Несколько заметок о скопцах, поселенных в Якутской области. Часть 1.

Кто ранее виден этих женоподобных людей, без бороды, с дряблым, старческим лицом, с пискливым, детским голосом, странным особенно при мужественном сложении тела и седых волосах, тот не может не заинтересоваться ими. Для богослова в высшей степени интересны их религиозные верования, которые, при внешней, по видимому, строгой христианской форме, скрывают в себе полное искажение исторически – данного христианства; для политико-эконома представляют также не малый интерес их социальные взаимные отношения и внутреннее устройство их общества, при всем внешнем, наружном сходстве его с обычным крестьянским устройством.

Думаю по этому, что несколько заметок о Якутских скопцах, основанных на моих личных, хотя и не полных наблюдениях, будут не лишними.

Снова скажем несколько слов о появлении скопцов в Якутской области.

Они не были здесь туземным произведением, а были сосланы сюда на поселения в числе нескольких сот в 1859 и 1860 годах. И до этого времени ссылались скопцы в Якутск, но не много, и они не обращали на себя большого внимания; правительство дозволило жить им в самом городе и заниматься здесь ремеслами и торговлей; приходское духовенство относилось к ним снисходительно, считало их православными, допускало их к исповеди и св. причастию. Провидеть еретический характер их верований было трудно. Они являлись самыми строгими исполнителями уставов церкви, по видимому, аскетами, отказывались от вкушения мяса и пива, дома свои украшали иконами, ходили не опустительно в церковь. Одно же скопчество их само по себе не могло служить поводом к отлучению от церкви. Из истории известно, что скопцы были и в древней церкви, и она не отлучала их от своего общества за скопничество; тех же из них, которые не сами себя скопили, а были оскоплены насильно людьми, она допускала даже до священно-начальнических степеней (У нас в России, в период до Монгольский было несколько митрополитов скопцов: Ефрем скопец, сначала ключник великого князя Изяслава и потом инок Печер. Монастыря, Иоанн III и др.) Настоящие же скопцы никогда не скажут, что они скопились добровольно сами, а либо – что они оскплены родителями в младенчестве, либо – хитростью, во сне и т.п.

В 1859 и 1860 годах, как я сказал выше, прибыли в Якутск несколько сот скопцов обоего пола. Они переселены были сюда из Туруханска, куда были сначала сосланы из России, но где не могли жить по суровости климата, бесплодию почвы и отсутствию всяких средств к заработкам и пропитанию; в числе этих скопцов, к удивлению, замечено было множество чухонцев лютеранского исповедания; между скопцами русскими т скопцами лютеранскими оказалась самая тесная связь; все они называли себя одинаково братьями и сестрами.

Это одно уже возбудило сомнение в их православии; сомнение продолжалось не долго; скоро обнаружился их истинный религиозный характер, — оказалось, что скопцы искажают саму сущность христианства; что они не только еретики, но даже не могут быть названы, в строгом смысле, и христианами; ибо не верят в исторического Христа, а веруют в своих мнимых Христов, существующих в из обществе.

Обнаружение истинного религиозного характера скопцов произошло следующим образом. Вскоре после поселения скопцов в Якутске и его окрестностях, до полиции стали доходить слухи, что они тайно и в большом числе собираются в домах прежде поселенных скопцов, что там они совершают какие-то религиозные обряды. Полиция стала следить за ними, и вскоре накрыла одно из таких собраний, забрала главных руководителей этих собраний, забрала их тетради, по которым они пели в своих религиозных собраниях, и другие принадлежности сектантства, и представила все это куда следует.

Разобрать все тетради скопцов и дать отзыв об их религиозных верованиях поручено было протоирею Х. К разбору этих тетрадей протоиреем Х. частным образом был приглашен и нижеподписавшийся. Сначала трудно было дать себе отчет в верованиях скопцов. Их духовные гимны, изложенные в стихотворной форме, причем главное внимание обращалось на рифму, казались пустым набором слов, — в них воспевались какие-то братцы-корабельщики; часто упоминалось о св. духе, а главным образом говорилось о Осударе-оскопителе, о какой-то лености, дешепагубном змие, об огненном крещении; выражалась надежда, что Осударь-Оскопитель соберет всех своих детей-корабельщиков, по звону колокола на большом Успенском соборе, в Москву и т.д. Призван был честью для увещевания, частью – для узнания верования скопцов, главный предводитель их религиозных собраний, оказавшийся одним из преждепоселенных скопцов, которого раньше с доверием допускали приходские священники к св. таинствам; но от него нельзя было добиться толка. Он утверждал, что он истинный православный христианин, что в их тетрадях нет ни одного слова не взятого из св. писания. По этому поводу произошел следующий любопытный разговор, отлично характеризующий скопцов, между протоиреем и скопцом.

