Путевые заметки из поездки в северо-восточную часть Минусинского округа. Часть 1.

От г. Минусинска до дер. Бузуновой (49 вер.).

23 мая, я отправился из Минусинска в дер. Бузунову, лежащую от него к северу на правом берегу Енисея против г. Улюк.

Дорога в Бузунову идет волнистой степью, пересекаемой лишь одной большой рекой Тубой у дер. Городка. Имея в виду пополнить свои ботанические коллекции предстоящей экскурсии материалом для сравнения с растениями, цветущими в это время года в других местностях, которые лежали на моем пути, я тщательно занялся собиранием растений на этом пространстве, особенно между Минусинском и дер. Городком. Песчаная степь, по которой я ехал, украшалась в это время, главным образом, желтыми цветами ThermopsislanceolataR. Br. и полевыми татарскими румянами (Onosma Gmelini). Первое, хотя и растет рассеяно, но в таком множестве, что окрашивает собой степь на всем ее пространстве, какое можно окинуть взором. Onosaрастет небольшими кучками среди серовато-зеленого дерна песчаной степи, состоящего главным образом из Festuca ovina, Agrostissp., Carex, Stenophilla и многих других злаков. Цветущие в это время Androsace septentrionalis, Androsace maxima и др. Растения, свойственные песчаным степям, являются почти не заметными. Местами, в небольших углублениях, где на время задерживается атмосферная влага (такие водоемы здесь называются мочагами), зелень значительно оживлялась присутствием множества Anemonesylsvetris, Pulsatillavulgaris и patents с пушистыми коричневыми плодами и др. Животной жизни почти незаметно: встречаются лишь соколы и кобчики, сидящие на вершинах дорожных столбов, бухарки (Canthrissibrika) и Mylabris 14 punctata, да изредка нарушает тишину своим пением степной жаворонок (Alauodo sp.).

На 10 версте от Минусинска дорога поднимается в гору. Степь из песчаной и бесплодной постепенно переходит в более удобную для хлебопашества; появляются пашни городских и пригородных жителей из выселков Малой Минусы и Самодуровки, на которых разводят лучшие сорта пшеницы-черноколоски, ташкентки и белотурки; по скатам возвышенностей и оврагов виднеется древесная и кустарная растительность, а к травяным представителям песчаной степи присоединяются Paeonia anomala, Primula cortusoides, Hedysarumsetigerum, Orobisalbus, Pulmonariamollis, Stipapennata и многие другие ярко окрашенные обитатели черноземной ковыльной степи с более крупными и зелеными листьями. Поверхность оврагов, встречающихся около дер. Городка, покрыта луговой растительностью. Овраги эти, когда-то составляли русло р. Берды, берут начало из окружающих возвышенностей и направляются к р. Тубе. Почва некоторых из них покрыта галькой.

Последняя гора от Минусинска, составляющая перевал к Городку, занятая в настоящее время пашнями, еще не в далеком прошлом была покрыта лесом. Как и в других степных местах правой стороны Енисея, этот лес безжалостно был истреблен пожаром, повторяющимся ежегодно, то в одном, то в другом месте округа, особенно в весеннее время, когда пускают палы.

Обнажения горных пород можно наблюдать в овраге, находящемся на 7-й версте от города, где он состоит из серого плотного известняка, и на левом берегу Тубы у дер. Городка, где появляется красный песчаник, имеющий простирание SW 1 5/10 при падении SW 6°.

На пространстве между Минусинском и Городком вблизи дороги мной не встречено ни одного кургана, между тем как около Минусинска их чрезвычайно много. Курганы эти трех типов: или без насыпей, обставленные лишь плитняком, или земляные, без камней, или подобно сопкам, возвышающейся под землей до 3 сажень, каковы, например, два кургана, находящиеся на 20-й версте по дороге в Патрошилово и расположенные по линии с юга на север на расстоянии 1-2 верст друг от друга. Вершина одного из них провалилась, и в обнажении на западной стороне видна стена, сделанная из небольших плит красного песчаника, как это делается и теперь при кладке фундамента, когда камни не связываются цементом.

