Бунт арестантов в 1866 году.

Вследствие значительного скопления в иркутском тюремном замке политических преступников из поляков и за неимением для них работ и помещения в нерчинских рудниках и на казенных заводах Восточной Сибири, 710 человек из числа находившихся в Иркутске и его окрестностях были назначены на работы на вновь устраиваемой Круго-Байкальской дороге. Заведывание этими преступниками поручено полковнику Черняеву, в распоряжение его назначено 5 офицеров и 138 человек от иркутского губернского батальона и конного казачьего полка. Производство работ возложено на подполковника Шаца. Работы производились на протяжении 200 верст, между деревней Култук и станцией Лихановской; преступники были распределены партиями от 50 до 100 человек и более.

В ночь с 24 на 25 июня, преступники, находившиеся на работах в двенадцати верстах от Култука, в числе 50 человек, перевязали 6 конвойных, отняли у них оружие и взяв лошадей казенных и у бурят, также исправлявших Круго-Байкальскую дорогу, отправились к станции Амурской, где перевязали ямщиков, взяли почтовые повозки, лошадей и какое было оружие и оттуда направились далее, на станцию Мурино. Кругобайкальский телеграф оказался поврежденным.

По получении об этом происшествии сведений в Иркутске 26 июня, председательствующий в совете главного управления Восточной Сибири, генерал-лейтенант Шелашников, распорядился принять меры к усмирению бунтовщиков и водворению порядка. В распоряжение полковника Черняева, для подкрепления состоявшего в его ведении конвоя, отправлена команда из Иркутска до Лиственничной пристани на Байкале (64 версты) на почтовых, а через Байкал на экстренном пароходе. Команда эта, в составе 2 офицеров и 80 нижних чинов, вверена была начальству майора Рика. Командиру иркутского конного казачьего полка Лисовскому, приказано поспешно отправиться в д. Култук, составить два конных отряда по 100 ч. казаков, с одним из них двинуться для преследования мятежников по Кругобайкальскому тракту, а другой послать для разъездов и наблюдения за выходом из Байкальских гор к Тункинскому краю и сопредельных мест к монгольской границе.

Сделано было также распоряжение об отправлении других казачьих отрядов по направлению к той же границе, а также к принятию мер для поиска беглых преступников с Кругобайкальского тракта со стороны Забайкальской области. Сверх того, сообщено, через курьеров, забайкальскому военному губернатору и нерчинскому коменданту о принятии мер предосторожности относительно находящихся в их ведении политических преступников. Но как вслед затем, ночью, в Иркутске было получено сведение от двух ямщиков бурят, бежавших от поляков со станции Выдриной на лодке через Байкал, что до ста вооруженных мятежников прибыли на станцию с арестованным ими полковником Черняевым и, ограбив станцию, отправились далее к Посольску, то, за отсутствием положительных сведений о размерах и характере восстания, возникло опасения в возможности развития вооруженного движения мятежников по всей Кругобайкальской дороге в направлении от Култука к Посольску.

Вследствие этого, необходимо было отправить военные отряды со стороны Посольска, откуда мятежники, по видимому, их не ожидали, и тем преградить им выход из ущелья Кругобайкальской дороги, откуда они могли угрожать разграблением Посольску и всей густо населенной местности по Верхнеудинскому тракту, имя большое удобство для продолжения движения к Верхнеудинску и Кяхте. С этой целью отряд майора Рика был подкреплен двумя командами – одной, из 70 нижних чинов, под начальством поручика Лаврентьева и другой, из 150 человек, под начальством штаб-ротмистра Ларионова и таким образом, доведен до 297 человек.

Независимо того, в виду опасения, что мятежники могут удариться с Кругобайкальской дороги в горы, попытаются выйти на Верхнеудинскую дорогу в Селенгинскую степь или на старый Кргоморский тракт по направлению к китайской границе, приняты следующие меры: по Верхнеудинскому тракту к Посольску двинуты два конноартиллерийских орудия с казачьим конным отрядом, со стороны Селенгинской степи и старой Кругоморской дороги выставлены казачьи отряды и учреждены между ними наблюдательные пикеты и разъезды, усилен разъезд по границе и дано знать в Читу и на нерчинские заводы для принятия мер предосторожности.

