Шесть сказок минусинских татар.

Записанных со слов качинца Т.З. Татачикова г-жей А.А. Кузнецовой (Усть-Камышта)

Памятники народной словесности Минусинских татар были собираемы весьма многими исследователями. Достаточно припомнить Кастрена, Титова, Кострова, Катанова и в особенности громадные сборники академика В.Радлова; но большая часть собранного материала посвящена героическим былинам, богатырскому эпосу, гораздо беднее наши сведения о сказках бытового характера. Между тем в последнее время среди наших ученых обнаружился сильный интерес к изучению народной литературы сибирских инородцев. Небольшой сборник А.А. Кузнецовой как раз представляет образцы бытовых сказок. Сказки эти рассказываются, а не поются под аккомпанемент комыса или чатхана, как богатырские поэмы. В последних речь мерная, как в русских былинах; язык изобилует архаизмами, терминами, которых и сами сказатели зачастую не понимают. Сказка рассказывается прозаическим языком, разговорным языком современных татар. Так как за отъездом г-жи Кузнецовой мы не имеем надежды в ближайшем будущем пополнить значительно имеющийся материал, то и решаемся выпустить в свет тот небольшой сборничек, который имеется в нашем распоряжении.

1.

Жил-был старик со старухой. Они были очень бедны и жили в старой избушке. Старик был ленив, — лень ему было ездить за дровами, он и рубил углы своей избушки и ими топил печку. Так он поотрубал все углы и в избушке стало холодно. Ночью старики старуха замерзли; утром и говорит старуха мужу: «Оттого в избушке холодно сделалось, что все углы поотрублены. Ступай за дровами!». Старик заткнул за пояс топор и пошел в лес. Войдя в лес, он увидал перед собой синий пень, взял свой топор и ударил им об пень, — из него вылетела синяя птичка.

— Зачем ты сюда пришел? – спросила птичка.

— За дровами.

— А какая есть у тебя дома икона?

— Одна только – Спасителя.

— Иди же, старик, домой, сказал тогда птичка, а вечером помолитесь хорошенько со старухой вашей иконе; потом ложитесь и спите спокойно: утром у вас будут дрова.

Старик пришел домой без дров, а жена спрашивает его.

— От чего не несешь дров?

Тут старик рассказ ей, как он в лесу нашел синий пень и ударил его топором, как из пня вылетела синяя птичка и велела вернуться домой и помолиться иконе Спасителя: а на утро будут вам дрова.

Вечером старик со старухой помолились, как велела им птичка, и легли спать, а когда утром они вышли во двор, то увидели, что там лежало много дров. Вот и пожили они несколько времени, — но как ни топи печи, все-таки в в избушке без углов холодно. Старуха и говорит мужу: «Сходи-ка к этой птичке, да скажи ей, чтобы мы были богаты и чтоб избушка наша была хорошим домом». Старик опять пошел в лес и ударил в синий пень. Вылетела синяя птичка:

— Зачем ты пришел?

— Просить тебя, чтобы мы были богаты и чтоб избушка наша была хорошим домом.

— Хорошо, сказала на это птичка, иди домой, помолитесь хорошенько иконе Спасителя и будете богаты.

Старик пришел домой и рассказал старухе, что птичка точно также велела вечером помолиться иконе Спасителя. Когда пришел вечер, старики старуха помолились и легли спать. Утром же они встали богатыми людьми, дом сделался новым и всего-то в нем стало вдоволь. Хорошо зажили старик со старухой. Пожили они так несколько времени и старуха снова посылает старика к птичке: «чтобы ты был губернатором, а я губернаторшей». Старик пошел в лес, ударил в пень, а когда оттуда вылетела птичка, передал ей желание старухи. Птичка и на это сказала «хорошо» и по-прежнему велела только помолиться иконе Спасителя. Старик со старухой так и сделали, а на утро он сделался губернатором, а она губернаторшей. Еще лучше зажили они. А старухе все неймется и она снова посылает старика к птичке: «чтобы ты был царем, а я царицей». Опять птичка велела им помолиться иконе Спасителя, и утром старик встал царем, а старуха царицей. Лучше прежнего зажили старик со старухой. А старуха все еще не довольна и посылает старика к птичке: «чтоб ты был Иисусом Христом, а я Богородицей». Пошел старик, а птичка по-прежнему велела помолиться иконе Спасителя. Помолились старик со старухой и легли спать. Рано утром старик проснулся и говорит старухе:

— Что-то я замерз.

