Г. Верхоленск и его древности. (Историческая записка).

С 1842 года г. Верхоленск считает третье столетие своего существования. Основание его совпадает, как и других сибирских городов, с временем постепенного завоевания Сибири храбрыми русскими казаками. В половине 1641 г. казацкий пятидесятник Мартын Васильев, со своей дружиной в пятьдесят человек, поднялся из Илимского острога вверх по реке Лене и, за невозможностью продолжать далее путь по реке по причине мелководья ее, остановился в 9 верстах от впадения реки Куленги в Лену, где построил на правом берегу ее острог Верхоленск со стратегической целью. В 1644 г. местные аборигены-буряты подступили к этому острогу с большими силами, но пятидесятник Курбат Иванов храбро отсиживался в нем. Сильную победу над бурятами одержал боярский сын Бедарев в 1645 году. В 1647 г. острог перенесен на настоящее место, т.е. выше по р. Лене на 9-ть верст. В 1648 г. поднялось общее восстание бурят, но и оно подавлено было московским дворянином Василием Нефедьевым и боярским сыном Бедаревым и одержана была окончательная победа над бурятами. В 1686 году иркутский острог получил название города и одновременно с этим верхоленский острог в административном отношении подчинился ему. В 1775 г. из верхоленского острога образовано было особенное комиссарство, а в 1816 г. комиссарство переименовано в слободу и основано волостное правление. Наконец 1857 г. Верхоленск получил название города. Еще ранее этим именем Верхоленск назван был знаменитым Генерал-губернатором графом Н.Н. Муравьевым, которому приглянулось местоположение Верхоленска. Рассказывают, что граф восходил на местную колокольню и оттуда обозревал Верхоленск с его окрестностями. Город открыт был исправником Кларком с отправлением благодарственного молебна и с провозглашением многолетия «граду сему».

Описав происхождение верхоленского острога и его постепенное возрастание, обратим наше внимание на возникновение храмов в нем.

Почти одновременно с основанием острога, по преданию, устроена была казаками часовня, во имя Воскресенья Господня, в одной из башен, для удовлетворения религиозного чувства острожного населения. С перенесением острога на настоящее место в 1647 году перенесена была и эта башня-часовня, а в 1660 г. придан ей вид настоящего храма в тоже наименование, с приделом святителя и чудотворца Николая. Если мы всмотримся в сохранившийся план первой церкви, то можем без всякого труда получить понятие об ее первоначальном виде. Фасад ее обозначенный на плане, ясно свидетельствует, что она образовалась из башни-часовни и пристройки к ней алтаря и трапезы. Предание приписывает построение первой церкви каким-то братьям, ревнителям благочестия. Эта церковь давно уже не существует. В последние дни ее отправлялись в ней молебны в несчастных обстоятельствах как целого прихода, так и отдельных лиц. Нет сомнения и в том, что с основанием церкви проникал и евангельский свет в среду местных аборигенов-бурят и тунгусов.

От первоначальной церкви до нас дошло весьма немногое, — два Евангелия собственно. Они хранятся в приделе Казанской Божьей Матери Воскресенского Собора. Первое по времени Евангелие напечатано в Москве, повелением царя Алексея Михайловича, благословенем архипастыря великого господина Иосафа, патриарха московского и всея России, в лето от сотворения мира 7176, от воплощения Бога слова в 1668, индикта 6, месяца марта в 15 день. Стало быть, сему древнему Евангелию теперь уже 218 лет. Оно по размеру в четвертую долю листа, обложено по корешку и доскам темно-зеленым нансом, с серебряно-позлащенными изображениями, в средине верхней доски распятия Христа Спасителя, а по углам – четырех евангелистов, с пятью на нижней доске ножками, из коих одна по средине, а остальные по углам. Переплет Евангелия не сохранился первоначальный, как видно из надписи, наложенной на нем: «сие Евангелие верхоленской Воскресенской церкви священник Козьма Уваровский переплетал в 1805 года ноября 22 числа». Второе Евангелие напечатано в Москве же «велением Государей Царей и великих князей Иоанная Алексеевича и Петра Алексеевича, благословением архипастыря Иоакима, патриарха московского и всея России, в лето от сотворения мира 7197, от воплощения Сына Божьего 1688, индикта 12, месяца сентября». Это Евангелие величиной в лист, в черной плисовой оболочке, древней чеканной работы в средине Воскресенье Господне, а по углам евангелисты выбиты из серебра и позолочены. Кроме этих Евангелий, до нас дошло еще несколько икон от первой же церкви. Они частью перенесены в Богоявленский храм, частью в Воскресенский и частью в часовню. Живопись этих икон подобна нынешней, так называемой «суздальской».