Майор Рик, отправившись из Иркутска 26 июня, в 2 часа пополудни, прибыл на другой день в 5,5 часов утра в Посольск, где еще не было и слухов о возмущении поляков. Посольские крестьяне тотчас же вооружились, чем могли, для содействия воинским командам, а отряд Рика отправился на пароходе в Прорву и высадившись в 14 верстах от Посольска и преградив таким образом выход из Кругобайкальского ущелья, двинулись по дороге навстречу мятежникам. Не доходя 1.5 верст до станции Лихановой, майор Рик встретил передовой вооруженный отряд конных мятежников, до 80 человек, которые, наткнувшись, по видимому, неожиданно на отряд Рика, бросились бежать в лес, а частью по дороге. Убегая из Лихановой, поляки подожгли станционный дом, в котором, запершись, защищался поручик фон-Керн с 5 солдатами (спевшими спастись) и сожгли до 2000 пудов муки и крупы, заготовленных для продовольствия политических преступников. Отряд Рика, преследуя мятежников далее к ст. Мысовой, захватил на опушке леса и на дороге 75 человек преступников, которые постоянно являлись к отряду прося защиты и уверяя, что в восстании не участвовали. Все они отправлены за конвоем в Посольск.

Между тем, майор Рик получил положительное сведение, что полковник Черняев, подполковник Шац, есаул Прошутянский и зауряд-сотник Попов захвачены мятежниками и арестованы на станции Мишихе. Подкрепленный, 28 июня, по пути от Мысовой к Мишихе, высадившимися с парохода отрядом поручика Лавреньтьева, майор Рик, не доходя до Мишихи, встретил по другую сторону лежавшего на пути моста шайку до 250 человек и конных поляков. Мятежники, оставив конный резерв за речкой, рассыпали (цепь) пеших по сю сторону моста в густом лесу. Майор Рик выслал цепь застрельщиков и стал наступать. Завязалась перестрелка, после которой постоянный натиск цепи застрельщиков заставил мятежников броситься в рукопашную схватку, продолжавшуюся несколько минут; мятежники опрокинутые к речке, увидев значительное число спускавшихся с горы конных посольских крестьян, бросились бежать в лесную чащу гор, а частью по дороге, минуя станцию Мишиху.

В этом деле убит поручик Норохов, ранено трое нижних чинов и один посольский крестьянин, который на другой день умер. Убитый и раненных мятежников поднято 20, кроме убранных (по расспросам до 9) самими поляками из находившейся вблизи партии политических преступников, не принимавших участия в вооруженном восстании. У мятежников отбито 33 лошади в седлах с вещами и оружием и найдено на месте схватки 9 ружей и 17 штук холодного оружия.

Во время дела у Мишихи мятежники бросили станцию, вследствие чего арестованные ими освободились; полковник Черняев прибыл к отряду майора Рика и на основании имевшегося у него последнего предписания генерала Шелашникова, вступил в командование отрядами, полковник Шац отправился в Култук, а Прошутинский и Попов к подведомственным им пунктам политических преступников.

Затем прибыл отряд штаб-ротмистра Ларионова, который занял позицию на устье речки Мишихи против мятежников, разбежавшихся в тайгу вверх по этой речке, а отряд Рика, из опасения набега мятежников на Посольск, отправился на пароходе и поставлен на 16 версте от Посольска, при выходе Круго-байкальской дороги из гор.

30 числа прибыл в Посольск начальник окружного штаба генерал Кукель, и, осмотрев местность, нашел следующее:

С одной стороны, мятежники отброшены были на 65 верст от Посольска и угрожать ему более не могли, тогда как отряд штаб-ротмистра Ларионова, находившийся в центре их скопища, они держали в напряженном состоянии беспрестанными набегами на передовые цепи и пикеты, завязывали с ними перестрелки, после которых тотчас же разбегались в чащу лесов. С другой стороны, расположение на Кругобайкальской дороге, в нескольких верстах Мишихи, с обеих сторон отряда значительных партий политических преступников (одной в 180, и другой в 100 человек) не принимающих участия в мятеже, было в высшей степени неудобно и даже небезопасно.