— И мне что-то тоже холодно, — отвечает старуха, — может быть это оттого, что Богородица и Иисус Христос в холодном месте живут.

А когда совсем рассвело, то старик со старухой увидели, что они снова в своей старой избушке с отрубленными углами и не осталось у них ни царства, ни богатства. И потом они жили все так же бедно.

2.

Жил был старик с тремя сыновьями. Жили они богато и хорошо, только сыновья огорчали отца своим непослушанием, и поэтому он решил спрятать от них свои деньги. Старик тайно от сыновей взял свои деньги, пошел в лес и, увидев высокий тополь, влез на него, положил деньги в его дупло и запил клином. «Пусть эти деньги найдет тот из моих сыновей, который окажется самым покорным, а если все они будут непокорными, то пусть все вечно ищут деньги» — сказал старик, спустившись вниз, перекрестил дерево и пошел домой.

Все это видел средний сын. Через несколько времени он решился пойти и взять себе деньги и говорит отцу и братьям:

— Пустите меня съездить за дровами.

— Хорошо, поезжай, — отвечали отец и братья.

Пошел средний сын, поймал коня и поехал к тополю. Смотрит, а тополя уже нет: его кто-то срубил и увез. Досадно стало ему, он поспешил нарубить дров, приехал домой, выпряг коня, пришел к отцу и братьям и говорит:

— Я пойду наймусь к кому-нибудь поденно работать.

— Хорошо иди.

Средний сын пошел по следу, который сделал увезенный тополь и пришел к одному богатому дому, а тополь уже лежит около дома. Санга так звали среднего сына, застал хозяина дома и невестку.

— Зачем пришел Санга? – спросил хозяин.

— Нет ли у вас какой-нибудь работы на день на два?

— Есть.

Хозяин сперва велел невестке накормить Сангу, а когда он поел, послал его нарубить дров из привезенного тополя. Санга взял топор и с усердием принялся рубить тополь в надежде найти деньги. Пришла невестка, взяла охапку нарубленных дров и принесла их в дом. Только что она хотела бросить дрова в печку, как видела деньги.

— Чьи же это деньги? – спросила она у старика. Старик отвечал:

— Деньги это отца Санги. Ты сейчас будешь садить хлеб в печь, положи эти деньги в середину хлеба, а когда он испечется, отдай его Санге, — пусть унесет его домой.

Невестка все сделала так, как ей велел старик. Санга же тем временем разрубил весь тополь и, напрасно поискав деньги, невеселый пошел к хозяину.

— Весь ли тополь изрубил? – спросил старик.

— Весь, — отвечал Санга.

— Не нужно ли еще работы? – спросил старик.

— Нет, пока будет.

Опят покормили Сангу, а когда он собирался уходить, старик дал ему хлеб и велел его отнести домой, чтобы там съесть. Санга взял хлеб и пошел домой. Идет и видит немного в сторону от дороги остановились на ночлег какие-то купцы. Санга подошел к ним; они предложили ему напиться вместе чая и отужинать. Санга остановился, переночевал с купцами и утром опять вместе с ними напился чая. Уходя, он отдал им свой хлеб; они сперва отказывались от него, но Санга долго их просил и пришлось взять хлеб. Затем Санга пошел своей дорогой, а купцы приехали к тому старику, который дал Санге хлеб. Они остановились у него на ночлег, старик накормил их, а утром, уезжая, купцы дали ему хлеб Санги. Старик не отговариваясь взял его и велел невестке отдать этот хлеб Санге и его братьям, когда придут. Когда через несколько времени Санга с братьями пришел к старику, он положил на стол хлеб, поставил молока и начал угощать братьев. Каждый из них отрезал себе хлеба и налил молока; поев, они ушли искать себе работы. После их ухода старик взял хлеб и увидел, что до денег не дорезано очень много, — если бы еще отрезали ломоть, то нашли бы их – и говорит невестке:

— Не хотят идти к ним эти деньги и теперь мы можем взять их себе.