На островах р. Тубы против городка много луговых растений. Острова эти по характеру растительности почти ничем не отличаются от лугов на Енисее против Минусинска. Сходство замечается не только в самой растительности, но даже и в топографических условиях. Здесь также как и против Минусинска большие острова отделяются от материка протоками (Протока р. Тубы, берущая начало у с. Кавказского и впадающая у д. Листвяговой, почему-то называется здесь р. Инзой). К числу растений, встречающихся около Минусинска лишь изредка, а здесь, напротив, в большом количестве, следует отнести: Primula farinosa,Thesiumpratense и Potentillaflagellariu.

Поздно вечером я прибыл в Бузуново. Это небольшая деревня, расположенная на забоке правого берега Енисея. Почти отвесные, местами достигающие до 100 саж. вышины, утесистые берега последнего состоят из красного известкового песчаника.

По утесам и каменным осыпям я собрал много характерных растений таких мест. Особенно обильно растут здесь: Dracocephallum origanoides, Chelidonium majus, Cynanchumsibiricum и Convolvulussagittatus. Последние два еще не цвели.

От Бузуновой до Большой Идры (57 верст).

24 мая. От дер. Бузуновой по перевале через гору Байтак путь мой лежал на восток по продольной волнистой долине между горами Тураном с правой стороны и Байтаком – с левой. Почва более высоких точек этой долины состоит из чернозема, на низких, сухих местах встречается песок, а на сырых, болотистых – кочки и местами солонцы. Леса почти нет, если не считать немногие редкие березовые рощицы, появляющиеся кое-где на вершинах окружающих гор. Растительность на склонах гор и вообще на возвышенных местах с черноземной почвой, довольно разнообразна. Она состоит главным образом и перистого ковыля, Phiomis tuberosa, Hedysaarum setigerum, Primula cortusoides и macrocalyx и др. На солонцах в изобилии росли: CirsiumGmelini, Primulasibirica, Carex и Astragalus. На самой высшей точке этой долины в березовой роще близ дер. Митиково встречается во множестве: Thesium sp., Anemone ranunculoides, Primulamacrocalyx, Euhorbialutescens, Orobusluteum. LitiumMartogon и др. Характерные растения смешанных лесов.

По всей долине, имеющей в длину до 20 верст, разбросаны небольшие группы (по 5-11) земляных курганов, обставленных плоскими камнями, по большей части, из песчаника, а за дер. Метиковой из гранита. Курганы различной величины, но преобладают такие, которые имеют 20 саж. в окружности и обставлены 10 камнями.

Фиг. 1.

На камнях, обращенных к востоку, во многих курганах вырезаны такие же фигуры, как и на утесах правого берега Енисея у заимки Майдашей (Майдашинские писаницы). Особенно хорошо сохранились такие надписи на гладкой поверхности одной плиты (фиг. 2). Имея форму обращенной книзу усеченной пирамиды (вышиной 2,5 арш., шириной у основания 1 арш. в вершине 1,5 арш.), она покрыта сплошь изображениями людей, коз, оленей и др. животных. Курган на котором стоит эта плита, находится на 10-й версте с правой стороны дороги от Бузуновой в Метихово. На соседнем кургане камни частью поросли лишайниками, а частью разрушены. На них трудно рассмотреть очертания фигур, хотя все-таки можно различить изображения человека, животных, колец с точками в средине и других знаков в роде буквы С. Вершины почти всех курганов, находящихся в этой местности, осели, в некоторых из них заметны остатки каменных потолков и перегородок. Общий вид таких курганов показан на (фиг. 1).

Фиг. 2

На пространстве от дер. Бузуновой до седловины горы Байтака вблизи дороги мной найдено около 60 курганов такого типа.