Перейдем к описанию настоящих древних храмов Богоявленского (холодного) и Воскресенского (теплого).

Богоявленский храм, с приделом во имя святых от Афанасия великого и Кирилла, патриархов александрийских, воздвигнуть, по клировым ведомостям, в 1718 году. Грамот касательно построения и освящения этого храма не сохранилось в церковной ризнице. Впрочем, о времени освящения его с приделом свидетельствуют надписи на двух не больших деревянных крестах, сохранившихся в кладовой колокольни. На первом кресте обозначено: «освятился алтарь Богоявления господа и Бога Спаса нашего Иисуса Христа и водружен бысть крест сей в церкви в лето 1718 индикта 17, месяца июля 3 дня, на память святого мученика Иакинфа, при Благоверном Государе Царе и Великом Князе Петре Алексеевиче, всея великия и малыя и белыя России Самодержце, между патриаршеством и при преосвященнейшем митрополите Феодоре (Филофее Лещинском) тобольском и всея Сибири». На втором кресте читаем: «1744 г. июля 3 дня, на память мученика Иакинфа освятился алтарь св. Кирилла и Афанасия и водружен бысть крест сей в церкве, при Императрице Елисавете Петровне, Самодержце Всероссийской, при Святейшем Синоде и при преосвященном епископе Иннокентии иркутском и нерчинском». При священнодействии были, как значится на рукоятке того же креста, священники «Иван Шергин, Зиновий Иванов, Иван Иванов и иеродиакон Макарий». Позднее освящение этого придела объясняется тем, что он впоследствии пристроен к храму с северной стороны его по усердию прихожан, живших по речке Куленге.