3.

В некотором царстве жил один человек по имени Аран. Однажды он утром объезжал свои табуны, выехал на гору и там увидел камень, который упал и придавил змею. Змея никак не могла освободиться и говорит Арану:

— Пожалуйста, Аран, спаси меня от смерти, — я тебе много добра сделаю.

Аран отбросил камень; змея сделалась свободной и говорит ему:

— Пойдем, Аран, вон к тому большому камню, только я двигаться не могу, — этот камень обессилил меня, — возьми меня за пазуху!.

Аран взял змею, положил за пазуху, сел на коня и поехал к большому камню. Дорогой змея так крепко обвилась ему вокруг шеи, что он никак не мог освободиться. И говорит ему змея:

— Это я плачу тебе за твое добро!..

А Аран и говорит:

— Ты заплати за добро добром же.

— Нет, — отвечает змея, -за добро везде платят злом.

Но Аран не соглашался с змеей.

— Если ты не согласен, — сказала змея, — то пойдем судиться.

— Куда же мы пойдем судиться?

— Пойдем дальше: кто нам попадется на встречу, тот и рассудит. Я на все согласна.

И Аран поневоле согласился. Вот пошли они и пришли к пустому летнику.

Все оттуда перекочевали, никого там нет, только бродит одна старая, еле живая собака. Они обратились к ней:

— Рассуди нас, собака, — чем платят добро: добром или злом?

И говорит собака:

— Я была верной слугой. Хозяин разбогател через меня, а теперь, когда я стала стара, меня бросили на летнике. Уж лучше бы убили меня, чтобы теперь не мучиться… Приказываю вам за добро платить злом!

Змея при этих словах сильнее стала сжимать шею Арана и он закричал:

— Нет, я не доволен; пойдем искать другого суда!

Змея дала Арану отдых. Опять пошли они и опять пришли к летнику. Люди перекочевали, никого нет, только лежит одно сломанное колесо. И спросили они его:

— Рассуди нас, колесо, — чем платят за добро: добром или злом?

А колесо говорит:

— Я было хорошим колесом. Мой хозяин с семьей катался на мне всюду: и днем и ночью не знало покоя. А теперь я стала старо и сломалось. Хозяин бросил меня и вот я лежу и гнию, — лучше бы сожгли меня, лучше бы в печку бросили. Приказываю вам за добро платить злом! Змея еще крепче обвилась вокруг шеи и кричит Аран:

— Не задуши меня, дай слово вымолвить. Я не доволен, пойдем до третьего суда: это в последний раз – больше не буду. Начал Аран проситься домой, да не пускает змея. Заплакал Аран и думает:

— Смерть моя пришла…

Вот опять пошли они и пришли теперь на ту гору, где Аран нашел змею. Войдя на гору, они увидали, что к ним бежит белая лисица. Аран боится уже спрашивать, а змея смело говорит ей:

— Рассуди нас, лисица, — чем платят за добро: добром или злом? Лисица на это и говорит:

— Я ведь непонятлива. Расскажите мне подробно, о чем был у вас спор?

Аран рассказал ей все по порядку. Лисица выслушала его и говорит:

— Встаньте передо мной оба, — и велела змее оставить Арана. Когда змея сошла на землю, лисица и говорит Арану:

— Возьми камень и положи его на змею так, как он лежал прежде. Вот вам и суд!