Протоирей. Как же ты говоришь, что в ваших тетрадях, или, как вы называете страдах все взято из св. писания; я, напротив, не нахожу в них ни одного слова из библии.

Скопец. Значит ты не читал библии.

Протоирей. Что ты, Бог с тобой? Я читал не раз всю библию от доски до доски.

Скопец. Не верю; если бы ты читал со вниманием библию, то ты бы знал, что в наших тетрадях все до последней буквы взято из библии.

Протоирей. Ну, найди, напр. в библии, — вот и библия, — слово Осударь, которое так часто встречается в ваших страдах.

Скопец (с улыбкой). Ну, теперь ясно вижу, что ты не читал библии, если даже этого слова ты не можешь найти в библии. О-сударь (протяжно и с расстановкой), удивляюсь, как ты не можешь найти в библии этого слова; его и малый ребенок найдет.

Протоирей. Укажи сам в библии это слово и разреши мое недоумение.

Скопец (с торжественностью). Есть в библии слово Го-сподь?

Протоирей. Есть.

Скопец. А слово – сударь, иже бе на главе его, не встречал?

Протоирей. Встречал, и сейчас же могу указать тебе, где эти слова встречаются. Вот смотри (Иоан. 20,7).

Скопец. Ну, как же после этого ты говоришь, что слова О-сударь нет в библии. (Протяжно) Го-сподь и сударь, вот тебе и Государь. Видишь, что в наших страдах нет ни одной йоты, которая бы взята была не из библии.

Что было отвечать на такое оригинальное доказательство скопца, что все встречающееся в страдах скопцов буквально взято из библии? Доказывать ли, что в таком случае, если брать одни слоги, можно оправдать библией какое угодно богохульное мнение. Но доказывать это скопцу все равно, что говорить с глухонемым.

Нечего удивляться тому, что встреча с скопческими мнениями в начале 60 годов для Якутского духовенства и православного народа была неожиданна. В литературе духовной об их подлинных мнениях ничего не говорилось; светская литература об них также молчала; единственным источником всех сведений о скопцах мог служить пятый выпуск истории русской церкви Филарета, где сообщались кое-какие сведения о верованиях скопцов. К счастью, у одного из немцев, живших в Якутске, нашлось путешествие по России Гакгаузена на немецком языке. Гакгаузен, между прочим, останавливаясь на социальном строе низших сословий России, сообщает весьма подробные и обстоятельные сведения о русских сектах, в том числе и о скопцах. Эти сведения были, так сказать, путеводной нитью для уяснения верований скопцов. Они объясняли темные, мистические выражения в из страдах, казавшиеся на первый раз почти бессмысленным набором слов. Руководствуясь Гакгаузеном и Филаретом на основании захваченных у скопцов тетрадей, составлен был протоиреем Х. довольно обстоятельный обзор верований скопцов. В настоящее время, когда издано обстоятельное сочинение о секте людей божьих Добротворского, когда компиляции Ливанова, столь распространенные в среде духовенства, сообщили также не мало сведений о скопцах, обзор протоирея Х., можеть быть, представить не мало нового, но в то время он казался мне весьма любопытным. После него сделано было распоряжение не допускать скопцов к исповеди и св. причастию, смотреть на них, как на еретиков, и принимать в общение с церковью не иначе, как после торжественного отречения от еоеси, и при том с крайней осторожностью. Известно, что скопцы тщательно скрывают свои верования, для торговых выгод и получения прав гражданства, они готовы десять раз произнести отречение от ереси; нельзя доверять даже тем, которые начинают пить водку и курить табак, даже есть мясо. Наиболее верным доказательством полного отречения скопца от своей ереси служит, по моему мнению, то, если скопец начинает стричь волосы не в скобку, а под гребенку, и зачесывать из не по средине, а с боку, носить не кафтан, а обыкновенный сюртук. Это уже показывает полный разрыв скопца с своими обществом.

