Глубина зол

Лет тридцать слишком назад, на служение в Иркутскую епархию прибыл молодой священник П…рский из Т…ской епархии и был определен за Байкал к церкви села Урлукского. Но года через три он получил назначение поселиться по сю сторону Байкала в г. Нижнеудинск, и на этом путеследовании на дороге близ Селенгинского Троицкого монастыря неожиданно помер. Жена, похоронив усопшего, приехала в Иркутск, и остановилась на жительство у своего земляка, соборного протодиакона.

Между тем в селе Урлуке стряслась беда и не маленькая. Волостной писарь крестьянин из поселенцев, Николая Попов, имевший жену и уже взрослых детей, дом, хлебопашество и отличное хозяйство, — по сборе с волости податей, с деньгами пропал без вести. Никто не мог понять нежданного, негаданного исчезновения отца семейства.

Но обратимся к вдове П…рской. Прожив у земляка своего протодиакона шесть месяцев, она в Феврале 1849 года попросила у Иркутского епархиального начальства паспорт на путеследование на свою родину в Т…скую епархию, в чем ей и не было отказано. В Марте является она в свое родное село А…во, где встречена родной своей матерью и братом священником, благочинным. Первым делом было семейное оплакивание ее в молодых летах вдовства. Затем в их семейный круг является отставной чиновник Станкевич. Вдовушка рекомендует его бывшим от Иркутска ее спутником, и открывается матери и брату, что чиновник этот ей нравится, и она ему, потому желает соединить с ним судьбу свою. Мать благословила, а брат обвенчал, на основании имевшегося у Станкевича указа о его отставке и о безбрачном его состоянии. Т…ая духовная Консистория дала им свидетельство о законности их брачного союза, совершившегося 10 Апреля 1849 года.

Прожив у родных своих с месяц, Станкевич и жена его отправились путешествовать по разным российским городам, и долее всего жили в Пензе, где, как честные и благородные супруги, были приняты в общественный круг и взяли от здешних чиновников новое удостоверение, что они муж и жена. В Июне 1852 г. они прибыли в Киев на поклонение святым мощам. Здесь Станкевич расположился говеть. И могла ли его половина предвидеть удар, какой нанесет ей это говение мужа? Исповедавшись в ближайших пещерах у иеромонаха Леонтия и приобщившись святых таин, он возвратился из церкви с громовой для жены вестью. Не могу, сказал он, не могу выносить долее терзания совести; оставайся, как знаешь; а я уйду в свою Урлукскую волость, предам себя в руки правосудия; пусть карают меня за похищение общественных денег, за оставление моей доброй жены и моих любимых детей, и за безумную страсть к тебе, окаянная! Сколько ни усиливалась прелестница отвлечь его от принятого намерения, однако ж решимость писаря Попова (ибо это был он) осталась не преклонной. За всем тем прелестница от него отстала, ехала по дородной на имя жены коллежского регистратора Станкевича, а писаря везла в качестве будущего. Миновали Иркутск, переехали Байкал, и в Селенгинске расстались. В начале 1853 писарь явился с повинной в Урлукское Волостное правление; разумеется, был закован и предан суду. Спутница его обратно приехала в Иркутск, на прежнюю квартиру к протодиакону. На спрос его: какими судьбами явилась она опять в Иркутск? Сплела историю, что, следуя по смерти мужа священника на родину, она случайно съехалась с отставным чиновником Станкевичем, с которым на родине своей и обвенчалась. Когда же этот второй муж ее пожелал ехать в Сибирь, искать службы, то она с ним следовала. Но между Пермью и Тобольском он куда-то скрылся, и она одна решилась ехать в Иркутск, чтобы поклониться мощам святителя Иннокентия, а частью и для того чтобы полечиться за Байкалом минеральными водами.

Все это время делались допросы писарю. Его откровенные ответы уяснили темное дело. Когда священник П…рский поступил на служение в Урлук, он писарь сошел с его женой настолько, что, когда священнику указано было перемещение в Нижнеудинск, преступная связь дошла до безумной привязанности. И преступники условились, жене покончить на дороге с мужем священником, а ему писарю, сождав в волостном правлении сбор податных денег, скрыться с ними, догнать ее, и затем продолжить связь, как укажут обстоятельства. Священник на пути скончался; а писарь, обработав свое дело, скрылся; в Верхнеудинске купил у бедняка отставного чиновника Сканкевича указ об отставке за 150 руб., с которым и явился в Иркутск под именем коллежского регистратора Григория Станкевича (Кажется, большой недосмотр в этом случае, что в таких указах не описывают приметы владельца). Здесь дожидалась его вдова П…рская. Затем вместе ехали они до родины ее, где, как уже мы видели, повенчаны родным ее братом.

