Посещение Баргузинского края преосвященным Мелетием, в мае 1887 года. Часть 1.

Преосвященнейший Мелетий, епископ Селенгинский, Начальник Забайкальской духовной миссии, прибыл из Читы в Турунтаевское селение 20-го числа мая 1887 г. в семь часов вечера, прямо к церкви, в сопровождении отца настоятеля Троицкого монастыря архимандрита Иринарха, и был радостно встречен большим собранием народа давно ожидавшим своего Архипастыря. Благословивши народ, преосвященный вошел в храм, и тотчас же началось Всенощное бдение. По окончании всенощной, владыка все до подробностей осмотрел в храме, давал советы священнику, только что поступившему в новый приход, и старосте церковному относительно иконостаса, который требует исправления, и о прочем, что было замечено. Назавтра в день Равноапостольного царя Константина и матери его Елены, преосвященнейший совершил Божественную литургию в сослужении отца архимандрита, миссионера протоирея Миронова и местного священника о. Владимира Паргачевского.

По заамвонной молитве преосвященным произнесено было назидательное слово народу, во множестве собравшемуся в храме из окрестных селений; псаломщик означенной церкви Стефан Шастин, по строгом испытании в знаниях, посвящен владыкой в стихарь.

Давши наставления священнику как вести себя и паству свою, владыка предлагал немедленно озаботится об устроении церковно-приходской школы, имея в виду, чтобы родная племянница священника Паргачевского, окончившая курс в Иркутском училище девиц духовного звания и занимающаяся обучением детей в прежнем приходе о. Паргачевского, занялась бы, без упущения времени, и в настоящем. Затем владыка выбыл из Турунтаева в Батуринское селение, где также радостно был встречен ожидавшим его народом у ограды церковной; преподав всем свое Архимандритское благословение вошел в храм, и началось Всенощное бдение. Назавтра – (в воскресенье в неделю о. Самарянине) Божественную литургию совершал преосвященннейший в сослужении сопровождавшего его архимандрита, протоирея и священника Турунтаевского. За Литургией говорено им слово из текста: «Дух есть Бог, и кто кланяется Ему, духом и истиной, достоин кланитися». Народа в церкви было очень много. После Литургии преосвященнейший посетил квартиру волостного писаря, где предложено было приличное угощение. Волостной старшина озаботился приготовление подвод в достаточном количестве. Распростившись с о. архимандритом и благословивши о. Паргачевского и народ, преосвященнейший со свитой и сопровождающим его благочинным отправился на следующую станцию. Погода была тихая и благоприятная, поэтому не смотря на гористую таежную дорогу до станции доехали благополучно. Здесь ожидал преосвященнейшего г. помощник Баргузинского исправника.

На Гремячинскую станцию прибыли в 11 часов пополудни. У преосвященнейшего было желание отслужить молебен в Гремячинской часовне, святителю Николаю, поэтому он остановился здесь переночевать. На другой день собрались жители Гремячинского починка и рыбопромышленники к часовне где преосвященнейший служил молебен с акафистом угоднику Божьему Николаю пред иконой, находившейся в часовне. Затем Владыка пожелал осмотреть устье реки Кика, впадающей в Байкал – около версты от станции, где в это время производился рыбный промысел. Некоторые из рыбопромышленников были при отправлении молебна и молились усердно, а потом возвратились на место промысла, куда отправился и преосвященнейший. На промысле находилось до 40 человек крестьян из прихода Батуринского. Радостно встретили рыболовы Архипастыря и с особенным благоговением приняли его благословение. Затем закинули невод, а владыка ходил рассматривал местность и любовался ей. Рыбаки между тем вытащили невод; уловилось до полудесятка хариусов, которых рыбаки предложили своему дорогому посетителю, а он отблагодарил их деньгами за труды праведные. После сего Владыка, благословив рыбаков, отправился на станцию, — лошади были уже готовы; благословляя собравшийся народ, владыка советовал чаще посещать часовню и изливать свои молитвы пред образом угодника Божьего Николая; следующая станция была Горячинская. При переправе через реку Турку на карбазе, который до двух раз ходил вперед и обратно за лошадьми и экипажами, владыка благословил певчих своих – малых детей заняться ловлей рыбок удочкой; между тем собрался народ из ближайшей небольшой деревни для принятия благословения, владыка беседовал с ним, говорил об озере Котокели, принадлежащем Троицкому монастырю, спрашивал о раскольниках, обреченных на ссылку в Якутск, как было слышно, но попавших по чье-то милости, в лес Туркинский – в 18 верстах от упомянутой деревни. Когда перевезены были экипажи и лошади запряжены, — владыка преподав благословение собравшимся, сел в экипаж и продолжал путь до станции Горячинской.