Религиозные верования скопцов в настоящее время уже достаточно уяснены в русской литературе, в сочинениях Добротворского (секта людей божьих), в компиляциях Ливанова (раскольники и острожники и др.). Поэтому не считаю нужным долго на них останавливаться; считаю достаточным привести для характеристики верований Якутских скопцов только несколько фактов, известных мне из моих личных наблюдений. В начале 60-х годов, несколько десятков скопцов, наиболее отличавшихся фанатизмом своих верований, было поселено на реке Алдане, в том числе ее мнимый Христос, человек уже пожилых лет. Заболев и предчувствуя свою смерть, этот мечтатель созвал своих детей-корабельщиков к себе и обратился к ним с следующей речью: «дети мои, вот мое бренное тело скопчавается, и я отхожу ко отцу; жаль мне вас, дети, но не плачьте, не оставлю вас сирыми; если будете верны мне, вселюсь в вас и похожду. И вот признак, по которому вы можете узнать, оставил ли я вас, или сотворил себе, среди вас новую скинию. Когда я покину свою бренную храмину-рукотворенную, погребите ее с честью в гробе земли, и через три месяца разройте. Если найдете мое тело предавшимся тлению, знайте, чти я оставил ваши селения, что среди вас не обрел достойного себе приемника; если обретете мое тело нетленным, возрадуйтесь и уведайте, что я уготовил себе среди наших селений новую скинию». Вскоре за сим скопец, святотатственно присвоивший себе имя Христа, скончался. Через три месяца после его смерти, скопцы, согласно его завещанию, со страхом и трепетом приступили к отвалению камня у дверей гроба, т.е. к разрытию его могилы, и, само собой разумеется, нашли труп своего учителя целым и неповрежденным; земля в Алдане в течении лета растаивает не более пол аршина, и трупы людей и животных, зарытые в землю, остаются неповрежденными в течении целых десятков лет. Радость скопцов, по случаю обретения тела своего учителя неповрежденным, была безмерна; значит, дух учителя перешел в кого-нибудь из них. Но в кого? — вот вопрос. Целых трое скопцов ощутили в себе присутствие духа своего учителя и объявили себя Христами. Кто же из них действительно Христос? Скопцы разделились на партии: одни признавали Христом одного претендента, другие – встали на стороне другого. Загорелись между скопцами споры и раздоры; дело дошло даже до драк и побоев между скопцами, для прекращения которых потребовалось вмешательство полиции. История эта достаточно характеризует крайнюю мечтательность и суеверие скопцов. Не смотря на это, они крайне упорны в своих верованиях: никакие самые убедительные доказательства не в силах поколебать их религиозных убеждений; они даже убегают от всякого рода полемики с людьми более или менее сведущими, тщательно скрывая свои верования. Вот доказательство. У меня в ломе жил в услужении скопец и скопчиха; скопец был из русских и православных, скопчиха из чухонок и лютеран; не смотря на это, оба они считали себя братом и сестрой; видали часто, хотя они это тщательно скрывали, как скопчиха, при входе брата, делала ему земной поклон; можно догадываться, что она смотрела на него, как на лицо, причастное высших, божественных свойств. Однажды мы разговорились с ними об акте оскопления. Скопец между прочим стал утверждать, что брак в плотском смысле совершенно запрещен истинным христианам в св. писании, что дозволен только брак духовный, в смысле взаимного вспоможения друг другу в телесных нуждах, что в этом именно смысле говорится, что и апостолы водили сестру-жену (Кир. 9,5). В опровержение его мнения о браке, я указал ему то место в посланиях апостола Павла, где апостол повелевал молодым вдовицам, для избежания соблазна, вступать в брак и рождать детей (1 Тимоф. 5,14). Слова «рождать детей» поразили скопца, как явное опровержение его мысли о духовном браке. Чтобы как-нибудь выйти из затруднения, скопец стал утверждать, что эти слова в моей библии подложны, что в его собственной библии этих слов нет; принесли его библию (у каждого скопца есть своя библия) в ней также находились эти слова. Это окончательно сконфузило моего скопца; он не знал, что сказать: скопчиха же, бывшая внимательной слушательницей нашей беседы, нашлась скорее: она объявила, что в библии не всему можно верить, что многое в ней к слову Божьему прибавлено плотскими христианами, напечатавшими библию; затем почти насильно увела брата, запретив ему навсегда вступать со мной в спор, или рассуждения о вере. После этого ни разу не удалось вызвать скопца на более или менее откровенную беседу об их верованиях. В другой раз, желая вызвать скопца в откровенность, я стал ему читать повесть Ливанова: Русанов, раскольнический архиерей, в которой, между прочим, помещены некоторые из скопческих песней, которые они поют во время своих страд. Скопец долго смеялся над продувными деяниями Русанова, говорил, что все здесь написанное о скопцах ложь; однако, вскоре, по секрету, стал просить меня уступить ему эту книгу за какую угодно цену. Оказалось, что страды там помещенные сильно понравились скопцу, показались ему лучше и складнее их собственных, и он намеревался ввести их в своих собраниях. В последствии я слышал, что скопцы выписали для себя в нескольких экземплярах тот том сочинения Ливанова: раскольники и острожники, в котором помещен рассказ: Русанов, раскольнический протоирей, — понятно, с какой целью.

Опубликовано 22 декабря 1879 года.

37

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.