Суд на писарем, сугубый суд и за похищение казенных денег, и за двоеженство, при жизни первой жены его, производился в Чите. Сюда привлечена была и П…рская.

Но эта преступница была из редких. Зашедши во глубину зол, она потеряла совесть до последней искры, и бесстыдство обратилось ей в натуру. Не смотря на то, что ее уличали, кроме участника ее преступлений, все обстоятельства, особенно то, что подлинный Станкевич, у которого писарь Попов купил указ об отставке, жил и умер в Верхнеудинске, стало быть, не мог разъезжать с ней по России и жениться на ней, — не смотря на все это, стояла в одном, что она писаря Попова совершенно не знает, и венчалась по вдовстве с чиновником Станкевичем.

Как ни нелепо было такое наглое запирательство, но суд не решался приговорить ее к заслуженному наказанию, без предварительного сношения с епархиальным начальством, и для этого она опять в Иркутске.

Преступница привеенная из полиции за караулом, вошла в присутствие Иркутской Консистории в черном шелковом платье, с белым чепцом на голове и с такой же косынкой на шее, стройная, красивая брюнетка, с темными глазами, окаймленными черными бровями, и ресницами: но глаза эти метали искры озлобления, наглости и бесстыдства, — виделась змея в красивой коже. На вопрос Консистории: кто вы? Она отвечала: прежде была за священником, а теперь жена коллежского регистратора Станкевича. Вопрос: Знаете ли Урлукского волостного писаря Николая Попова? Ответ: Не имею о нем понятия. Впрос: Как же вы не имеете понятия, коль скоро, в бытность вашего мужа священником в Урлуке, вы водили с домом этого писаря хлебосольство? Ответ: Может быть, мой муж водил с ним компанию, а я никогда. Вопрос: Как же вы не знаете этого писаря, коль скоро принимали с ним от купели дитю, как это видно из метрической записи? Ответ: Подобные услуги я многим в Урлуке оказывала, но, какая тварь стояла подле меня у купели, на то не обращала никогда внимания. Вопрос: Если писарь Попов не венчался с вами в селе А…ве, то как же он знает вашу мать, вашего брата, ваших родственников по именам и отчествам, всю вашу там домовую обстановку и все семейные обстоятельства? Ответ, после долгого замешательства: не знаю. Вопрос: Мать ваша и брат ваш священник дали известие, что у человека, с которым венчаны вы в селе А…ве, под правым глазом глубокий шрам, а этот признак принадлежит писарю Попову. Что скажете на это? Ответ: мой второй муж, с которым я венчана в А…ве, не имел шрама под глазом. Вопрос: Что же? Ваши родные разве выдумали это в отягчение судьбы вашей? Ответ: ничего не знаю. Наконец один из членов сделал ей внезапно следующий курьезный вопрос: А когда писарь Попов говел в Киеве, вы говели с ним? Говела, вырвалось у ней, но сию минуту она спохватилась и прибавила: «да, я говела с моим мужем; а как и почему преследовал нас Попов, мне не известно». Следовательно, вы Попова знаете, как преследовавшего вас, сказали ей члены Консистории. Послушайте отцы! Заговорила резким голосом П…ская; извольте обращаться со мной, не как с женой священника, а как с чиновницей; я вам не подчиненная.

Допрос этим окончился, и преступница обратно отправлена в полицию.

Но тогда как упорствовала в ответах сообщница писаря Попова, в нем чувство раскаянья осилено было представлением торговой казни, и он снова открылся. Из Канска было от него письмо к жене его в Урлук, которым умолял он жену простить его, введенного в соблазн проклятой попадьей; давал в нем наставления детям, чтоб они, смотря на его бедствия, казнились не давали воли страстям, увлекающим в погибель временную и вечную, и со взрывом отчаянья писал, что это известие от него последнее; ибо он или будет схвачен, или скоро умрет от невыносимой скорби. Дальнейшая судьба его Консистории не известна.

Виновница же погибели П…ская умерла в Иркутском тюремном замке, не сождав решения. Молва гласила, что когда читавший над ней псалтырь, не загасив теплившееся пред иконой свечи, вышел, то свеча упала, воспламенила покров и платье покойницы и стол на котором лежала, и она обгорела, как уголь, еще на сей земле предвкусивши огня геенского.

П.Г.

Опубликовано 13 мая 1878 года.

75

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.