23 ч. мая в 5-ть часов, преосвященнейший прибыл на Туркинские минеральные воды, где находится храм во имя Скорбящей Божьей Матери, — встречен был собравшимся народом, в церковной ограде и местным священником и местным священником в храме Божьем с Животворящим крестом. Тотчас же началось Всенощное бдение. На другой день преосвященнейший совершил Божественную Литургию в сослужении сопровождавшего его протоирея и местного священника и диакона Лавровского. Кроме прихожан той церкви были некоторые из пациентов, пользующихся минеральными водами, доктор и смотритель больницы. После Литургии совершена панихида о успокоении храмоздателя раба Божьего боярина Ивана, его супруги Дарии и сына их Виктора, затем посетил дом доктора, некоторых пациентов, и приняв ванну из минеральных вод, владыка отправился далее. Не смотря на то, что по Баргузинскому тракту содержится одна почтовая пара, лошадей для проезда его преосвященства везде было достаточно, благодаря распоряжениям г. Баргузинского исправника Н. А. Бутакова и помощника его Н.П. Попрядухина, который встретил преосвященного на Хаимской станции и сопровождал его до самого г. Баргузина. Дорога хорошая, погода стояла тихая. Не видевши своего Архипастыря более трех лет, баргузинские жители с нетерпением ожидали его. 25 ч. владыка прибыл в г. Баргузин, в 3 часа пополудни, — по выходе из экипажа благословлял собравшийся народ в церковной ограде и на крыльце церковном, а затем в церкви встречен был благочинным священником о. Александром Спасским. – Народ приложившись к кресту, — по отпуске и многолетии Государю Императору и всему Царственному Дому, Святейшему Правительствующему Синоду, высокопреосвященному Вениамину и преосвященнейшему Мелетию, разошелся по домам, а владыка поехал на квартиру, приготовленную у городского головы Т.И. Кожевина, куда тотчас же прибыл г. исправник и о.Благочинный Спасский. С ними и со всеми являвшимися в квартиру для принятия благословения, владыка до самой Всенощной не переставал беседовать – о нуждах и радостях жизни; некоторых утешал словом, нуждающимся давал посильную материальную помощь. После перенесенных тяжких скорбей о. благочинному преподал утешение и надежды за понесенные скорби. От диакона Титова принял просьбу о перемещении его в Читу. В обычное время совершено всенощное бдение. На другой день преосвященнейший совершил в Баргузинском соборе Божественную литургию, за которой рукоположил в сан священника, Читканской Христорождественской церкви диакона Адриана Клюкина из кончивших курс в миссионерской Посольской школе, и несколько лет с честью потрудившегося на святом деле миссии, в Верхне-Ангарской Николаевской церкви. Много Владыка облегчил участь о. Клюкина, — ему остается теперь только сесть на пароход и через два дня он будет в своем новом приходе. А то бы не мало времени прошло, если бы ему довелось ехать для рукоположения в Читу и немало потребовалось издержек на проезд. В конце Литургии Влады экспромтом сказал назидательное слово к предстоящему народу.