Храм деревянный двухэтажный, хотя и значится в клировых ведомостях одноэтажным. Из устройства его видно, что нижний этаж предназначался для зимнего богослужения; но почему это не осуществилось достоверно не известно. (Нельзя не указать на обретающийся здесь каменный памятник значительных размеров, на нем надпись выбита на древнеславянском языке такова: «1782 года июля 13 дня во втором часу пополуночи преставился раб Божий Петр Михайлович сын Мантефелий, по службе секунд-майор; службы производил – 1753 года мая 1 дня в прапорщики произведен, 1764 г. июля 13 дня из прапорщиков в поручики, 1767 г. января 1 дня из поручиков в капитаны, 1768 г. из капитанов в майоры». Еще строка осталась не разобранной по причине стершихся букв. В качестве кого служил покойный в Верхоленске? Вопрос, интересовавший многих, разрешается указом иркутской духовной консистории от 18 дня октября 1778 г. за подписью архимандрита припоминаемого Синесия, найденным мной в кладовой, на имя десятоначальника священника Стефана Попова, по делу о колоднике Кондратие Налетове. В указе, между прочим написано: «о чем верхоленского комиссарства комиссара секунд-майор Ментефелия партикулярными письмами просить». Отсюда ясно, что усопший был в должности комиссара). А между тем нижний этаж по своему внутреннему устройству приспособлен быть храмом как по высоте, так и по делению этажа капитальной стеной на две половины, — трапезу и церковь с алтарем. Кроме этого, прорублены в нем небольшие окна и дверь. Нет сомнения, что в то время не было еще настоятельной нужды в зимнем храме при существовании первой церкви; когда же первая церковь пришла в ветхость, прихожане сочли лучшим в память ее воздвигнуть отдельный зимний храм, настоящий Вознесенский собор. Это предложение будет ближе к истине и оправдывается и тем, что наши предки любили созидать храмы. Иначе непонятно, почему нижний этаж остался недостроенным, как следовало. Описываемый храм своей фигурой похож на первую церковь, но только не сравнено обширнее ее. Внешний вид его вначале был бревенчатый, а тесом обшит в настоящем столетии. На алтарях и собственно церкви главы сохранили свой прежний вид: они обиты кругом небольшими резными дощечками, расположенными один над другой. Главы утверждены на двух бочкообразных крестовинах, в оконечностях коих выставлены иконы. Вокруг храма вверху был ход с перилами, но давно уже уничтожен. Паперть при нем не что иное, как крытая галерея, со входа с двумя колоннами; в галерею ведет лестница, постепенно возвышаясь от земли на 12 ступеней, из коих каждая по четверти аршина. В паперти стоит картина страшного суда, поражающая своими размерами, — вышиной 3,5 аршина, а шириной 3 аршина. Она писана на холсте и вставлена в деревянную раму. Тут же над дверьми стоят древние иконы, сохранившиеся от первой церкви, оригинального размера, длиной 1 арш., и около 1,5 четвертей шириной. Они писаны на досках. Войдем внутрь храма. Здесь, прежде всего, бросается в глаза древнее деление храмов на три части: трапезу, собственно церковь и алтарь. Трапеза отделяется от церкви капитальной стеной с широкими вырубленными дверями по средине и с отверстиями по сторонам; в трапезе и частью в церкви расположены около стен скамьи для молящихся и по настоящее время; к трапезной стене пристроены хоры с восточной стороны. Из икон в трапезе, обращающих на себя внимание, следующие: 1) икона Знамения Божьей Матери; 2) икона Спасителя, сидящего на престоле славы, окруженного ангелами; 3) икона Живоначальной троицы, и 4) икона святителя и чудотворца Николая. Все эти иконы не очень хорошей живописи, писаны на досках, в медных ризах и весьма значительных размеров. Такой же живописи и таких же размеров и менее находятся иконы собственно в церкви и алтаре, из них особенно отличается своей величиной икона Воскресенья Господня с 23 изображениями Христа Спасителя, стоящая за правым клиросом, в медной рисе с серебряным венцом на Спасителе, вышиной она 2,5 арш. и 1 арш. 13 вер. шириной. Она утверждена на тумбах в двух круглых колоннах, соединенных сверху карнизом с резьбой. В приделе св. Афанасия и Кирилла достоин внимания массивный деревянный крест с резным распятием Христа Спасителя во весь человеческий рост, с таковыми же изображениями по сторонам Божьей Матери и Апостола Иоанна Богослова, стоящий у левого клироса. Иконостас в главном приделе не сохранился первоначальный. В 1860 году он отделан заново, в три яруса, и своей свежестью резко выделяется в храме; иконы в нем писаны изящно. Иконостас в приделе св. Афанасия и Кирилла простой работы, с иконами прежней живописи. Здесь на престоле возложен св. антиминс, священодействованный и подписанный властной рукой Софрония, епископа иркутского и нерчинского 14-го дня июня 1755 года. До наших дней св. антиминс пребывает, как новый, не смотря на столь продолжительный, сто тридцатилетний период времени. Говоря вообще об этом храме должно сказать, что он внутри довольно обширный и светлый, но вместе с тем требует капитального исправления. Впрочем, в нынешнем лете вновь избранный церковный староста купец Г.К. Большедворский надеется исправить храм капитально на свой счет, а Господь, быть может, расположит его и к большему.