На 12 версте дорога поворачивает на север и пересекает хребет Байтак, тянущийся на 15 верст. Судя по одинаковому цвету пород, взятых на нескольких обнажениях горы, по курганным камням, расположенным по скатам последней и по характерному виду заостренной вершины, можно предположить, что весь Байтак состоит их красного крупнокристаллического полевошпатового гранита.

На вершине перевала по дороге из д. Метиковой в д. Идру в 100 саж. влево от дороги стоят в наклонном положении друг к другу два каменных столба из кремнистого песчаника: один красного цвета, другой серого, 3 и 3,5 арш. вышины (фиг. 3). Откуда взят материал для этих столбов, я не мог узнать, так как по соседству нет породы, из которой они сделаны. Столбы эти хороши известны и жителям ближайших деревень. Они называют их «чудскими маяками». Вблизи этих маяков, на расстоянии, по крайней мере, 3-4 верст, нет ни одного кургана и никаких других исторических памятников.

Фиг. 3.

От «маяков» я поднялся на ближайшую вершину горы. Она состоит из расположенных ребрами утесистых обнажений гранита. Между последними растет во множестве: AspeleniumRutamurarita. Saxifragasibirica и Sisymbriumsp. В общем флора напоминает степные утесы окрестностей Минусинска. Преобладающими растениями являются: Umbilicus spinosus и Statice speciosa.

От северного склона Байдака отделяется много параллельно идущих в северо-западном направлении отрогов. Пространство между ними выполнено песком и покрыто довольно скудной степной растительностью.

В обнажениях встречающихся очень часто по дороге, я взял образцы мрамора и доломита. Упомянутые отроги пересекаются небольшой речкой Телеком, притоком Сыды с левой стороны, текущей местами по равнине, а местами между утесами серого мрамора. Здесь расположены две довольно богатые деревни Большой и Малый Телек, населенные коренными сибиряками. Ближайшее к этим деревням с. Идринское лежит уже на Сыде у впадения в нее р. Идры.

Местность между Телеком и Сыдой гориста (хотя горы и не высокие) и покрыта наносами; утесистых обнажений не заметно; леса нет, и только по оврагам кое-где растет немного березок; растительность песчано-степная; общий колорит серовато-желтый; цветов мало:Thermopsis lanceolata, Stevenia cheiranthoides, Lychnissibirica и ErysinumAndrejowskianum явились представителями местной флоры. Курганов с земляными насыпями встречено только пять на пространстве 10 верст. Они вытянулись в одну линию влево от дороги.

Довольно большое Идринское селение, основанное переселенцами, расположено в нижней части долины р. Идры при впадении в нее р. Сыды. Это старинное поселение имеет каменную церковь и довольно хорошие деревянные строения. Здесь я, между прочим, узнал, что по Сыде выше дер. Отрок в горе Изыртак находится свинцовый блеск, содержащий серебро. Долина, окружающая село, шириной до 3 верст, частью песчаная, частью болотистая и кочковатая, около реки сплошь поросла пикульником (Iris biglumis), в массе синих цветов которого кое-где росли отдельные кустики его с белыми цветами, очень редкими в минусинской флоре, хотя вообще пикульник является самым характерным растением степной флоры Минусинского округа (Iris biglumis по своим красивым цветам, роскошной темной зелени листьев и распространенности – особенно на низменностях рек – самое типическое общеизвестное растение Минусинского края. Минусинсцы уверяют, что его нет за границей округа, но мне не удалось проверить этого самому и я не мог найти указаний в сочинениях Палласа и Ледебура).

От с. Идинского до дер. Елениной (40 вер.)

От с. Идринского до дер. Адрихи, расположенной на р. Сыде, я проехал долиной р. Идры и горами. Местность эта очень живописна. Все окружающие ее горы покрыты роскошнейшей растительностью черноземных лугов, и только местами на крутых скалах появляется скудная песчано-степная растительность, корой одеты голые утесы. Леса совсем не видно: одни березы растут небольшими рощицами на гребнях гор. Ширина долины кое-где достигает до 3 верст, а кое-где суживается до одной и менее.