Аран поскорее схватил большой камень и наложил его на змею.

— Как так, — закричала змея, — за добро добром же платят, отпусти меня, я тебе дам все, что хочешь!

Но Аран уже не послушал змеи. Лисица же тем временем убежала, а Аран сел на коня и поехал домой.

4.

Как-то раз воробей с мышью жили вместе и жили они дружно. Однажды они посеяли хлеб. Когда пришла осень, воробей с мышью сжали хлеб и начали делиться; мышь затащила свою часть к себе в норку, а воробей сложил возле гнезда. Через несколько времени воробей заметил, что его хлеб все убывает и убывает, — скоро совсем к концу придет. Стал он караулить и увидал, что мышь каждую ночь затаскивает его хлеб к себе в нору. Увидал это воробей, да ничего не может поделать. И вышла у воробья с мышью большая ссора. Много спорили они и оба очень рассердились. Воробей улетел звать всех больших птиц, чтобы они заклевали мышь.а мышь побежала звать всех больших зверей, чтобы они съели воробья. И собрал воробей много птиц, но не больших, а мышь много зверей, но также не больших. Началась война. Птицы не могли устоять против зверей, — тогда вылетела какая-то птица и сказала:

— Подождите, звери земные, я соберу всех птиц со всего света и тогда мы вас разобьем.

Звери испугались, а один из них выбежал и сказал:

— А я соберу всех зверей со всего света!

Война же шла своим чередом. Тем временем прилетели все птица и прибежали все звери со всего света и война разгорелась еще сильнее. Несколько дней длилась она. Вдруг звери заметили среди птиц какого-то чудесного орла, такого – какого никто никогда не видывал. Этот орел убивал всех зверей, — налетит и рассечет пополам. Лев, медведь, тигр – все были перебиты, остальные же от страха разбежались. Настала темная ночь. Орел устал и сел отдохнуть на коряжину возле камня. Под эту же коряжину спрятались раньше два каких-то маленьких зверька; лежат они там и слушают: крепко спит орел. Вот выползли они оба и прогрызли у орла правое крыло, а сами убежали. Проснулся орел, расправил свои крылья, а лететь не может. Тем временем рассвело. Смотрит орел, — кругом лежат убитые звери, птицы же все разлетелись. И видит орел, — идет какой-то человек с ружьем; он заметил орла и начал в него целиться. Взглянул орел на человека, тот остановился, но, подойдя ближе, снова начал целиться. Опят взглянул на него орел, — человек опять опустил ружье и приблизился еще более. Орел не шевелился и только смотрел на человека. Тот взял его и отнес домой. Полюбился человеку этот орел: такой он большой, красивый и умный. Стал он лечить его и скоро крыло у орла совсем зажило. Тогда подлетел он к тому человеку и сказал:

— Спасибо тебе за то, что вылечил меня. Я живу недалеко отсюда. Приходил я сюда для того, чтобы заступиться за воробья, у которого мышь воровала хлеб. Пойдем к омне, — я заплачу за твое лечение.

— А где твой дом?

— Или за мной.

Вылетел орел из юрты и говорит:

— Садись на меня.

Страшно было человеку, но он все-таки сел на орла и тот поднялся до облаков. Внизу стояла жена этого человека; вдруг она увидела, что орел бросил вниз ее мужа. Заплакала она, но орел не допустил человека упасть на землю, схватил его и положил к себе на спину. Во второй раз орел поднялся выше облаков и оттуда опять бросил человека, но также не допустил упасть на землю. В третий раз орел поднялся почти к самому небу и снова бросил человека вниз. На этот раз, поймав человека, он опустил его на землю. И спросил орел:

— Страшно ли было, когда я опустил тебя в первый раз?

— Да очень.

— Также страшно было и мне, когда ты целился в меня в первый раз, — сказал на это орел. А боялся ли ты во второй раз?

— Я совсем память потерял от страха.

— Также и я, когда ты целился во второй раз. Ну, а в третий раз?