Поведем теперь речь о Воскресенском соборе. Обустройстве его свидетельствуют две грамоты, уцелевшие в церковной ризнице, данные Преосвященным Вениамином 1-м, епископом иркутским и нерчинским, одна на построение его, от 13 дня сентября 1792 г., на имя десятоначального священника Стефана Попова, а другая на освящение его, от 23 дня сентября 1795 г. на имя десятоначального священника Луки Шергина. Приведем грамоты подлинником. Вот первая грамота: «Божиею милостью смиренный Вениамин, епископ иркутский и нерчинский, Иркутской епархии, иркутской округи, верхоленского острога Воскресенской церкви, десятиначальному священнику Стефану Попову. Присланным к нам доношением ты священник Попов с товарищем своим священником Михаилом Уваровским обще с приходскими людьми объявляя о обветшании оной Воскресенской церкви с приделом святителя Николая чудотворца, просили о сооружении вместо оной церкви с приделом дозволения, и для того благословляем тебе священнику Попову в оном верхоленском на месте обветшалой Воскресенской вновь в тож именование церковь с приделом свят. Николая чудотворца на отдельном от гражданского правительства месте, по церковному чиноположению заложить, и когда оная церковь на какой длине и ширине заложена будет, о том к нам прислать рапорт, по заложении ж приказать жителям ту церковь строить со всяким прилежанием и поспешением, во свидетельство чего сия грамота, за подписанием руки, и приложение печати нашей дана, лето от воплощения Господня 1792-го, сентямврия в 13 день». На обратной стороне грамоты написано: «1792 года октября 14 дня по сей грамоте в верхоленском остроге вновь Воскресенская и свят. Николая церковь заложена (около) той же церкви». Тут же есть надпись, указывающая на мастера и строителя собора: «мастером был иркутский цеховой Аввакум Евдоким сын Быков, при церкви строителем был верхоленский крестьянин Прокопий Прокопьев сын Тюменцев стоварищи доброхотнодателями для душеспасительного вспомошествования».

Вторая грамота гласит: «Божией милостью смиренный Вениамин епископ иркутский и нерчинский. Иркутской епархии тутурской слободы Покровкой церкви десятиначальному священнику Луке Шергину. Сего сентября 20 числа поданным к нам доношением верхоленского острога, верхоленской церкви церковный староста крестьянин Василий Белоусов в оном верхоленском остроге, вместо обветшавшей Воскресенской, в тож именование церковь с приделом святителя Николая чудотворца строением к окончанию приведена, и принадлежащим церковным благолепием снабжены, и потому к освящению состоят в готовности и просили они приходские люди от нас о освящении оной церкви с приделом прежними святыми антиминсами благословения, того ради благословляем тебе священнику Шергину объявленную вновь сооруженную в верхоленском остроге во имя Воскресенья Христова церковь с приделом свят Николая чудотворца во-первых освидетельствовать совершено ли оная ко освящению состоит в готовности, а потом по постановлении престолов к указанную меру, а жертвенников по пропорции мест, прежними святыми антиминсами по церковному чиноположению освятить, и когда освящены будут, о том к нам отрапортовать, в утверждение чего сия грамота при подписании руки и приложения печати нашей дана в архиереопрестольном граде Иркутск, лета от воплощения Господня 1795, сентября в 23 день». На обороте грамоты обозначено, что «храм с приделом освящен 1795 года октября 14 и 15 дня». При описании Воскресенского собора, во избежание повторений, укажем на его особенности. Этот собор одноэтажный деревянный, украшен пятью глазами, симметрично расположенными между собой, и по виду похож на крест. Вообще наружный вид собора отменно хорош и приковывает к себе внимание каждого легкими оригинальными формами своей постройки. К сожалению, внутренность его производит далеко не отрадное впечатление. Она тускло освещается небольшими окнами, с потемневшими от времени стенами и иконостасом. Вообще эту тусклость и обветшалость имеет все внутреннее убранство собора. Трапеза от церкви собственно не отделяется так резко, как в Богоявленском храме. Иконостас устроен очень просто; все его иконы поставлены в два яруса на узких с краями полках, одна подле другой, причем они разделяются между собой восемью колоннами, иконы в иконостасе довольно плохого письма старинного пошиба. Этот иконостас служит для двух престолов в одном алтаре, разделенных между собой почти на равные половины перегородкой с восточной стороны до половины алтаря. Потолок в алтаре весьма низкий. Иконостас третьего придела, во имя Казанской Божьей Матери, устроенного между правым клиросом и южной стеной, одноставный, в виде кивота. Этот придел освящен сравнительно в недавнее время, как значится на одном кресте: «освятился алтарь в приделе Пресвятой Владычицы нашей Богородицы Приснодевы Марии, чудотворные иконы Казанские, в лето 1844, индикта 2, месяца мая 18 числа на память святого мученика Феодота, при державе Государя нашего Императора Николая Павловича всея России по благословению Святейшего Синода и Высокопреосвященнейшего архиепископа Нила». В описываемом соборе достойны внимания двое деревянные (дощатые) крашенные царские врата без украшений, стоящие за левым клиросом на восточной стене собора. Они сохранились от первой двухпрестольной церкви. На одних вратах изображены евангелисты, а вверху Благовещенье Пресвятой Богородицы, а на других – свят. И чуд. Николая, а вверху тоже, что и на первых вратах. Здесь же стоит большой деревянный крест в рост человека с изображением Христа Спасителя распятого. Иконы, стоящие в соборе, не лучше живописи икон Богоявленского храма, за исключением очень не многих. Из икон замечательны: 1) икона свят. И чуд. Николая, держащего в правой руке меч и в левой церковь, с изображением чудес его, в медной ризе только на чуд. Николае, выш. 1 арш. 5 вер., ширин. Около 1 арш.; эта икона, надо полагать, сохранилась от первой церкви, как весьма древняя; 2) икона Казанской Божьей, в медной позолоченной ризе и в украшении из жемчуга и камней; она также древняя, выш. 1 арш. и шир. 16 вер. Из ценной церковной утвари от прошлого столетия до нас дошло: 1) серебряный напрестольный крест с мощами, веса 1 ф. 24 золотника; 2) серебряный напрестольный крест под золотом с литым распятием веса 1 фун. 43 зол.; 3) серебряные – дискос, звездица и лжица и 2 блюда, и наконец 4) Большое Евангелие, напечатанное в Москве в 1779 г., в сребропозлаченной по доскам, оправе по красному бархату. Нельзя пройти молчанием, что в соборе помещение тесно, и оно также требует обновления.