По пути в Думу, на короткое время, владыка останавливался в селении Нестеровском, где преподал архипастырское благословение ожидавшему его прибытие народу. Затем продолжал путь, в сопровождении Баргузинского исправника г. Бутакова, и следовавшей с ним свиты.

По прибытии в Улюниский миссионерский стан, тотчас же началось Всенощное бдение, которое совершил местный миссионер о. Берденников, а на Литию выходил преосвященный Мелетий с сопровождающим его миссионером. На другой день владыка совершил Божественную литургию, в которой собралось почти все стадо Улюнской миссионерской паствы; были многие из некрещеных бурят и между прочими г. главный тайша баргузинских инородцев Александр Сахаров и многие из членов Степной Думы и родовые головы. После Литургии в миссионерском доме владыка долго беседовал с г. тайшей и другими родоначальниками об участии и положении излюбленных своих кударинских переселенцах, крещенных. Тайша и родоначальники дали обещание всеми мерами озаботиться об улучшении положения их – особенно желающих поселиться в Курумкане. На Улюнском стане преосвященнейший сам изволил крестить четырех младенцев у крещенных инородцев. Оказав посильную помощь нуждающимся, владыка выехал в Курумканский стан.

Сюда в числе 300 душ, начиная с 1862 года, в разное время, переселились инородцы Кударинского ведомства. Побуждением к этому переселению морской провал, случившийся в 1862 г. на земле кударинских бурят. Но только в 1887 году последовало утверждение о причислении их на всегдашнее жительство в Баргузинском ведомстве. Так как большая половина бурят, переселившихся из Кудары в баргузинские степи, были уже христиане, то епархиальное начальство принимало живое и деятельное участие в судьбе этих несчастных страдальцев – на чужой стороне, на чужой земле среди чуждых им бурят, — исповедников ламаизма. И наконец, в прошедшем году заботами высокопреосвященного Вениамина, на местности исходатайственной Архипастырем для крещенных инородцев в степи Баргузинской, устроен по местности великолепный деревянный храм – иждивением купца А.П. Брянского (Освящение храма предположено в будущем году). Здесь же устроено весьма приличное помещение для причта и назначен миссионер, который два года уже трудится в этой степи среди инородцев. Сюда-то преимуществу стремился преосвященнейший Мелетий, взглянуть на плоды своих многолетних забот т попечений. С исполненным радости сердцем, крещенные инородцы ожидали своего Архипастыря-отца. Съехалось в миссионерский стан с разных улусов, даже дальних, немало мужчин и женщин с детьми. В шесть часов вечера экипаж владыки проехал прямо к церкви. С умилением встретили крещенные инородцы давно ожидаемого, дорогого для них гостя; по нескольку раз кланялись до земли, по нескольку раз целовали десницу Архипастыря, — не желая выпустить ее из своих рук; не знали что и говорить своему Архипастырю, и сам владыка тронут был до глубины души подобной встречей. Благословивши чад своих духовных, владыка взошел в храм, осмотрел св. иконы и все приуготовленное для храма, и затем в сопровождении собравшегося народы, отправился в дом миссионера. До двенадцати часов народ не оставлял владыки, — сначала говорили вообще о положении и жизни крещенных живущих в этой местности в окрестностях ее по улусам, а потом в частности каждый говорил о своей участи, о своем семейном положении, о своей бедности и крайних недостатках; высказывали, по возможности и удовлетворительные причины своей бедности, например приживши 15, 20 и даже более 20 лет, они не имели своего собственного приюта: кортомили юрты, зимовья, землю под сенокос и посев хлеба, а затем, не редко окортомленные места и юрты у них отбирали наследники: дети или братья отдавшего в кортом землю и юрты; затем они постоянно должны странствовать в Кудару, где они числятся доселе, для расчетов в податях и повинностях; все это ясно указывает на их тяжелое положение и невозможность скоро поправить свое положение. Они с нетерпением ожидали как светлого для утверждения