Горный уголок Алтая

(Из путевых заметок)

Прежний режим в алтайском горном округе, обогащая всех заведывавших и управлявщих, но слишком мало доставляя доходов кабинету, подорвал совсем доверие последнего в будущность алтайского района и внушил ему убеждение, что здесь дела неизбежно идут к упадку, так что кабинет с неохотой ассигновал суммы на разные технические работы. Комиссия, ревизовавшая в 1882 г. округ, круто расправилась со старым режимом и выдвинула на сцену новых деятелей и новую систему. В составе этой комиссии находился и горный инженер г. Брусницын. Хорошо знакомый с горным делом, г. Брусницын обратил особое внимание на богатства салаирского края, упадок которого особенно резко бросался ему в глаза. По возвращении комиссии в Петербург, г. Брусницын прочем реферат в собрании общества естествоиспытателей и предсказывал Алтаю вообще, а салаирскому краю в особенности блестящую будущность в том случае, если найдутся добросовестные деятели, а кабинет не будет отказывать в нужных суммах. Г. Брусницыну самому и предложили взять на себя осуществление своих предсказаний и назначили его управляюшим салаирскими рудниками.

Возвращаясь из своей зимней экспедиции в Томск, я свернул из Барнаула на Салаир, дабы немного ознакомиться с подземным миром, в котором мне еще не приходилось бывать. Я обратился к г. Брусницыну и попросил его познакомить меня с современным положением управляемого им дела. С величайшей обязательностью и любезнейшей готовностью г. Брусницын, как гг. управляющие гурьевским и гавриловскими заводами, представили мне самые подробные сведения о современных размерах производства в заведываемых рудниках, копях и заводах. Дело г. Брусницына, — как он выражается, — «только добывать, добывать, добывать, — а вы милости просим, получайте», т.е. размеры производства гурьевского чугунно и железоделательного заводов, как и гавриловского сереброплавильного завода находятся в тесной зависимости от размеров «добывания» рудников, а эти размеры, как читатель сейчас убедится, сравнительно с недавним прошлым, значительно расширились и постоянно продолжают расширяться:

В салаирском крае разрабатываются:

1) рудники железные в деревне Ариничах в 50-ти вертах от Салаира;

2) серебряные рудники в самом Салаире.

3) каменноугольные копи: в деревне Кольчугиной (верстах в 60-ти от Салаира), в деревне Бачате (39 верстах) и в деревне Беловой (в 45 верстах).

Содержание Ариничских железных руд составляет 55 %. В 1883 г. (г. Брусницын явился в конце этого года) в Ариниче добыто было 30,000 пудов железных руд, а в 1884 г. – 533,886 пудов, т.е. в восемнадцать раз больше (Впрочем, из этих 533,886 пудов – 62,826 пуов добыто на салаирском железном прииске).

Среднее содержание серебряных руд в 2-х салаирских рудниках (здесь собственно 3 рудника, но разрабатываются только два: №1 и №3) составляет 87 долей в пуде. В 1883 г. в них добыто было 437,000 пудов, а в 1884 г. 688,170 пудов.

Что касается каменноугольных копей, то самая богатая из них – кольчугинская. В ней разрабатывается 3 пласта: 1) Журин пласт – толщиной в 2 саж. и 1 арш.; 2) Майер – в 32 вершка и 3) Брусницын – в 16 вершков (другие пласты еще не разрабатываются). Падение всех этих пластов очень пологое – 5 градусов. Наиболее деятельная работа теперь идет в брусницыном пласту. Кольчугинская копь разрабатывается только около 2-х лет. По мнению г. Брусницына, здесь возможно добывать до двух миллионов пудов в год. В 1884 году (1-й г.) здесь добыто 161,927 пудов угля, на 1885-й же г. предположено добыть 300,000 пудов. В бачатской копи добыто в 1884 году 378,967 пудов угля.

Наконец в 2-х верстах от Салаира, в логу №1, разрабатывается золотая россыпь. Еще лет 8 назад здесь, в течении 1,5 месяцев, делались разведки, не приведшие ни к каким результатам. Дело бросили совсем. Но лет 5-6 один рабочий напал на след золота, стал приглашать товарищей; составилась артель человек в 400, которые ми принялись разрабатывать золото. Заводоуправление, сообразив, что золото может пригодиться кабинету, воспретило рабочим производить работы: вышел «бунт»; рабочие окружены были войском и дело опять забросили. Ныне вновь принялись за разработку.

