Пребывание преосвященнейшего Макария на острове Ольхоне.

25 июля, в 2 часа пополудни, преосвященнейший Макарий, в сопровождении протоирея Иоанна Родионова, миссионеров Верхоленского округа, во главе с благочинным священником Иннокентием Преловским, благочинного приходских Верхоленских церквей священника Иннокентия Пляскина и протодиакона Вознесенского монастыря, обозревая миссионерские станы, прибыл на северо-восточный берег Байкала, именно к тому месту, где в течении июня и первой половины июля производится меновая торговля жителей Ольхона с русскими купцами. Отсюда должна была совершиться переправа на остров Ольхон, — главную цель миссионерского путешествия преосвященнейшего, для чего были приготовлены две лодки. Переноска и размещение багажа потребовала незначительного времени; преосвященнейший и его спутники не более как через полчаса вошли в лодку, и гребцы, их было по шесть человек на каждой лодке, — отчалили от берега, держась материка и направляясь к северо-востоку по проливу или Малому морю. Гладкое как зеркало, оно отражало до мельчайших подробностей отвесные поражающей высоты скалистые берега, каждый утес с подножья до самой вершины. В нескольких саженях от прибрежных скал и далее по морю, насколько охватывал взор, стаи диких уток и чаек резвились под лучами солнца; они ныряли, кружились на поверхности воды, отыскивая добычу; в стороне от этого шумящего, крикливого общества, плавала семья лебедей; завидев лодку, они неторопливо, как бы чувствуя свою свободу и безопасность, удалились в небольшой залив, к берегу, покрытому зеленым ковром; далее к востоку и западу море было также спокойно и синей полосой отделялось от пролива, а на далеком горизонте сливалось с небом и исчезало в таинственной непроницаемости. Лодки быстро неслись под дружными ударами весел, мерно и нечувствительно покачиваясь, как бы в тон общему настроению. Какое-то чувство довольства и спокойствия царило в душе; это плавание в лодке, в обществе любимого архипастыря, увлекало каждого из нас в тот чудный мир природы, где все одинаково наслаждаются дарами Божьими. Невольное чувство опасения, вполне естественное в людях, в первый раз в жизни очутившихся на море, исчезло пред спокойным ободряющим настроением преосвященнейшего.

После двухчасового плавания лодка отошла от материка и направилась вправо через пролив к одному из мысов острова. Вдающемуся в море высокой отвесной скалой, известной под именем «Конская голова». В тоже время изменилась и погода; подул северо-восточный ветер, сначала тихий, а затем все более и более усиливающийся. Волны сильнее и сильнее ударяли о борт лодки и затрудняли ее движение, не смотря на все усилия гребцов; около мыса движения ее стали еще ненормальнее; приходилось, насколько было возможно, удерживать равновесие всякий раз, когда лодка с значительной силой опускалась и поднималась. Наконец вошли в залив, в котором было сравнительно тихо; после недолгой остановки, в целях переждать вторую лодку, чуть-чуть заметную среди бушующих волн, — проплыли внутрь залива и пристали к берегу, не вдалеке от бурятских улусов. Опасаясь усиления ветра к ночи, преосвященнейший решил ограничиться по отношению к Ольхону этим пунктом, хотя ранее было предположено достигнуть так называемого Семисосенного улуса. Из парусов была устроена палатка для преосвященного, а остальные расположились на берегу, кто где хотел. Наступила ночь, темная, холодная; берег залива осветился множеством костров, около которых группами сидели буряты, прибывшие с нами и жители окрестных улусов, шумно беседуя. Когда, думалось, заблудшие овцы придут на пажить Отца Небесного; эти насельники отдаленного края, сидящие во тьме и сени смертной, познают свет и придут в послушание веры. Целые века прожили они в суевериях и невежестве, вне всякого развития, в неведении Христа Спасителя, без Которого нет и жизни, ни света; долго ли Он, держащий времена и лета, оставит из в том безотрадном положении.

С наступлением утра начались приготовления к предстоящему торжеству. По указанию преосвященного, одни из инородцев сооружали св. Крест, а другие устраивали подмостки на берегу залива для служения водосвятного молебна. Между тем весть о пребывании преосвященнейшего на острове, как видно достигла и более отдаленных пунктов, — стали прибывать конные и пешие. По неопытности мастеров устроение водосвятного места замедлилось. Чтобы развлечься, а главное познакомиться с способами местного лова рыбы и ее заготовления на продажу, преосвященнейший предложил местным рыбопромышленникам закинуть невод. Вскоре лодка с шестью человеками отчалила от берега, началась долга и нелегкая процедура выбрасывания и вытягивания невода, так как невод, и не больших сравнительно с другими употребляемыми в море, размеров в длину был около 200 саж. и 11 ар. Высоты, да приводные веревки с того и другого крыла невода не менее 300 сажень. Наконец невод общими усилиями был вытащен улов оказался относительно хорош.

