Несколько слов о казачьих наделах и поселениях в нижнеудинском округе.

Недавно был возбужден вопрос о более правильном распределении земель между казаками-новоселами и местными обывателями, — мещанами г. Нижнеудинска. Вопрос этот уже столько раз был обсуждаем, что пора бы придти к какому либо решению относительно более равномерного распределения земель между теми и другими. Не говоря уже о том, что казаки захватили самые лучшие земли в округе еще в 60-х годах, он и в настоящее время не стесняются захватывать земли вовсе им не принадлежащие, оттесняя все дальше и дальше коренных обывателей инородцев. Даже в центре городского участка, лучшие земли, покосы и выгоны, все это по какому-то давнему преданию принадлежит казакам, которые, конечно, не упускают случая сорвать с городских обывателей хороший куш за право пользования этой землей. Вообще в пользовании землями существует страшная путаница и несправедливость, в особенности если принять во внимание, что настоящих казаков, старожилов, здесь не очень много, а большинство именует только себя крестьянами из казаков. Владея землей в излишестве и зная, в каком стеснительном положении находятся мещане-землепашцы, казаки год от года увеличивают оброчную плату за землю.

Многие из казаков давно уже бросили земледелие: не сеют и не жнут, а живут только арендой с своих земель.

Несколько лет тому назад, многие из пригородных крестьян перешли в городские мещане и пожелали платить усиленную подать, — около 4 р. 70 коп. в год на душу )старожилы города или так называемые – старые мещане платят всего лишь 2 рубля с чем-то) с тем, чтобы им было отведено известнее количество земли, по числу душ. С течением времени, число новых мещан настолько увеличилось, что отведенной земли оказалось далеко не достаточно, и мещане, продолжая платить усиленную подать, все-таки вынуждены арендовать земли у казаков. Отдача земель в аренду вредно повлияла на казаков и сделала из них тунеядцев.

Если надел землей и был сделан правильно в 60-х годах (по 15 десятин на душу пахотной земли и по 5 запасной), то этот же самый надел в настоящее время не может иметь значения, или должен быть строго проверен по числу состоящих на лицо душ, а остальная земля от ушедших в разные места казаков могла бы быть прирезана безземельным землепашцам-мещанам.

Кроме казаков-старожилов, в нижнеудинском округе есть еще разряд – так называемых – новопоселенных казаков. Это пришедшие в партиях в 60-х годах, преимущественно из Польши и Малороссии, штрафованные солдаты из гарнизонных батальонов, беглые и всякий сброд. Эти-то казаки, около 700 сесмейств (большинство из них переженились по приказанию начальства во время пути следования партий, — для этого выдавалась известного рода субсидия) и были поселены в самой лучшей и плодородной местности из всего округа, а именно вниз по течению р. Уды, в 20 верстах от города Нижнеудинска. Земли было отведено по 20 десятин на душу. Земледельческие орудия, скот, семена и разная хозяйственная утварь были приобретены на средства казны и розданы новоселам. Заведовали ими особые казачьи офицеры, которые силой заставляли новоселов обрабатывать землю. Удобная для хлебопашества земля, огромные пастбища, изобилие зверей и рыбы, — все это способствовало к быстрому развитию сельскохозяйственной промышленности во вновь устроенных казачьих станицах: Укарской, Шипицинской и Зеленцевской. Еще не так давно нижнеудинский базар был переполняем сельскохозяйственными продуктами, которые привозились из этих станиц: масло, мясо, рыба, сало, хлеб и всевозможные огородные овощи продавались городским обывателям по самым дешевым ценам. Население этих станиц было наименовано шестой сотней иркутского конно-казачьего полка и соединено вместе с местными казаками-старожилами. Казаки-новоселы со времени их поселения до 1872 года, по распределению начальства, выходили на службу как внутреннюю, так и внешнюю.

С 1872 года, по распоряжению правительства, они были переименованы в крестьяне и распоряжением казенной палаты, от 16 декабря 1875 года, причислены к алзамайской волости, по названием Шипицинского сельского общества. Теперь станицы эти, т.е. Шипинская, Укарская и Зеленцовская имеют, по официальным данным, 211 душ мужского и 196 женского пола, считающихся по подворной переписи. Население это имеет в своем распоряжении площадь земли в 10,599 десятин, из них 1,111 десятин пахотной. Таким образом, обладая землей по 50 десятин на каждую мужскую душу, население это никаких повинностей как денежных, так и натуральных не относит, тогда как остальные селения той же волости сильно нуждаются в пахотной земле и, по неимению таковой, живут впроголодь.

С 1872 года, т.е. со времени перечисления казаков-новоселов в крестьяне, благосостояние вновь устроенных станиц начинает заметно падать и в настоящее время станицы эти представляют картину почти полного запустения. Отчасти вкоренившаяся привычка к бродяжничеству, перспектива легкой наживы на приисках и всесокрушающий кабак имели влияние на упадок сельскохозяйственной промышленности среди бывших казаков, а затем усиленный спрос на землю со стороны мещан и повышение арендной платы и, наконец, наводнение, — все это вместе окончательно разорило так не давно цветущие станицы. Значительное большинство жителей этих станиц побросало свои дома, пашни, распродало скот и весь домашний скарб и разбрелось: некоторые возвратились в Россию, многие шатаются по приискам, заводам или записались торгующими по селам, деревням, преимущественно сидельцами в кабаках. Всеми оставшимися от ушедших землями не справедливо владеют и по сие время живущие на местах первоначального водворения бывшие казаки и, легко приобретая средства к существованию, продолжают вести ленивую жизнь, не относя никаких повинностей, — льгота, совсем не заслуженная.

В. Гирундов.

Опубликовано 17 ноября 1885 года.

21

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.