Благодаря расширенным мерам добычи руд и каменного угля, и деятельность гурьевского завода расширилась: в 1884 году предложено было добыть 30,888 пудов железа и 65,000 пудов чугуна, а добыто было: 35,215 пуд. железа и 96,200 пудов чугуна; между тем как в 1883 г. выплавлено было только 22,000 пудов чугуна и 7,000 пудов железа. В 1884-м году завод употребил 130,832 пуд. каменного угля, а в 1885 г. предположено израсходовать его 229,317 пудов, причем предположено выплавить в 1885-й г. 52,200 пуд. железа и 100,000 пудов чугуна (на 5-е мая уже выплавлено было около 60,000 пудов). Вообще, гурьевское заводоуправление употребляет все усилия к расширению оборотов завода. С этой целью завод открыл торговлю своими изделиями в лавках при самом заводе и при других заводах (павловском, барнаульском и др.). Из лавки при самом заводе, с 17-го января, по 1 мая, распродано изделий на 6000 рублей.

Что касается гавриловского завода, то он довольно ограниченных размеров. В 1884 г. из расплавленных в нем руд (содержание 89 долей в пуде, а на 1885-й г. предположено 87 долей) добыто было 82 пуда и несколько золотников серебра. Деятельность этого завода стесняется отсутствием свинцовых руд, так что свинец, в размере около 5,000 пудов в год, приходится получать из змеевского завода, откуда доставка обходится 25-30 коп, с пуда.

Таково в самых общих чертах, положение горного дела в салаирском крае. По убеждению г. Брусницына, этому краю предстоит блестящая будущность, главным образом, благодаря изобилию в нем каменного угля: известно, что кузнецкий каменноугольный бассейн считается одним из наиболее богатых не только в России, но и в Европе. Одна кольчугинская копь способна широко развить горное дело в салаирском крае. Но, разумеется, все это при том условии, чтобы во главе дела стояли люди способные, честные и преданные делу; а то, пожалуй, может повториться история с томским заводом. История эта настолько назидательна, что стоит несколько остановиться на ней.

Бывший томский железоделательный завод находится в 40 верстах от г. Кузнецка; он окуржен массой месторождений железных руд. Около него находятся рудники: Веселый, Барковский, Голодаевский, Петровский, Дмитриевский, Бондовский и др.; рудники эти представляют богатейший запас бурого железняка. Сам завод построен в средине пихтового леса, — в самой черни. В 5 верстах от завода находится сосновый бор, полоса которого тянется на 40 верст, при ширине 3-4 версты. Верстах в 20 от завода, в с. Прокопьевском (из разведок в селе Прокопьевском, в 1884 г. добыто около 28,000 пуд. каменного угля) залегает императорский пласт каменного угля, более 5 сажень толщины. Недалеко от него, близ деревень Березовки, Костенковой, Ананьиной, Спиченковой, разбросаны повсюду углесодержащие отложения, заключающие в себе пласт каменного угля; западная граница этих отложений, протягиваясь в С-З направлении, проходит в 15 верстах в В. от томского завода. Словом благонадежность этих месторождений не может подлежать сомнению, как это было доказано еще лет 30 назад разведками Боярщикова и Корженевского, — а впоследствии подтверждено было наблюдениями Богданова (лет 7 назад) и Брусницыным (в прошлом году). Последний сообщил мне, что флюсовый камень находится в самом заводе, и что это тот же девонский известняк, которому подчинены железные руды; здесь же находится скопление глань разного качества; во многих пунктах разбросан тоже строительный камень весьма хорошего качества и т.д.

И при таких-то условиях горное правление (по единогласному своему постановлению) нашло возможным, по освобождении горнозаводских крестьян от крепостной зависимости, закрыть завод и продать его в частные руки за 965 руб. с копейками.

Повторяем, что салаирскому краю, по общему убеждению всех специалистов, с которыми мне приходилось беседовать по пути, предстоит блестящая будущность, если дело будет вестись честно, добросовестно и умело; а развитие горного дела в этом крае имеет большое значение, так как население, главным образом, им существует.

На всех салаирских рудниках работает от 600 до 900 человек (количество рабочих находится в зависимости от времени года). С октября месяца по март на рудниках работает до 300 человек, на Бочатской копи – до 200 чел. В Кольчугиной – до 200 человек и в Аринче – человек – 50. Когда я был в Салаире, на рудниках работало около 200 человек, на золотых промыслах (в логу № 1) 260 человек, в Кольчугиной человек – 80 и в Аринче – до 200 человек.

Нигде на приисках нет контрактных рабочих, везде плата задельная. По вычислению за последние два года, средняя подельщина обходится здесь в 60 к., колеблясь между 1 р. 50 к. и 30-20 коп. (на чьих харчах?).

