Потоп в Енисейске. — Вне дороги

Потоп в Енисейске.

Не успел наш град Енисейск осушить своих слез от прежних бедствий, как уже опять он льет слезы от нового бедствия. Впрочем не всегда же он был в слезах: но иногда в промежутки между бедствиями, является и веселым, даже веселее прежнего. Так, например, веселился он на масленице – на 2-х ярко освещаемых разноцветными огнями и украшаемых вензелями катушках, одна из которых между прочим, имела заманчивую особенность против прежнего такую, что на ней пели по временам песни, с пристукиванием в барабан, военные песенники, а другая – такую, что выставляла две следующие ободрительные надписи:

а) «Нам с горя не убиться и катушки не лишиться!»

б) «Горе видим каждый час, а катушку в год лишь раз.»

Прежде лил он слезы от того, что Господь Правосудный разил его глаголом, изморением в нем скота (рогатого), дымом и огнем: а теперь льет слезы от того, что Господь разит его потопом.

Да, с 1868 года Крепкая Рука Божья отяготела над Енисейском!.. Видно, число праведников, ради которых Господь щадит грады и веси и милует, умалилось в нем, до последнего минимума!..

Наш батюшка Енисей тронулся ныне ночью на 26-е число Апреля и, прямо города наметавши громаднейшие сопки льда, по обычаю на сутки остановился.

27-го числа утром быстро пошел и сопки увеличил в высоту, примерно, до высоты храмов. Это бы, при благополучном его проходе, для города было и хорошо: ибо защитило бы в нем полуразрушенное в 27-е число Августа 1869 года набережное укрепление от дальнейшего разрушения.

Но… часов с 10-ти дня Енисей пошел тише и тише, а в 3-м часу и совсем остановился; вода и лед хлынули в город и тут же не только набережному укреплению, но и всему досталось. С 5-ти часов вечера вода начала сбывать и к утру ее уже не было в городе.

У Енисея уже был такой обычай. – Сопрет его где-нибудь ниже города и ринется на город и, можно сказать, моментально зальет оный; а прорвет его там, где спирало, и его в городе как не было.

Через 12-ть суток после прохода Енисея утром 8 числа Мая пошла по обычаю Тунгуска и та залила город, да еще больше, чем и Енисей: не залита водой осталась разве только восьмая часть.

А так как Тунгуска имеет обычай и вперед себя посылать воду и с собой нести и за проходом своим оставлять ее уходит как хочет: то предпосланная и принесенная ею вода с низких мест еще и теперь не сошла.

Наводнения описанные наделали городу бездну вреда. Так разрушили они и унесли только что почти совсем устроенный вновь за 4,700 руб. серебром так называемый толчейный мост, дорушили набережное укрепление, постаскивали с мест некоторые избы и амбары, иные куда-то и совсем унесли, а иных сильно подмыли основания и проч. и проч. и проч.

Но как нет худа без добра: то наводнения означенные, породившие худо, из худа, произвели для города и добро, именно они угасили внедрившийся после 27 числа Августа в землю огонь, который погасить не могли ни осенние дожди, ни зимние снега.

Опубликовано 30 мая 1870 года.

87

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.