— Я был совсем без чувств.

— Также и я. Теперь мы рассчитались с тобой.

Потом орел дал человеку (3000 руб) денег и сказал:

— Спасибо за то, что вылечил меня.

Не успел человек оглянуться, как орел уж исчез из глаз. Хорошо после этого зажил человек, но и до сих пор не знает, что за орел это был.

5.

Жили старик со старухой. У них был добрый конь – Савраска. Этот Савраска был всегда кован укладными подковами. Однажды старик отпустил своего Савраску на поле. Ходит Савраска по горам и видит – идет на встречу ему Ала-барс (Ала перстрый – полосатый). Страшно стало Савраске, но он все-таки спросил:

— Кто ты такой?

Ала-барс отвечал:

— Я Ала-барс, начальник над всеми зверями. А ты кто такой?

— Я конь Савраска, начальник над всеми скотами.

Испугался Ала-барс другого начальника и говорит:

— А как же мы два начальника, силу свою будем испытывать.

На это Савраска сказал:

— Который из нас камни разобьет ногами, так чтобы разлетелись огненные искры, тот сильнее.

Ала-барс начал разбивать камни, но искры не летят.

— Ну-ка ты, Савраска!

Начал Савраска разбивать камни своими копытами – и разлетелось много огненных искр. Испугался Ала-барс и скорее бросился бежать от Савраски. Дорогой попался ему медведь.

— От кого ты так скоро бежишь? – спросил медведь.

— От Савраски – боюсь этого коня!

— Что ты! Мы их, коней, едим. Где же он, покажи мне?

Ала-барс поднял медведя; медведь задохся в его лапах, Ала-барс бросил медведя и говорит сам себе:

— Как увидал Савраску, так от страху и умер. Ала-барс испугался еще более, не понимая, что сам смял медведя, и еще скорее стал бежать. На встречу ему попался волк.

— От кого так бежишь? – спросил волк.

— От Саврасого коня.

— Что ты! Мы их, коней, едим. Покажи-ка мне его!

Ала-барс поднял волка и тот задохся в его лапах. Ала-барс бросил волка и подумал:

— как увидал Савраску, так с испуга и умер.

И Ала-барс еще болше испугался и еще скорее стал бежать.

6.

Один мальчик бегал по льду, поскользнулся и упал. Встал мальчик и спрашивает у льда:

— Должно быть ты сильный, что поборол меня?

Лед отвечал:

— Да, сильней тебя.

— Если сильней, то от чего же ты таешь на солнце?

— Солнце сильней меня.

И спрашивает мальчик у солнца:

— Правда ли, что ты сильней?

— Да, сильней.

— Если сильней, то отчего же ты прячешься за горой?

— Гора сильней меня.

И спрашивает мальчик у горы:

— Правда ли, что ты сильней?

— Да, сильней.

— Если сильней, то как же тебя может задавить кошка?

— Кошка сильней меня.

И спрашивает мальчик у кошки:

— Правда ли, что ты сильней?

— Да, сильней.

— Если сильней, то как же тебя может задавить собака?

— Собака сильней меня.

И спрашивает мальчик у собаки:

— Правда ли, что ты сильней?

— Да, сильней.

— Отчего же тебя бьет баба палкой?

— Баба сильней меня.

И спрашивает мальчик у бабы:

— Правда ли, что ты сильней?

— Да, сильней.

— От чего же тебя бьет мужик?

— Мужик сильней меня.

И спрашивает мальчик у мужика:

— Правда ли, что ты сильней?

— Да, сильней.

— От чего же тебя начальник бьет?

— Начальник сильней меня.

И спрашивает мальчик у начальника:

— Правда ли, что ты сильней?

— Да, сильней.

— От чего же тебя царь бьет?

— Царь сильней меня.

Здесь мальчику надоело спрашивать, а тут и сказке конец.

Узун-Джул. Август 1890 года.

Опубликовано в 1892 году.

435

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.