Поэтому генерал Кукель сделал немедленно следующие распоряжения:

1) Майору Рику послать пароход, предписав снять с позиции и передвинуть свой отряд на устье р. Мишихи, где, соединившись с отрядом Ларионова и ожидаемым со стороны Култука отрядом Лисовского, принять общее командование над всеми отрядами, приступить немедленно, при посредстве парохода с буксирными судами, к снятию по всей Кругобайкальской дороге находившихся в его ведении политических преступников. С раненными и захваченными в плен из шаек и доставить их за строгим конвоем в Иркутск.

Вслед за соединением отрядов в Мишихе прибыл туда и отряд войскового старшины Лисовского, который, при содействии иркутского земского исправника, очистил всю дорогу от Култука до Мишихи от бродячих, выходивших из лесу политических преступников, восстановил на пути станции, мосты, переправы, оставив повсюду, где по местным условиям было необходимо караулы и разъезды, и исправив телеграф, который от Иркутска до Снежной начал опять действовать с 3 июля. При преследовании Лисовским бродивших по лесу мятежников, один из них убит.

Как только Кругобайкальская дорога была встречным движением очищена, частные стычки и перестрелки прекратились и мятежники начали по одиночке выходить из леса и сдаваться отрядам. В числе первых сдавшихся оказался один из предводителей мятежа Вронский, который и доставлен в Иркутск под конвоем. Отряд майора Рика, усилившись соединением частей войск, начал производить рекогносцировки в окрестностях Кругобайкальских гор и посылать отдельные легкие отряды через горы по направлению к Селенгинской степи и к старой Кругоморской дороге для розыска и преследования мятежников, так как от захваченных поляков было с достоверностью дознано, что оставшиеся в горах мятежники направлялись частью под начальством Шарамовича по р. Ивановке, а частью под начальством Целинского вверх по Снежной на старый Кругоморской тракт по направлению к китайской границе. Между тем, по распоряжению командиров 1-ой и 3-ей конных бригад забайкальского казачьего войска, два конноартиллерийских орудия с 4-х сотенным конным казачьим отрядом находились в движении по тракту между Верхнеудинском и Посольском: две команды (233 казака) заняли выход из Байкальских гор с р. Ивановки на р. Уцунгу, три команды (314 казаков) заняли караулы и разъезды по р. Темнику, пересекающей тропы из тех же гор; три команды, 378 казаков, заняли местность от ст. Хорецайской по старой Кругобайкальской дороге и по р. Снежной и наконец, по китайской границе велены производить самые бдительные и усиленные разъезды. Таким образом, вся местность, в которой могли укрыться мятежники, была оцеплена со всех сторон. Употребление столь значительной военной силы объясняется огромным пространством, на котором рассеялись мятежники в местности пересеченной почти непроходимым хребтом, лесной тайгой, болотами и множеством речек и ущелий.

Общий результат всех принятых мер состоял в следующем: из числа 710 находившихся на Кругобайкальской дороге политических преступников доставлено в Иркутск 494, убито, ранено и взято с оружием в руках 51, больных и раненных находилось в Посольске, Мурине и Култуке 24, по имеющимся сведениям убито и повешено самими мятежниками 5, таким образом по 10 июля не досчитывалось рассеявшихся в Байкальских горах 136 человек. Кругобайкальская дорога была очищена, станция и телеграф восстановлены, для преследования оставшихся в лесах Байкальских гор мятежников, преграждены им выхода в населенные местности и для предупреждения насильственных с их стороны действий, прибайкальская тайга была оцеплена военными отрядами, которые в непродолжительное время заставили многих мятежников сдаться, а остальные погибли в тайге голодной смертью.

Опубликовано 26 апреля 1887 года.

14

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.