Крушение Парохода «Иннокентий»

Прибайкальская страна в прошедшем году подверглась особенному гневу Божью. Наводнение опустошило окрестности и повредило дороги. Теперь же мы лишены и водного сообщения. Летопись несчастий человеческих всегда поучительна.

В описываемом мной печальном событии с особенной очевидностью проявил себя Перст Божий, наказующий, не беремся решить кого и за что, потому что пути Господни неисповедимы.

25 Декабря по селу нашему с быстротой молнии разнеслась зловещая новость о гибели в Байкальских волнах другого парохода — К° Байкальского Пароходства «Иннокентия». К печальной вести о гибели парохода прибавлялась еще более печальная весть о гибели вместе с пароходом и всей находящейся на нем команды около 30 человек (в том числе одна женщина).

Событие это так всех поразило и ошеломило и так было не неожиданно, что, в первое время, — все отказывались верить в его действительность. Но вот во второй день Р.Х. является г. Б. посланный для отыскания следов парохода и в подтверждение своих слов привозит печальный трофей – несколько обломков от погибшего парохода. В справедливости событий не могло быть сомнений. Тогда-то село наше огласилось плачем, рыданием и воплем многих. Оплакивали матери своих детей, жены с малыми детьми своих мужей, погибших на пустынном берегу на волнах Байкала.

Но вернемся к началу этого небывалого в летописях Байкальских события. Скажем несколько слов о погибшем пароходе. Пароход «Иннокентий» построен и спущен на воду в 1865 году, был прочен, машина на нем была в 100 сил, среднего давления и работала хорошо. Описывая гибель от огня парохода «Генерал – Корсаков» мы говорили, между прочим, что его предполагалось отправить в Ангарск за судами, оставленными там для лова поплавной рыбы (омулей). Эта же несчастная поплавная рыба была причиной гибели и парохода «Иннокентий». Оставленные в Ангарске для лова рыбы суда эти (три судна) ожидали прибытия за ними парохода, и в надежде встретить его на пути должны были выйти из Ангарска уже в Октябре (одно из них замерзло на месте и выйти не могло) и подвергнутся всем случайностям бурной осенней погоды. Для отыскания их-то и послан был пароход «Иннокентий». Уже тогда люди опытные покачивали с неодобрением головами и боялись за пароход. В самом деле время, когда отправился пароход, было весьма позднее (15 ноября); осень стояла бурная, даже в южной части Байкала, которая покрывается льдом гораздо позже северной, — лед видно было верст за пять. Уже по одному этому дорога в северную часть Байкала была опасна. Управлял пароходом человек неопытный не знавший хорошо местности и отправлявший две обязанности (Капитана и машиниста), которые никаким образом не могли быть совмещаемы в одном лице. Руль на пароходы был не совсем благонадежен. Видя уже одно это нельзя было сомневаться в дурном исходе дела. И действительно с первого шага стали получаться неблагоприятные известия. Баркас шедший за пароходом был брошен в Голоустном, между тем как при помощи его люди могли бы спастись. После этого все слухи о пароходе замолкли. В первых числах декабря получилось известие, что суда или корабельки, для спасения которым послан был пароход, выбросило бурей на берег, выбросило так же и судно с дровами, шедшее за пароходом и брошенное последним по случаю бури. Люди шедшие на судах из Ангарска, на пути парохода вовсе не видали и из рассказов этих людей можно было видеть, что пароход подвергся опасности. По словам их с 17-го по 24 Ноября была такая страшная буря, что громадные деревья по берегу валились как солома, от снега и тумана было так темно, что на расстоянии сажени трудно было различать предметы, снасти или шеймы на судах лопались и последние выбрасывало на берег. И благодаря только близости Бурят народ спасся от голодной смерти.

Из всех опасных для судоходства мест на Байкале самое опасное есть, так называемые, — Ушканьи острова (четыре небольшие островка). Острова эти лежат близ полустрова, называемого Св. Нос, около реки Баргузина. Окруженные со всех сторон на далекое пространство громадными надводными камнями острова эти в летнюю пору опасны для проходящих судов, в бурную же и туманную осеннюю погоду они опасны вдвое. На это-то негостеприимные берега и посланы были прежде всего люди для отыскания следов парохода. Печальные предчувствия оправдались. Посланные увидели картину разрушения, при одном представлении которой волос встает дыбом и по телу пробегает дрожь. Зашел ли в эти опасные места пароход сам по случаю туманной погоды и неопытности капитана, случилось ли несчастье с рулем или машиной, решить трудно, так как из очевидцев катастрофы ни одного не осталось в живых, чтобы рассказать об этом страшном событии. От прекрасного парохода, гордо рассекавшего зыбкие волны Байкала, с твердостью перенесшего несколько свирепых осенних бурь осталось одно опрокинутое, переломленное днище и несколько досок, разбросанных по пустынным берегам Св. Носа. Страшна картина разрушения огнем, но здесь по крайней мере борьба кончается несколькими часами. Какова же должна быть борьба с бурей, где две разъяренные стихии: воздух и вода с бешенством и неумолимой жестокостью бьют о подводные скалы – неосторожного смельчака – парохода, дерзнувшего вмешаться в из борьбу; — и тело этого смельчака доска за доской, щепа за щепой, — разрывают на части, и обломки эти, — как ненужные трофеи, — на седых волнах разбрасывают по берегу на целые десятки верст. Что должны были чувствовать в это время люди, доверившие жизнь свою утлой доске!

Пронизываемые насквозь северным холодным ветром, окачиваемые холодной водой, — они должны были целые дни бороться между жизнью и смертью, над зияющей пропастью, каждую минуту готовой проглотить свои жертвы. Да, страшна должна быть эта борьба и ужасны страдания сопровождающие ее! Утопающий напрягает всю силу своих мускулов, чтобы добраться до берега, но настанет минута, та роковая минута, когда он не хочет более шевельнуть усталой рукой, пуская волна покрывает его, пускай несет куда хочет, — ему все равно, — ему нужен только покой и ничего более…

Вероятно эта минута оцепенения для людей, бывших на пароходе настала очень рано, по крайней мере ранее, чем обломки последнего прибыло к берегу, потому что между ними не нашли ни одного трупа, вопреки обыкновению Байкала не держать мертвецов в своих недрах (Из погибших на пароходе людей была замечательна участь следующих: Капитан парохода крестьянин Меринов оставил жену с двумя дочерьми. Помощник его крестьянин Богатырев погиб с женой, в пожар едва спасся из огня. Ясачные два брата – Домышевы, третий же сгорел на пароходе «Генерал – Корсаков» все трое оставили без помощи жен с детьми. Крестьяне два брата Верхозины – оба женатые и м. др.) Материальные потери К° — должны быть значительны, но говорить о них в настоящее время в виду стольких преждевременно угасших жизней человеческих как-то тяжело…

Холодна в синем море волна

И глубоки пучины морские

Но житейское море темней,

И пучиной его пожираются,

Словно жадной пастью чудовища,

Столько жертв и замученных сил,

Что в виду их могил,

Ничтожными кажутся

Все наши сокровища

Свящ. Евгений Литвинцев

С. Листвиничное .

1870 г. Января 3 дня.

Опубликовано 11 февраля 1870 г.

12

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.