Из самых первых построений с основания Верхоленска сохранилась только одна башня-колокольня, общая для обоих храмов, которая значительным наклонным положением своим на восток бросается в глаза и наводи всякого на мысль о древности ее. Невозможность с точностью определить время, когда она и от каких причин сделала столь значительный наклон.

Какова была прежняя церковная жизнь г. Верхоленска и кто священнодействовал в нем от постройки первого храма почти до конца прошлого столетия, мы не можем подробно указать по неимению под руками архивных документов за то время, исключая двух-трех бумаг.

Как известно, Восточная Сибирь, по завоевании, разделена была в церковно-административном отношении на две десятины: даурскую и якутскую. Верхоленский острог сначала причислен был к якутской десятине, а под управлением Преосвященного Павла, митрополита тобольского (1679-1692), он в 1688 г. отчислен из якутской десятины к даурской вместе с селом Бирюльским, «потому что верхоленский острог и село Бирюльское с уезды в близости даурских острогов».

В 1732 г. в верхоленский острог переведен был заказ из г. Илимска, и назначен был закащиком верхоленский священник Иоанн Шергин. Таким образом, Верхоленск стал духовно-административным пунктом, но не на долго. Вскоре заказ переведен был в илганский острог.

С 1778 – 1763 г. священником и вместе десятоначальным был Стефан Попов; при нем заложен настоящий Воскресенский собор.

В 1799 священником был Иоанн Попов; из уцелевшей его метрической записи видно, что он деятельно крестил бурят и тунгусов, при записи хранятся и подписки их с изображением вместо печати лука с стрелой.

Этим пока закончим историческую справку о г. Внерхоленске и его древностях.

Верхоленского Воскресенского собора священник Иоанн Сизой.

Февраля 18 дня 1886 г.

Г. Верхоленск.

Опубликовано 14 июня 1886 года.

1434

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.