Вся долина поросла богатейшей луговой растительностью, которая, благодаря искусственному орошению, значительно расширяется и частью покрывает даже песчаные сухие места.

Как ни интересно было бы для меня остаться здесь на более долгий срок и заняться обстоятельным, подробным изучением долины Идры, но я не мог этого сделать, располагая лишь несколькими свободными часами. За недостатком времени мне пришлось ограничиться только такими исследованиями, которые можно сделать, так сказать, мимоходом. Горы, идущие по р. Идре с запада на восток от с. Идринского, имели закругленные вершины.

Западный скат у с. Идринского – утесистый. Утесы идут уступами и представляют собой осыпи, между которыми отчетливо видны следы напластований, имевших простирание NO 3,5 NO 10. Напластования эти состояли из перемежаемости черного, порфировидного (на черном фоне белые и красные вкрапины) и желтоватого с тонкими красными прожилками и черными дендритами доломита и светло-зеленого эпидозита. Породы эти по красоте рисунка, плотности и невысокой твердости могли бы быть предметом добычи для технических целей, тем более что гора, в которой они залегают, находится почти в самой деревне, в полуверсте от сплава по р. Сыде и в густонаселенной местности. Гора покрыта скудной растительностью, свойственной степным утесам. Кое-где на общем сером фоне пестрели степные незабудки (Eritrichiumrupestre) с своими прекрасными чисто голубыми цветами, растущими здесь социально в виде дерновин, как бы бархатных голубых подушек. Все другие растения, как Statice speciosa, Umbilicusspinosus, Leonurussibiricus и др. росли в одиночку. На вершине горы растительность более богата: здесь попадаются даже кустики Spireathalictroides да и сама поверхность горы местами покрыта дерном.

Из каких пород состоит продолжение этой горы я не мог узнать, так как дорога на пространстве 9 верст шла по средине долины и утесистые обнажения я мог видеть только издалека. Здесь были мною взяты образцы горным пород. Чернозем взят на 3-й версте на пашне более возвышенной части долины с левой стороны Идры.

Между массой луговых растений, повторяющихся и в других местах округа, 2 встретил здесь Potentilla sp., несколько похожую на Potentillachrysantha. Преобладающими растениями были. Polygonumpolymorphum, Primulacortusoides, Trolliusasiaticus, Euphorbialutescens и Thesiumpretense.

С 14-ой версты дорога поднимается в гору, покрытую многочисленными пашнями. Везде зеленели нивы, скаты гор были сплошь покрыты красивыми яркими цветами Thollius оранжевого цвета казался еще красивее при закате солнца, от лучей которого лепестки отливали розовым цветом.

С вершины горы ландшафт представлялся еще живописнее и грандиознее, чем с р. Идры. Вся местность покрыта горами, обросшими на вершинах березой. Между ними исполином выглядывает гора Уйтак на правом берегу Сыды. Все это пространство покрыто толстым слоем чернозема с растительностью, свойственной черноземным степям. На правом утесистом берегу Сыды у Адрихинского перевоза я взял образец серого мрамора.

От деревни Адрихи начинается сплошная лесная страна. Леса, уже частью выжженные для пашен, покрывают все вершины гор и состоят главным образом из березы, к которой местами примешивается осина и изредка одинокая лиственница. Все горы незначительной высоты, пересекаются узкими луговыми долинами, по дну которых, живописно извиваясь протекают мелкие, неширокие и медленно текущие речки. Весь этот уголок заселен переселенцами, преимущественно Вятской и Красноуфимской уезда Пермской губерний. Красноуфимцами основано здесь несколько деревень: Никольское, Екатерининское и в последнее время Зезелино. Пермским и Вятским переселенцам принадлежат: Еленино, Малая Идра, Отрок, Адриха, Васильевка и Хабык.

