О рыбном промысле на Ангаре.

М.Г. – я собрал, насколько позволило мне время и возможность, сведения о рыбной ловле по р. Ангаре и охотно их сообщаю. Оказывается, что рыбным промыслом занимается все население Карапчанской волости и часть, приближенная к р. Ангаре, Нижнеилимской. Промысел рыбы производится по р. Ангаре повсеместно от устья р. Илима, но главным образом и с лучшими результатами в тех местах, где р.Ангара имеет узкое, сжатое горами русло и вследствие этого образует самую большую глубину и весьма тихое движение воды. Места эти называются «ямами», хотя в действительности тут и нет никаких ям, и находятся в пределах Карапчанской волости, от границы Братской волости до границы Енисейской губернии. Всех их насчитывается 15-ть и именуются: «Скоробогатая», «Подосинник», «Лиственичная», «Осиновая», «Конская», «Досчатик», «Жевакина», «Засосновская», «Подбыком», «У речушки», «Глухая» и «У стула». В населении Карапчанской, а часть и Нижнеилимской волости, рыбный промысел является особенно важным экономическим фактором, так как обеспечивает, все местные нужды населения. Этот промысел сильно преобладает над земледелием, которое вследствие этого находится на весьма низком уровне развития, и причины этого заключаются в том, с одной стороны, что земледельческая культура, находится в самых неблагоприятных географических и геогностических, а отчасти и климатических условиях (гористые, каменистые и таежные местности), сопряжено с тяжелым и мало вознаграждающимся трудом, а с другой – наоборот – рыбный промысел сопряжен с легким и хорошо вознаградимым трудом, так как существует большой спрос на рыбу, чем и отвлекает от земледелия все производственные силы населения, хот и нельзя сказать при этом, чтобы земледелие не представляло положительно никаких выгод для населения и совершенно невозможно было им заниматься.

Время занятия рыболовством ежегодно бывает в двух периодах: после вскрытия рек Ангары и Илима – с половины мая до 1 августа и с 29 августа до половины ноября. (как видите, все необходимое для земледелия время, употребляется на рыбный промысел). Некоторые прибрежные жители занимаются рыбным промыслом и зимой; но промысел в это время года бывает самый незначительный и производится тремя способами: удами, которые «наживляются» мелкой рыбой (пескарями) и ставятся под лед около берегов и на средине р. Ангары, заездками (загородями), в которых ставятся морды и фители только около берегов. В это время ловится преимущественно налим, реже щука и менее всего таймень, а более никакой рыбы не добывается, и адурами; это орудие на подобие остроги – (длинный шест с железными на конце зубьями), которое опускается сверху льда в воду на так называемых ямах на глубине до 7 и более саженей и попавшаяся на зубья рыба «стерлядь», с осторожностью вытаскивается на верх льда, через ранее приготовленную прорубь. В объясненные два периода времени промысел производится: на «ямах» — самоловами и адурами; а на мелких местах, неводами и заездками (в последнее ставятся морды и фители), а также и одними фителями без заездков. Все это способы рыболовства, как видите, самые первобытные; ни каких практических усовершенствований в них нет и ничего нового в этом отношении рыбопромышленники не могут придумать, да, кажется, и не желают более ничего. На самоловы добывается осетр, стерлядь и частью таймень; окунь, налим, язь, хариус, щука и елец, добываются другими, объясненными выше способами.

До 1870 года право рыболовства на объясненных выше ямах находилось в монополии не многих прибрежных жителей Бадарминского участка, Карапчанской волости. В 1870 году на рыболовство заявили свои права и остальные житель карапчанской волости. С этого времени рыбный промысел, в отношении времени и порядка промысла, начал ограничиваться различными постановлениями, выражавшимися в форме общественных приговоров. С начала прибрежные житель не подчинялись этим постановлениям, отстаивая исключительно за собой право пользования рыбным промыслом; но в конце концов, вследствие давления на них со стороны большинства жителей Карапчанской волости и со стороны местного волостного правления, уступили. По этим постановлениям рыболовство обращалось в общественную оброчную статью, и делилось на участки между жителями; но как все эти постановления пошли в разрез с обычаями русского мужика, любящего свободу действий, и потому не нашли соответственного применения, то впоследствии рыбный промысел установился на совершенно свободном праве, не обстановленном ни какими постановлениями. Из всех этих постановлений сохранилось и остается в действии только одно положение, что день выставки самоловов, т.е. начатия промысла, назначается волостным правлением. Об этом дне жители извещаются заблаговременно через сельских старшин.

