Из тайги.

Золотопромышленное дело в Томской губернии с каждым годом приходит в упадок, старые промысла выработались, а вновь открытых заслуживающих внимания пока еще никем не сделано. Некоторые уверяют, что томская тайга разведана вдоль и поперек, и на самом деле есть много мест, где ни одна поисковая партия не бывала, не говоря уже о притоках Телецкого озера, вершинах Катуни и Бухтармы совершенно не разведанных; правильно организованных партий не существует. На действующих промыслах работы ведутся так, как велись 2-30 лет тому назад, улучшений никаких не делается, даже сами таксы на товары выдаваемые на плату рабочим остались почти без изменения, например, сахар в Томске стоит 5 р. 60 к., а на прииске 16-18 руб. за пуд, по этому можно судить о ценах и на прочие товары. Управление промыслами вверяется людям не получившим не только технического образования, но совершенно малограмотным, которые в угоду хозяину стараются только о том, как можно больше пользоваться трудом рабочего, брать с него за все втридорога, а вознаграждение за труд платить сравнительно ничтожное. Нигде не поставлены рабочие в такие тяжелые условия, как на приисках Ц-го и В. И. К-ва: там круглый год почти рабочие не видят в глаза свежего мяса, а едят соленое и то не всегда доброкачественное, которое отпускается зимой 1 фун., а летом 1,25 фун. в сутки на человека; у крестьян покупать припасы не позволяется, а нужно брать все недостающее из приискового магазина по таксе, поэтому будет понятно, что семейный рабочий никогда не выходит из долга. Мне довелось служить вместе с некоторыми рабочими, рассчитывающимися от Ц-кго, которые по их словам по несколько лет не могли вырваться из этой каторги. На прииске где я служил, хозяин был человек хороший, рабочие обставлены были довольно порядочно, содержание выдавалось в достаточном количестве, жалование платилось сравнительно с другими хорошее: летом забойщик получал от 23 до 27 руб., а возчик от 20 до 23 руб. в месяц и вот при расчете одному из рабочих от Ц-го пришлось получить додачи 60 руб., да вновь нанявшись получил в задаток 40 руб., я ему и предложил, чтобы он додачу оставил за конторой, что достаточно на гулянку вновь полученного задатка, говорю, что деньги 60 руб. запишутся ему в листик за заслугу на счет баланса, но получил от него ответ такого рода: «Нет, спасибо, я у Ц-го 10-ть лет на балансе-то сидел, перед расчетом смотришь в листик, считаешь получить додачу, а как этот проклятый баланец подведут – должен и остаешься». Чтобы удержать хорошего работника на прииске, поступают так: за несколько дней до расчета управляющий становится с рабочими любезнее, зазывает его к себе в помещение, предлагает остаться, зазывает его к себе в помещение, предлагает остаться в зимовку; рабочий пока трезвый, не соглашается и вот тут добрый человек в уважение за то, что работал хорошо, подносит ему хороший стакан водки, а вслед за первым второй и смотришь – парень совсем осовел; приходит к товарищам в настроении самом хорошем, в беседе с ними является желание еще выпить, а взять негде и вот, подумавши, забывает свою клятву не оставаться больше на этом прииске, идет к благодетелю управляющему, условливается на следующий год и при этом конечно выговаривает кроме задатка несколько бутылок водки по уменьшенной цене (50 к. за бутылку), а стоит нанять только первого, а после него, угостившись задаточной водкой, идут наниматься и другие и смотришь на прииске пошло поголовное пьянство. На прииске В.И.К – ва наемка рабочих зимовых производится также, только Соловей Иванович (так зовут этого хозяина рабочие) наемку рабочих на прииски никому не поручает, а производит сам, также выдает условленное количество водки, а остальной задаток уплачивает наличными деньгами, а затем, когда задаточная водка вся выйдет у нанявшихся, тогда он продает им уже по номинальной цене – 1 р. за бутылку – за наличные деньги, которые кладет отдельно и каждый день пересчитывая из, ведет запись по коей и проверяет сколько еще осталось у рабочих не пропитых задаточных денег. Познакомив читателя с двумя, так сказать, крупными золотопромышленниками, считаю не вправе обойти молчанием золотопромышленника средней руки И.Ф. Ф-ва; этот поступает с рабочими еще практичнее, например, на прииске рабочих 50 человек, он и заготовляет для них из одежных вещей по 50 пар: броден, головок броденных, голенищ и рукавиц, т.е. по 1 паре на каждого человека и в первый же месяц выдает почти все рабочим в жалование, а затем все эти вещи собирает от них обратно, выменивая на водку. Кто хотя сколько-нибудь знаком с приисковым рабочим, тому ничуть не покажется это удивительным, потому что за водку рабочий все отдаст и сам пропьется на работе до невозможности в залатанном рубище. Для большей характеристики приискового рабочего приведу следующий случай: на прииске, арендуемом С.Е. П-м, рабочий С-н во время гулянки на прииске в пьяном виде, не имея денег продал другому рабочему свою законную жену за 35 руб. и чайник медный; продажа эта совершена была формально на бумаге при свидетелях рабочих же и не нарушалась ни той ни другой стороной целый год. Из более выдающихся самоуправством приисковых управляющих укажу двух, известных мне. Лет 8 тому назад, на одном из приисков М-го округа, управляющий прииском Р-н отобрал у машиниста из рабочих М-ва жену; муж, конечно, возмутился этим и Р-н, чтобы усмирить строптивого мужа, приказал запереть его в амбар, где тот просидел всю ночь и утром был отправлен с прииска как бунтовщик. Первое время потерпевший жаловался кому-то, но так и не мог добиться удовлетворения; подал в волостное правление заявление, чтобы не выдавать жене его отдельного паспорта, но Р-н через кого-то добился, что стали выдавать и паспорт. Этот же управляющий, служа на другом прииске в К-м округе, арестовал 2-х Куа-х инородцев, по подозрению будто бы в скупке золота, заковал их в кандалы и закованных выгонял несколько дней на работу. Освободившись, инородцы жаловались кому-то, да так жалобы их и остались гласом вопиющего в пустыне. Управляющий промыслами Ю-но А-го золотопромышленного дела П. Д. Ль-ва и К°, из иркутских почтальонов, носящий фамилию хищной птицы, проделывал штуки такого рода: выезжал Б-л, бывши холостым человеком, выдавал себя за женатого, нанимал девушку в домашние швеи, увозил ее на прииск и та только приехавши на прииск узнавала, в какую ловушку она попала; можно себе представить положение бедной девушки, заехавшей от последнего жилого места за 150 верст и убедившейся, что помощи ждать не откуда при неограниченной власти управляющего? На второй год управляющий проделывает тоже самое со второй девушкой, также привозит ее на прииск, но на счастье этой жертвы нашелся порядочный человек из приисковых служащих, С-г, который вступился за бедную девушку и за это, конечно, управляющим тотчас же был уволен от службы; но С-г довел свое заступничество до конца и выехав с прииска женился на этой девушке.

Мыслимо ли при таких заправилах улучшение нашей золотопромышленности?

Опубликовано 28 сентября 1886 года.

14

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.