Не имея времени подробно ознакомиться с условиями жизни этих переселенцев, замечу только, что поселения их с виду казались мне более богатыми, чем те, которые я видел в других местностях округа. На многих избах виднелись различные украшения: хозяйственные постройки у большинства выведены довольно обстоятельно, не смотря на то, что сосновый лес для постройки приходится добывать за 100 и более верст по Сыде. От людей, заслуживающих доверия, я слышал, что здешние переселенцы имеют большие запасы хлеба и много продают его. Курганов и других видимых исторических памятников в этой местности я не встречал. Последние курганы по сю сторону Сыды я видел в количестве не более 10 с правой стороны дороги в 2 верстах от дер. Б. Идры. Все они земляные и обставлены камнями. Из расспросов разных лиц я узнал, что на пашнях попадаются иногда железные стрелы.

От дер. Елениной до горы Кортуса (58 верст).

25 мая я выехал из д. Елениной, где останавливался для ночлега и приведения в порядок своих беглых дорожных заметок и собранного материала. Сперва я отправился по р. Туйлуку, затем перевалил на высокую гору, поросшую березой, и спустился к р. Анджар, притоку Хабыка, и, наконец, долиной последней реки выехал опять в открытую ровную степь. Так как в этот день я предполагал проститься с Сыдой, то для пополнения ботанико-географического материала об этой части округа я посвятил все время на собрание растений. Не цветущих растений я не брал и ограничился лишь записыванием их названий, если конечно, определение растение не представляло ни какой трудности.

Луга по Тайлуку около деревни желтели массой цветов Ranunculus acris. Из растений, встречавшихся здесь в большом количестве, я заметил: Polemoniumcocruleum, Taraxumofficinale, Sanquisabraofficinalis и Polygonumbistorta. Берега реки поросли тальником и черемухой. По мере подъема на окружающие возвышенности, состав флоры начинал изменяться, хотя в начале повторялись те же растения, что и на лугу. Осмотревши местность и убедившись, что она ничем не отличается от окружающих местностей, которые я проехал накануне по дороге с р. Ирды на Адриху, я остановился для того, чтобы собрать ботанический материал, находившийся перед глазами. Не перечисляя всего собранного мной здесь материала, я упомяну следующие растения, преобладавшие в этом участке:Trolius asiaticus, Hemerocallisflava, Myosotisarvensis, Euphorbiasp., Epilobiumanquotifofium, Equisetumarvense, Pulsatillapatens, Geraniumsibiricus, Achilelleaimpatiens, Rubussaxatilis, почти красные от массы грибов (AecidiumRubi), покрывающих не только листья, но и стебли, Thalictrumsimex, Pedicularis, Sausureadiscolor, Orobusalbus, lahyroides, alpestrix, AconitumAnthara, Veiciamulticalis, Pulmonariamollis, Irisruthenica, Artemisialatifolia и многочисленные злаки. В несколько меньшем количестве особей росли: Spirea ulmaria, hypericifolia, Herocleasisbirica, Orobusiuteus и LiliumMartagon. Здесь же был взят мной образец чернозема, который покрывает эти места толщей в 1 арш., средним же числом до 12 вершков.

При перевале с Тайрука на Анджар представляется печальная картина: все деревья наклонены на восток, многие из них с сломанными вершинами, некоторые же переломаны у основания и по середине; большинство из них посохло. Этот лес пострадал от страшной бури, бывшей в мае 1879 года и шедшей с запада. При настоящих условиях я мог я мог рассчитывать найти здесь массу прошлогодних грибов, особенно из семейств Polypopei и Hydnei; но ежегодно пускаемые палы уничтожили не только грибы, а даже многие упавшие и засохшие деревья. Характер местности по Аджару и Хабыку до впадения последнего в Сыду, совершенно тот же, что и по р. Тайлуку. Между вершинами гор левой стороны р. Хабыка особенно выделяется одна, характерная своим очертанием, находящаяся напротив с. Никольского (по левому берегу Хабыка). На вершине этой я не мог быть, но по наблюдению ее со стороны, она представляется в виде заостренного ребра и, по видимому, состоит из более твердых пород.