Само собой разумеется, плату эту нельзя признать высокой в виду тяжелых условий, при которых приходится работать в рудниках и копях. Только долгая, годами выработанная привычка и выносливость может приспособить человека к работе в этом вечно темном подземном мире, где приходится оставаться 8 часов подряд в насквозь пронизывающей сырости. Самая трудная работа в каменноугольных копях, в особенности, в брусницыном пласту, где приходится работать в беспрерывно согбенном положении: это для нового человека, по-истине, египетская работа, — и только, по прошествии продолжительного времени, можно к ней как-нибудь примениться; напр., в брусницыном пласту, при начале работ (года 2 назад), рабочие получали 7р. 50 к. за погонную сажень (при толщине 16 вершков), и рабочий зарабатывал в десятичасовую сену не более 30-40 коп.; ныне же за погонную сажень платят всего 3 р. – 2 р. 50 коп., а между тем, обыкновенный заработок рабочего – 70 коп., а иногда доходит и до 1 р. 10 к. Насколько в данном случае важно «приспособление», — видно из того также, что по 1 р. 10 к. получает южнорусская артель в 5 человек: они переселились сюда из екатеринославской губернии и работали прежде каменноугольных копях общества пароходства и торговли. Интересно при этом то, что эти самые Екатеринославцы нашли невозможным для себя работать в серебряных рудниках, где забой вышиной в 1 саж., а предпочитают работать в пласту в 16 вершков: приспособились!..

На гурьевском заводе (Завод этот существует около 100 лет. Прежде он был сереброплавильным, а лет 40 назад преобразован в чугунно-железоделательный) работает до 200 человек контрактных, — до 900 человек существует при заводе возкой угля, руды, рубкой дров и пр.

Железную руду возят из Ариничей (верст 40 от завода), а каменный уголь из д. Кольчугиной (верст 50); за доставку получают по 2,5 коп. с пуда.

Древесный уголь доставляют сюда – 1) из талицкого куреня (верстах в 160), получая за перевозку короба 2 р. 80 к. – 3 р., и 2) из урского, сютинского и егорьевского курений (верстах в 75), получая с короба 2 – 2р. 50 к.

Что касается собственно заводских рабочих, то заработок из таков:

По кузнечному цеху – подельщина оплачивается 60 – 90 коп., а молотобойцу – 35 – 50 коп.

По механическому цезу 40-90 коп., а ученики, в виде поощрения, получают 5 – 10 коп. Впрочем, по этому цеху на задельной плате зарабатывают до 3 руб. в день.

На доменной печи работает 3 смены, каждая по 12 часов (всех рабочих 27 чел.) Здесь поденная плата от 45 до 65 к. человеку, а в случае выплавки в сутки сверх 500 пудов, за каждый излишний пуд уплачивается смене 2 коп. Из книги записи количества выплавленного железа видно, что в сутки случалось выплавлять по 630 пудов и более.

В литейном отделении поденная плата доходит до 80 коп., задельная же бывает и значительно выше.

По всем цехам плата бывает и поденная, и задельная; только в железоделательном заводе она исключительно задельная. Самая большая плата приходится здесь на паровом молоте, на пуддинговых печах плата доходит до 1 р. 20 коп.

Сумма производства в год доходит здесь до 110,000 руб.; содержание же всей администрации, включая сюда и все расходы, кроме платы рабочим, обходится в 18,000 руб.

Наконец на гавриловском заводе работает по контракту 80 человек. Многие из гавриловцев имеют значительное подспорье в возке руды из Салаира, за что получают по 0,5 коп. в день (на лошадь полагается, средним числом, 30 пудов, — а в день можно легко делать 3 конца, — ибо расстояние всего в 4 версты). Возкой, в летнее время, когда мужики заняты полевыми работами, занимаются почти исключительно одни бабы…

Из этих беглых заметок читатель может убедиться, как важно для салаирского края, — по климатическим условиям, — мало благоприятного для хлебопашества, развитие горного дела. В интересах же населения кузнецкого округа было бы возобновление работ на томском заводе, на котором прежде работали до 900 человек. По убеждению г. Брусницына, завод может работать с успехом: близость к г. Кузнецку обеспечивает ему заказ тысяч в 500 пудов, в которых выражается теперь потребность зап. Сибири; тем более что р. Томь такова, что весной по ней без всяких затруднений можно было бы сплавлять целые караваны с железом, которое с успехом могло бы конкурировать с уральским железом. В рабочих недостатка тоже не было бы, так как человек 400 бывших мастеровых еще не разошлись, занимаясь на месте разными ремеслами и не теряя надежды на возобновление завода. По предположениям г. Брусницына и профессора Иоста, прочная постановка железного дела с копями, с возвращением рабочих и пр., обошлась бы в два миллиона и могла бы доставлять кабинету блестящие доходы.

Опубликовано 29 сентября 1885 года.

13

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.