О дороговизне дров и строевого леса в Иркутске. Часть 2.

В Иркутске ежегодно бывают морозы до26 и до 30 градусов, а в некоторые годы доходят до -34° и потому дрова составляют необходимую потребность каждого дома, в продолжение почти 8 месяцев. С давних времен дрова заготовляются до 5 четвертей и не менее аршина длиной. Самыми жаркими почитаются дрова березовые и лиственничные, худшими дрова сосновые. Еловых дров здесь вовсе не употребляют. Для очищения же труб от сажи употребляют осиновые дрова.

За несколько десятков лет дрова для Иркутска заготовлялись единственно по берегам Ангары, Иркута и Ушаковки, но когда цены их значительно возвысились, начали заготовлять их и крестьяне кудинской, оекской и бадайской волостей. Крестьяне этих волостей впрочем рубят дрова большей частью не в дачах их селений, а по близости города, даже в дачах города и городских казаков. В город привозятся эти дрова уже зимой.

Вот как возвышалась цена на березовые дрова в течении настоящего столетия, на берегу Ангары.

В 1800 годах сажень 5 чет. дров стоила от 80 коп. до 1 р. асс.; в 1810 г. от 1 р. до 1 р. 50 коп. асс.; в 1820 г. 5 и 4 чет. от 1 р. до 1 р. 75 коп. асс. В 1830 г. от 1р. 75 коп. до 2 р. 50 коп. асс. В 1840 г. от 5 р. до 7 р. в 1850 г. от 4 р. до 5 р. асс, в 1860 г. от 5,5 до 6 и 7 р.

Сосновые дрова продавались 20 и 25 коп. дешевле березовых и лиственничных.

Цена строевого леса уже с 1820 по 1860 г. возросла вчетверо. В 1820 года бревна от 3 до 4-х сажень в 7,8 и 9 вершков в диаметре стоили 70 коп., а ныне 2 р. 10 коп. асс.

Все другие строительные материалы также подорожали в четыре или пять раз.

Чрезвычайное повышение цен на дрова в 1840 году происходило от того, что в этом году ожидали прибытия Сенатора и солдаты, занимавшиеся рубкой дров, не были отправлены в лес.

Если бы населенность берегов Ангары (до Байкала) Иркута увеличивалась соразмерно населения Иркутска, тогда не могло быть столь значительной разницы в ценах дров и строевого леса. С вырубкой лесов близ берегов, цена возрастала бы сообразно плате за рубку, за перевозку дров к берегам, но и этот расход был бы ничтожен, если бы дрова и строевой лес заготовлялись по берегам речек, впадающих в Ангару и Иркут и если бы были устроены поселения по берегам Ушаковки.

Скажем несколько слов о заготовлении дров городскими жителями. До начала почти золотопромышленности в Иркутской губернии, многие городские жители заготовляли дрова через наемных работников. Сверх того нанимались рубить дрова буряты, по саженям. За одну сажень дров они получали не более 50 коп. асс. Когда берега Ангары покрыты были лесами, не нужно было иметь даже лошади для перевозки дров – нарубленные на берегу дрова складывались в плот, доставлялись в Иркутск и продавали их от 1 р. 50 к. до 2р. асс. За сажень. Даже в последние годы бурятам платилось от 50 до 70 коп. асс. с сажени, на собственном их содержании, и только вывозка дров к берегу и с берега домой несколько увеличивала их ценность. Все таки этим нельзя еще вполне объяснить, почему ныне дрова, которых длина уменьшилась до аршина продаются от 5 до 7 руб. асс. за сажень? – Ясно, что малая населенность берегов Ангары м всегда выгодный сбыт их в Иркутск, дает возможность жителям Ангары ежегодно возвышать на них цену. При суровом климате Восточной Сибири, для Иркутска потреблено огромное количество дров и высокая цена на них могла возбудить соревнование жителей ближайших волостей, откуда дрова перевозятся только сухим путем. Но могут ли дрова, привозимые за несколько десятков верст сухим путем, иметь одинаковую цену с дровами приплавленными по течению реки? Легкость сплава так уменьшает их цену, что некоторые крестьяне, живущие на нижних берегах Ангары, находили выгодным с работниками отправляться на верхние берега ее и там рубить дрова.

С 1837 года, когда большая часть дешевых работников привлечена была на золотые прииски в Енисейскую губернию, цена дров начала еще возвышаться от перекупов. Явились люди, которые тотчас перекупали приплавленные дрова и после продавали их городским жителям с наложением весьма значительных процентов. Эти перекупщики заставив берег дровами, где останавливались плоты, уверяли дроворубов, что в городе множество дров, и те отдавали их за дешевую цену. Снабжение города дровами, по цене, доступной самому бедному классу, считалось одной из обязанностей градской думы. Бывшим градским головой Никанором Трапезниковым предполагалось учредить в Иркутске дровяные дворы. Для этого назначалась обширная площадь несколько ниже казенной аптеки. Тут же предполагалось устроить двор для продажи всех строительных материалов и клад сена. Предполагалось, чтобы плоты с дровами и разным лесом останавливались первоначально в заливе Ангары против большого дома казенной палаты (ныне купца Александра Сибирякова) и те из них, которые не будут скоро проданы, сдавались на дровяной двор.

В настоящее время, когда положен сбор в пользу города, как с дров, так и с разных строительных материалов, все эти необходимые предметы развозятся по домам и потребитель с трудом может отыскать, где продаются дрова, особенно когда их не бывает на рынке. Весьма желательно, чтобы градская дума привела в исполнение план касательно устройства особого двора дл продажи дров и строительных материалов.

Многие меры, какие принимались для понижения цены на дрова и лес были полезны для своего времени, но посылка нескольких рот солдат для заготовления дров была чрезвычайно вредна. Солдаты опустошали огромные пространства, вырубая до одной лесины, и сделали то, что теперь ближе 10 верст от города уже нельзя найти годного на дрова леса.

Опубликовано 15 марта 1860 года.

О дороговизне дров и строевого леса в Иркутске. Часть 1.

О дороговизне дров и строевого леса в Иркутске. Часть 3.

6

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.