроме человеческих костей найдено не было. Фигуры, вырезанные на камне, частью стерлись, а частью покрылись лишайниками, хотя изображения, отмеченные на фиг. 7, можно было разобрать довольно свободно.

Фиг. 7.

Невдалеке от этого кургана, около самой дороги, находится городок, длиной 15 и шириной 12 саж., окруженный небольшой канавкой с небольшим мостиком. В середине городка имеется кубическое возвышение, а в центре последнего неглубокая яма. Приблизительный план этого городка показан на фиг. 8.

Фиг. 8.

Не имев возможности осмотреть даже те курганы, которые находились возле дороги, я ограничился внесением в свой путевой журнал заметок о 2-3 из них, как характеризующих и остальные курганы этой местности. На 5-й версте с левой стороны дороги еще издали виднелся громадный курган, который при ближайшем осмотре оказался с выступом, находящимся на восточной стороне. Длина кургана 9 саж., ширина 8,5. На одном из угловых камней, возвышающихся над почвой до 5 арш., высечены изображения людей, совершенно такие же, как и на Майдашинской писанице по Енисею против устья Абакана, см. фиг. 9. Невдалеке от этого кургана я осмотрел и другой, еще более только что описанного. Он возвышался на 4 сажени и был обставлен 22 громадными камнями. Угловой камень был весь покрыт фигурами людей, всадников, кругов с перегородками и множеством других изображений, значение которых трудно объяснить. В этой же степи, где-то по дороге к Абаканскому перевозу, стоит «Богатырь-камень», но мне не удалось его видеть.

Фиг 9.

В этих местах мной собрано много типических растений, свойственных известковой каменной степи: различные виды Artemisia, злаки, осоки, особенно же из семейства мотыльковых: всевозможные Astragalus, Oxytropis, Hedasarum, Phaca и др. Петрографический состав местности между Знаменкой и Потрошиловой крайне однообразен: песчаники и конгломераты – единственные породы, которые были видны из многочисленных обнажений на этом пути. По р. Коксе, находящейся на половине дороги, я собрал болотные растения: Eriophorumlatifolium, Beckmaniacruciformis, CarexTriglochin и др., а на ближайших солонцах: Saussureacrassifilia, glomerata, Lepidiumcrassifolium, Ranunculusplantaginifolius, SalsolaRfli, Schoberiamaritima и др. На прилегающих к дороге утесах росло множество Ballotalanata.

В Потрошилово я прибыл в 10 ч. вечера и ночью 28 того же мая отправился обратно в Минусинск.

Ник. Марьянов.

Опубликовано в ноябре 1883 года.

Путевые заметки из поездки в северо-восточную часть Минусинского округа. Часть 1.

76

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.