К тому времени все приготовления были окончены. По облачении в святительские одежды, преосвященнейший с собором священников в облачениях, в преднесении хоругвий, запрестольных икон и образа свят. Иннокентия, приблизился к нарочито устроенным подмосткам. Началось служение молебна. В первый раз пустынные берега острова огласились столь торжественным, в предстоянии архиерея, пением священных песен, молитвами святителю Иннокентию, проповеднику веры во языцах монгольских, незримо пекущемуся о духовном озарении светом св. Евангелия сидящих во тьме и сени смертной инородцев. Не поддаются описанию чувства, испытанные нами, свидетелями и участниками этого утешительного события. Вся внешняя обстановка, — этот пустынный, скалистый берег, синеющая даль моря, толпа молившихся бурят, между которыми виделись и некрещеные, а за ними чайки – постоянные спутники и участники удач и неудач в нелегком промысле, чинно, шеренгой усевшиеся на соседней скале, — все это, а главное благолепно обстановленное священнослужение, много говорило сердцу и возбуждало дух горячей молитвы о духовном возрождении обитателей острова. Прочитанные архипастырем пророческие слова св. Евангели: «и глас мой услышат; и будет едино стадо и един Пастырь» (Иоанна Х. 16). Звучали на этот раз в устах архипастыря с особенной силой.

После молебна св. Иннокентию началось служение водосвятного молебна, закончившегося провозглашением многолетия Царствующему Дому, высокопреосвященнейшему Вениамину, архиепископу Иркутскому и Нерчинскому, преосвященнейшему Мелетеию, епископу Селенгинскому и преосвященнейшему Макарию, епископу Киренскому с освященным собором. После этого архипастырь окропил святой водой водруженный на берегу крест долженствующий и грядущим временам напоминать о совершении события (Крест водружен на том месте, где устроена была палатка для преосвященного Макария).

Обратная переправа преосвященнейшего совершалась при благоприятной погоде вполне благополучно.

Таким образом в настоящем году отдаленный и малодоступный остров Ольхон в посещении преосвященнейшего начальника миссии увидел или должен был увидеть особенное доказательство заботы о нем духовной миссии, — событие во всяком случае знаменательное уже потому, что с ним должна соединяться память о первом посещении этой местности. Если выразиться обычным языком инородцев: «архиереем Божьим». Для нас несомненно, что само географическое положение острова Ольхон побуждает преосвященнейшего предпринять в виду духовных интересов его обитателей, что-нибудь особенное, чрезвычайное. В самом деле, здешнее население, состоящее из 1000 душ, между которыми есть небольшое общество христиан, отделенное от материка бурным проливом, занятое круглый год рыбным промыслом, единственным средством существования, так часто изменчивым — представляется как бы оставленным, покинутым на произвол судьбы, и не может не внушать глубокого сожаления и участия. Здесь во всей силе грубая назойливость шаманов, представителей суеверия, эксплуатация спекулянтов, обременяющих народ чудовищными процентами и кабалой за неоплатные долги, произвол языческой власти, — все это ставит бедный рабочий класс в самое безвыходное, безотрадное положение. Далее, живя вдали от миссионерской церкви, даже в совершенном разобщении с ней в известные времена года, когда невозможна бывает переправа через бурный пролив Байкала, островные буряты кажутся несчастнее всех других собратий, как будто обреченные судьбой на вечное на вечное закоснение и гибель. Топографические условия острова Ольхона служат также непреодолимой преградой более успешной при светительной деятельности миссионера Еланцинского стана. В числе отговорок от принятия св. крещения, какие приходится слышать здешним миссионерам, всего чаще указывается на затруднение ближе ознакомиться с христианской верой по отдаленности от миссионера и от церкви.

Ко всему этому в последнее время присоединилось еще и то зло, что остров Ольхон с недавнего времени стал ареной подпольной деятельности, этих упорных противников христианства, вносящих за собой в общество инородцев раздор и обеднение. При таких неблагоприятный условиях для проповеди Евангельской, уже и посеянные здесь семена благоветствования Христова почти постоянно заглушаются и вообще произрастают медленно. По всему этому пребывание преосвященнейшего на острове Ольхоне, торжественность святительского служения, непосредственное любвеобильное общение с инородцами – является вполне и благовременным и целесообразным.

Хорбатовский миссионер свящ. Василий Ларев.

Опубликовано 2 апреля 1888 года.

44

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.