На 8 версте от Никольского дорога проходит между 2 земляными курганами, находящимися на расстоянии 5 сажень друг от друга. Один из них имеет насыпь в диаметре 12 сажень, другой наполовину меньше, при одинаковой высоте до 2 аршин. На поверхности курганов нет никаких камней, а только местами в обнажениях виднелись ребра вертикально стоящих каменных плит составляющих, по видимому, внутренние стены. Около дер. М. Хабык местность резко переходит в песчаную степь, местами белеющую от высохших солончаков. Степная и солончаковая растительность та же, что и вблизи Минусинска. На солонцах особенно много росло: Statice Gmelini и Artemisia anethiforia.

Из деревни Большой Хабык, расположенной уже в степи, при впадении Хабыка в Сыду, я сделал специальную поездку в сторону на «рудник», находящейся в горе за Сыдой. В «руднике», однако, никаких руд не оказалось, а был найден мной сильно выветрившийся порфир, окрашенный железной охрой. В «руднике», впрочем, остались еще следы работ, производящихся здесь, как кажется, в начале нынешнего столетия. По словам крестьян-старожилов, здесь еще не так давно обрушивались шахты, в которых все искали какую-то руду и, не нашедши ее, после больших денежных затрат, наконец, бросили. В дер. Б. Хабык я взял образцы белого кремнистого песчаника, из которого состоит невысокий холм, служащий кладбищем. Холм отчасти покрыт дерном.

За деревней расстилается необозримая холмистая степь характерного желтовато-серого цвета. Леса нигде не видно, только кое-где на более высоких местах виднелись не большие березовые рощицы.

По дороге в дер. Кортус на первой версте слева находится довольно пологая сопка, а ней три земляных кургана, обставленные камнями. Справа тянется, по видимому, самостоятельный, довольно высокий хребет Кортус, местами поросший редким березняком, местами белеющий обнажениями мрамора, как я мог убедиться впоследствии.

На 5-й версте отрог Кортуса, Алхай, подходит к самой дороге. Он состоит из красного известкового песчаника, имеющего простирание NO 1 4/10 – NO 10. У основания Алхая на восточном склоне в каменных осыпях я встретил в большом количестве очень редкое для минусинской флоры растение Rindera TetraspisPall, к сожалению, сильно пострадавшее от бывшего здесь за несколько дней перед этим инея, благодаря чему я не мог найти ни одного экземпляра с свежими цветами. Кроме RinderaTetraspis, здесь росло много: Tragopyrumlanceolatum, Staticespeciosa, Triticumcristatum, Convolvulussagittarius и других характерных для степныйх утесов растений.

С 6-й версты почва и флора сильно изменяются. Здесь уже появляется чернозем, местами толщиной до 10 вершков. На одной из пашен, я собрал те сорные травы, которые преобладали здесь, как-то: Nepetaviolacea, Thlaspiarvense, Drabanemorosa и Androsaceseptentrionalis. На целинах встречаются следующие растения, характеристические для черноземных степей Минусинского края: Stipapennatacapillata, Phiomistuberosa, Anemonesylvestris, Pulsatillapatens, vulgarisb. altaika, Potentilladesertorum, Fragariacolina, Rubussaxatilis, Achileasetacea, cinerea, campestris, vicialilacina, Irisruthenica, veronicaaustriaca, valerianabeterophylla, Adonisapennina, Medicagofalcata, Onobrychissativa, Orobusalbus, Adenophoramarsupuflora, Spireahypericifolia, veratrumnigrum, Crepistectorum, Pedicularis, Polygonumalpinum, AconitumAnthora, Tanacetumvulgare, разные виды Artemisia и злаки.

На 16 и 17 верстах с правой стороны дороги виднелись 15, а с левой – 6 земляных курганов, обставленных по углам 6-8 камнями. Один из курганов овальной формы имел 32 сажени в окружности. На нем, кроме 6 больших камней до 2 и более аршин вышины, виднелись еще края небольших плит, возвышавшихся на 1-2 аршина над уровнем почвы, вероятно, служивших внутренними стенками могилы. На вершине насыпи находятся три ямы, по видимому, обвалы, образовавшиеся от разрушения в могиле потолка. Они наводят на предположение, что могила имела три отделения.