на их перевод в Баргузинское ведомство, но и здесь, на первых порах, встретили неудачу. Думали, что они будут наделены однополосной землей на новом месте, как усадебной, так и сенокосной и хлебопахатной, так думали и заботящиеся о них архипастыри, но на деле оказалось совершенно противное. Баргузинские инородцы не замедлили пустить в ход свою обычную хитрость: согласили новых переселенцев, как бы на время, без всякого особого надела, пользоваться землей сообща. И оказалось, как они сообщили его преосвященству, что не только хлебопахатной, или сенокосной земле встретили они со стороны баргузинцев стеснение, но даже и в усадебной. Навозил переселенец кударинский леску для постройки зимовья и юрты, глядь, тут уже баргузинский некрещеный, и эту усадьбу называет своей; облюбовал себе местечно курадинцев для пахоты и посева хлеба, смотришь баргузинец уже начинает пахать, называя ее своей собственностью и таким образом остались, наконец, некоторые из кударинцев и без усадьбы и без землицы дл пахоты, а некоторые, имеющие возможность, накортомили. Не утешительно было для владыки слушать эти жалобы, сопряженные до слез со скорбью жалующихся. Преосвященнейший при встрече с главным тайшей баргузинских инородцев в Баргузинском миссионерском стане, заручился обещанием всего общества и тайши: наделить кударинцев особо поселившихся на Курумкане, землями усадебными, сенокосными и хлебопахатными, в узаконенной пропорции, и этим обещанием владыка пока утешил своих чад крещенных. На другой день владыка служил в отстраивающемся храме молебен. На молебне были все живущие во вновь устрояющемся селении приезжие из улусов, даже не крещенные. С усердием молились крещенные в ожидании помощи и милости от Господа. Затем Преосвященнейший просвятил св. крещением бурятку с двумя сыновьями; у мальчика лет 11, восприемником Баргузинский окружной исправник Н.А. Бутаков; по желанию матери, Николай Андреевич взял крестника к себе, дабы поучить его грамоте. Общество крещенных инородцев изъявило желание избрать из среды себя старшину и избрали Питюнова; чем преосвященнейший остался доволен. Кударинцы некогда были усердные хлебопашцы, и усердные работники, и хорошие рыбопромышленники, но скитальческая жизнь на чужбине сделала их вялыми, забитыми, растерянными. Обрадованные наделом земли, они начинают как бы оживать надеждой на лучшую будущность, сколько для себя, а того более для потомства. Не менее обрадовала их школа, которую предположено открыть при новом миссионерском стане и назначена уже учительница. Долго беседовал владыка с миссионером о. Петеленым, давал ему советы и наставления, всеми силами трудиться и содействовать устройству при новом миссионерском стане, инородцев, во всех отношениях, не оставляя и части хозяйственной. Миссионер о. Максим, хотя и молодой человек, но довольно сведущий и опытный. На первых же порах, он указывал переселенцам-кударинцам возможность воспользоваться уловом рыбы в р. Баргузине. Он научил из устроить вершу, коей без больших затрат, кударинцы стали ловить в достаточном количестве осетров и других рыб. Преосвященнейший к вечеру, после кратчайшего отдыха выходил осмотреть Курумканскую местность, нашел ее вполне удобной для населения; довольно земли хлебопахатной, вода вблизи и лес недалеко. Для баргузинских бурят-скотоводов – нужны луга и степи, хлебопашество для них несподручно. Много после этого думал владыка о новосельцах из Кудары и еще придется думать не мало, имея в виду веру, чистоту нравов и обычаев христианских. Ибо окружающие их ламы и ламаиты не безопасны для новоселов на Курумкане, своими хитрыми происками. – Впрочем преосвященнейший дал обещание кударинцам опять посетить их в будущем лете и надеется встретить их в лучшем состоянии и советовал им усердно молиться Богу, ходить чаще в храм Божий, слушать советы и наставления своего миссионера, а затем оделив всех бывших крестами и святыми иконами и деньгами по возможности, благословил их и 30 числа в сопровождении г. Баргузинского исправника