Гибель от огня парохода.

В 2 часа ночи на 12 Октября мы разбужены были криками: пожар, пожар! Явление ужасное даже в городах, где есть уже против этого врага орудия защиты, и люди, привыкшие бороться с ним. И где этот враг, несмотря на усилия борцов все-таки часто остается победителем. Что же можем сделать мы неумелые и беззащитные сельские жители! Поэтому можете представить, как все мы были перепуганы зловещим криком: пожар! И в такое время когда большинство жителей было объято глубоким сном. Но на сей раз враг явился вовсе не там, где мы думали его встретить.

Огонь избрал себе жертвою предмет, стоящий на враждебной ему стихии – воде. И борьба сним была еще ужаснее. Горел не давно построенный К° Байкальского Пароходства деревянный пароход «Генерал – Корсаков». Кто читал о морских пожарах, тот может вообразить весь ужас положения людей, находящихся на пароходе. Пароход «Генерал – Карсаков» построен и спущен на воду в 1868 году. Машина на нем в 60 сил высокого давления, поставлена со старого парохода того же имени. Корпус парохода «Генерал – Корсаков» устроен был весьма прочно и обещал многолетнюю службу; но будучи килевой конструкции (т.е. с острым носом) сидел довольно глубоко в воде и настоящей машине был не под силу. Отчего ходил довольно тихо (6 и 7 в. в час) и получал частенько нарекания от пассажиров. Но это было, вещь исправимая. Отдадим же честь покойному – при некоторых улучшениях в машине (которые и предполагалось сделать зимой) из него мог бы выйти хороший пароход. 12 Октября пароход этот предполагалось отправить в Ангарск за судами оставленными там для лова, так называемой поплавной рыбы (омулей). Дорога предстояла дальняя (около 700 в.), поэтому на пароходе все палубы и каюты набиты были дровами, которых нагружено было до ста сажень. В машинной также положено было для дороги достаточное количество масла и сала. Теперь можно понять сколько было пищи для огня, — не говоря уже о том, что пол в машинной, откуда начался пожар, весь пропитан маслом и салом и сам пароход, весь крашенный.

Готовый в дорогу – пароход стоял на баконе (Громадный якорь с поплавком) саженях в 70 от берега, как вдруг в 2 часа ночи на палубе над машиной, в отверстие около трубы появился огонь (Причина пожара не известна, ее объясняют двояко. Или загорелась пазуха (место между котлами куда кочегары могли неосторожно бросать горячую клюку или неаккуратно поставить ночную лампу. Во-вторых, могло загореться от очага на кухне, который стоял как раз над машиной, — от чего пароход раз уже загорался. В обоих случаях велика русская беспечность!). Мгновенно вспыхнула как палуба, так и кожух стоящий на ней подле трубы, — в нем помещалась поварня или кухня. Спавшие кочегары, задушаемые дымом с трудом выскочили наружу. Помощник машиниста, спавший в машинной и не успевший найти выхода на верх, задохся дымом и сделался жертвой пламени. Один кочегар, сбежавший в машину захватил лежавшие тут его вещи и открыть кран для впуска воды, — также сделался жертвой пламени. Внезапно разбуженные и объятые паническим страхом матросы столпились в корме и носу парохода крича о помощи, так как не большая лодка стоявшая у парохода была угнана на берег первыми вскочившими в нее матросами. Остальные вывезены были на берег подоспевшими на помощь жителями. Некоторые из жителей подъезжали в лодках, чтобы навертеть на боках парохода дыр и при помощи их залить его водой. (Действовать топором мешала волна). Но обшитые в подводной части листовым железом и укрепленные частыми гвоздями бока парохода представляли почти неодолимые препятствия. Удалось просверлить несколько дыр и впустить воды. Но что значит какой-нибудь десяток ведер воды против целого моря все пожирающего пламени! Через какой-нибудь час пароход уже весь объят был пламенем. В видах спасения машины и железных принадлежностей пароход при помощи железной цепи подведен был к берегу на мелкое место. Нужно было видеть во всем ужасе эту картину разрушения! Сам пароход, — как боец изнемогающий в борьбе с сильнейшим врагом, — стонал. Пар, — заключенный в котлах и паровиках, — нагретый до последней степени, искал себе выхода по всевозможным щелям и отверстиям, и при этим свистел и шипел на разные голоса. Невольно думалось нам, что, если бы эта катастрофа случилась на море, да в нынешнюю осеннюю погоду, — которая редко бывает тихой! Невольно содрогаешься при одной мысли об этом. Пароход горел с 2 до 9 часов, наконец дедушке-Байкалу наскучило смотреть на торжество своего соперника: — началась качка и залила огонь, доходивший уже до днища парохода. Жар был так силен, что вал у машины, не смотря на всю его толщину нагнуло, медные части машины растопились, от людей найдены были одни обгоревшие внутренности. Потери компании пароходства довольно значительны. Ценность сгоревшего парохода равняется 37 т., да заработать в течении осени он не мог т. до 10-ти, таким образом все убытки доходят до 50 т. не считая потерь, понесенных рабочими и служащими на пароходе. Но это все дело наживное. Жаль вот двух рабочих, погибших в молодых годах жертвой чужого интереса. Один из них оставил жену с дитятей. Думаем, что К° пароходства не оставит без помощи несчастной вдовы безвременно лишившегося помощника – мужа.

Священник Евгений Литвинцев.

С. Литсвенничное.

13 Октября 1869 года.

Опубликовано 1 ноября 1869 года.

11

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.