На 20-й версте расположена не большая деревня Кортус, находящаяся на р. Уде, приток Сыды. Деревня, населенная малороссами и поляками, очень плохо обстроена и имеет не более 80 дворов. Не смотря на будничный день, здесь было много пьяных, так что я с трудом мог достать лошадей. От деревни до подножья г. Кортуса не более 3 верст.

От г. Кортуса до Кырыскира (30 верст).

Хребет Кортус, насколько я ознакомился с ним во время моего проезда по нему, в направлении с юга на север, как и вообще все хребты этой местности, имеет в общем одно и тоже протяжение с востока на запад. Длина хребта, если считать и те отроги от него, которые тянутся вверх по Сыде, будет верст 50. Ширина по направлению от дер. Кортуса до долины р. Кындабая 10-12 верст.

Здесь я взял следующие породы, на южном склоне первой горы – в полугоре белый мрамор, а на вершине и северном склоне второй горы и на южном склоне третьей горы – порфиры, с вершины четвертой – самой высокой горы – черный мрамор, и наконец, серый мрамор у подножья пятой горы на берегу Магамыча – горной речки, левого притока р. Уды.

На всем этом пространстве характер растительности смешанный. На наибольшем расстоянии вашим глазам представляется то типическая степная флора (на южных скатах и вершинах хребта), то настоящая лесная растительность (в более глубоких оврагах и на северных склонах), а по р. Магамычу появляется уже таежная флора. Глядя на окружающую природу, невольно предполагаешь, что в весьма недалеком прошедшем весь хребет был покрыт краснолесьем. Роскошный лес, как можно судить. По одинаковым лиственницам – последним могиканам этой местности – растущим кое-где в одиночку, превратился, вероятно, не без участия людей, в далеко не приглядную степь. Не многочисленные березы, одевающие в некоторых местах вершины Картуса, вероятно, также скоро исчезнут, благодаря палам, ежегодно пускаемым крестьянами соседних деревень, якобы для улучшения покосов, и зачастую, превращающимися в настоящие лесные пожары. На пути в этой части округа, равно как и в других местах, я не мог равнодушно смотреть на такое обращение с лесом. Невольно делается досадно за страну, которая со временем будет и густонаселенной и промышленной, и, не смотря на нынешние громадные лесные площади, будет нуждаться в лесе. На мой вопрос, обращенный к одному из корсутских крестьян, зачем они пускают палы в лесу, он отвечал: «а что его жалеть, ведь матушка тайга далеко-далеко ушла, куда-то в сойоты». Но где эти «сойоты» и действительно ли они живут в лесной стране, никто из крестьян не знает да и не интересуется знать.

Гористое пространство между Кортусом и Убейским хребтом по Кырыскиру, куда приехал я на ночлег уже поздно вечером, я проехал в сумерки. Обнажений по дороге я никаких не видал; породы же, которые мне пришлось осматривать в руслах рек Магамыча, Уды и Змеевки, состоят из белого, серого и черного мрамора. Вся эта местность покрыта редким березовым лесом, местами перемешанным с лиственницей. Травянная растительность та же, что и по Сыде около д. Адрихи.

На последнем перевале, служащим водоразделом между реками системы Сыды и системы Убея, я обратил внимание на массу уродливостей березы, известной под названием «птичьих гнезд». Уродливости заключаются в ветвях, рост которых выразился не сплошной массой дерева, а многочисленными тоненькими прутьями, летом покрывающимися листьями. Хотя это явление встречается не редко – мне приходилось наблюдать подобные аномалии, кроме березы, еще на пихте и лиственнице – но, по большей части, в единичных случаях, между тем как здесь встречаются с подобными уродливостями сотни деревьев.

Опубликовано в ноябре 1883 года.

Путевые заметки из поездки в северо-восточную часть Минусинского округа. Часть 2.

77

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.