владыка изволил выехать из Курумкана в селение Бодонское, по степи баргузинских бурят. – На пути три перевоза: один через р. Баргузин на карбазе и два, через быструю речку Ину на плотах. Население по всему пространству до Бодона почти на 80 верст весьма редкое, — несколько улусное с разметанными юртами. Владыка заметил: не даром-де буряты жалуются на недостаток земли, какая теснота – юрта от юрты за 5-10 верст!!! Прибыли в Бодон в 7 часов. Здесь в прошедшем году устроена деревянная небольшого размера церковь, усердием инородца Филипова, во имя свят. великомученика Пантелеймона. По прибытии тотчас же началось Всенощное бдение. На другой день преосвященнейший совершил Божественную литургию. Собрание народа было большое, — собрание состояло из крещенных бурят и тунгусов, крещенных и некрещеных. Все они в первый раз удостоились видеть служение архиерейское. За Литургией владыка говорил к предстоящему народу назидательное поучение. После Литургии беседовал с крещенными и некрещеными тунгусами и бурятами; первым совертовал исполнять христианские обязанности, чаще посещать храм Божий для них устроенный, а последних призывал к принятию христианской веры, как святой и божественной, особенно много говорил со строителем храма Филиповым. Затем владыка посетил дом церковного старосты Кожевина и, благословил сопровождавший его народ, выехал в селение Суво. В Сувинском селении вместо сгоревшей столетней церкви, устраивается новая, снаружи доведена уже до конца и в настоящее время идет отделка внутри. По окончании молебна в имеющемся молитвенном доме, преосвященнейший осматривал постройку церкви, беседовал со строителями и прихожанами, благодарил их за усердие к святой церкви. Посетил церковно-приходскую школу, — испытывал учеников и учениц в знании молитв и заповедей Божьих; все они отвечали удовлетворительно, учительница школы из окончивших курс в Иркутском Сиропитательном заведении. Ученицы школы поднесли преосвященнейшему подарок своего рукоделия – вышитое полотенце и скатерку, за что владыка, в поощрение щедро наградил учениц деньгами. И в таком захолустье, как Сувинское селение, дело просвещения детей грамотой, заботливостью местного священника, идет успешно, чему владыка много порадовался. Благословив детей, учительницу и собравшихся проводить, преосвященнейший отправился по пути в селение Уринское. Здесь тоже небольшая церковь, во имя Покрова Божьей Матери, приписная к Читканкой. Владыка благословив ожидающий его народ, вошел в храм и тотчас начали служить Всенощное бдение. Владыка после всенощной изволил ночевать в доме строителя церкви. 31 ч. совершал Божественную литургию в сослужении благочинного миссионерских церквей, трех миссионеров и местного священника о. Колодезникова. Во всех церквах, где владыка отправлял Богослужение, пели, сопровождавшие его, не в большем числе, певчие архиерейского хора. По случаю страшной засухи, крестьяне упросили преосвященного отслужить молебен на площади. После Литургии, преосвященнейший с выносом икон выходил из храма и в двух местах служил молебны с водоосвящением, при большом стечении народа; несмотря на довольно значительный переход, владыка, заметно не утомился. Из церкви преосвященнейший отправился опять в квартиру, где предложена была трапеза. После обеда не отдыхая, тотчас отправился в селение Читканское. Здесь остановился в доме священника. До Всенощной преосвященнейший принимал желающих принять благословение и многие являлись с просьбами, особенно военные, испрашивая разрешения на вступление в брак, владыка рассматривал эти просьбы и налагал свои резолюции и советовал им, как следует поступить в тех случаях. Затем отправился ко Всенощной, долго благословлял ожидавший его народ. После Всенощной долго беседовал с местным священником, — особенно о средствах нужных для окончания приписной Сувинской церкви, — о церковно-приходских школах, — о средствах к поддержанию их и о пр.

Опубликовано 1 октября 1888 года.

18

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.