По получении повестки, рыбопромышленники собираются в назначенный день на рыболовные места т группируются в отдельные артели; полюбовно распределяют, какие артели и на каких ямах должны производить промысел, и затем к назначенным местам отправляются все разом, по условному знаку, соблюдая возможную тишину, чтобы не трогать с мест рыбы. На каждой яме, останавливается иногда для промысла по несколько артелей (все зависит от условий с начала, в день сбора рыбопромышленников). В этих случаях каждая артель, по взаимному согласию, ставит на одной и той же яме свои самоловы на током расстоянии, чтобы не препятствовать промыслу другой артели, и по постановке самоловов, рыбопромышленники каждой артели отправляются в стойбища, с условием, чтобы ночью никто из стойбищ не отлучался для осмотра даже своих самоловов. Каждая артель за соблюдением этого условия строго следит. Утром, на следующий день, все артели, также по условному знаку, отправляются дл осмотра самоловов. Добытую рыбу каждая артель, в тот же день, делит между членами своими полюбовно, по степени участия в промысле каждого. Столкновений в рыбном промысле между целыми волостями, насколько известно не было. Действительно, ссоры и дрязги на рыболовном промысле происходили; но и это было только между Бадарминскими и другими рыбопромышленниками той же Карапчанской волости, когда Бадарминские крестьяне отстаивали свое исключительное право на владение рыбным промыслом. Столкновения между этими рыбопромышленниками, конечно, не заходили далеко и ограничивались незначительными ссорами и пререканиями, весьма редко драками, при постановке на рыбных ямах самоловов. До судебных тяжб также не доходило. Чаще же всего ссоры и распри повторялись и даже – в весьма, впрочем, редких случаях – повторяются и ныне между отдельными артелями, становящимися на одной яме. Эти споры и распри происходили и происходят не от претензий за исключительное право владения рыбным промыслом или отдельными ямами, а от того, что кто-нибудь из членов одной артели ночью и тайно от других отправляется для похищения рыбы с самоловов другой артели и попадается с захваченным. С виновными в этих случаях, каждая артель поступает по существующим обычаям: или, по закону Линча, в виде исправительной меры, делают виновному так называемую «головомойку» (трепку за волосы) и затем все таки оставляют в артели, или, если он уже не исправим, исключают его из артели и прогоняют, отобрав от него все рыбные снасти и лодку. Обычай подобной расправы с виновными выражен в виде уложения, только в измененном роже наказания, и в одном из общественным приговоров. Других каких либо, чисто юридических понятий о постановке, правах и т.п. на этом рыбном промысле, — рыбопромышленники не имеют. Это доказывается и тем, что употребление самоловов воспрещено законом (567 ст. XVII т. 2 ч. уст. о город. и сельск. хозяйстве), но им однако ж, тут отдается большее преимущество.

Вот и все, что только могу Вам на этот раз сказать об Ангарском рыбном промысле. Думаю, что все эти сведения не будут отличаться какими либо особыми новостями. По крайней мере, так думаю потому, что об этом промысле не мало писано и г. Ларионовым, и свящ. Сизых. Во всяком случае, при предстоящих мне посещениях Карапчанской волости, я постарался более подробно и ближе ознакомиться с характеристическими особенностями этого промысла и сделать свои личные наблюдения, и если удастся, в пополнение настоящих сведений, сообщить об этом промысле и те особенности, которые, может быть, ускользали до сих пор из описаний этого промысла или оставлялись без внимания по незначительности интереса.

Июль 1879 г. Киренск.

Действит. член И. Черепанов.

Опубликовано в 1881 году.

13

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.