​Тунгусский праздник: Цаган-Цара.

Вообще о Бурятах, и в особенности Забайкальских Бурятах писалось и пишется довольно. Но Тунгусы это ничтожное, по мнению некоторых, племя не удостоены пока и поверхностного описания. И это потому, что их сравнивают с Бурятами, хотя без всякого основания. Действительно, по своей наружности забайкальские Тунгусы схожи с забайкальскими Бурятами по своему образу жизни, религии, росту и пр. Но наружное сходство не дает еще основания, чтобы забайкальских Бурят смешивать с тамошними Тунгусами, живущими по рекам: Онону, Кыре, и по их притокам. Имея сходство с Бурятами, в тоже время Тунгусы и различаются от них несколько по языку, по некоторым религиозным обрядам, и образом жизни. По всему этому они заслуживают того, чтобы сказать об них несколько слов.

Впрочем, мы должны предупредить читателей, что не намерены в настоящей статье своей описывать подробно Тунгусов во всех отношениях их кочевой и бытовой жизни; признаемся в том, что мы еще не настолько знакомы с ними, чтобы нарисовать картину, в которой бы рельефно и характеристично выказывался Тунгус со всем складом его мыслей, со всем стрем общественной и частной его жизни. Мы желаем познакомить читателей собственно с религиозной стороной Тунгуса, как более гармонирующею с направлением Епархиальных Ведомостей.

Во всем Забайкалье, у Бурят и Тунгусов религия языческая. Как у тех, так и других настроено довольно кумирней (храмов), в которых они чрез своих лам, отправляют общественное богослужение. У Тунгусов, как и у нас Русских, есть годовые праздники. Особенно чествуемые ими суть: Хурал, Цаган-Цара и много других.

С Хуралом читатели Иркутских Епархиальных ведомостей более или менее знакомы: он был описан одним Забайкальским Миссионером Священ. Малковым. Поэтому мы оставим его в стороне. Мы упомянули о Цаган Царе, как о празднике наиболее уважаемом Тунгусами. Что же за праздник это Цаган-Цара? Переведя дословно эти слова, выйдет: «белый месяц», соответствующий нашему Февралю.

Нужно заметить, что Тунгусы, как и Буряты не имеют особенных названий для месяцев; но Февраль это единственный из 12 месяцев, который называется у них всегда Цаган-Царой, и с него идет у них счет годов. Нет сомнения, что такое название усвоено ему от особенного блеска луны, которая в тамошних местах (около Монгольской границы) так светла, что день немногим отличается в силе света от лунной ночи. Но такого объяснения Цаган-Цары можно ожидать только от Монголо-Бурят, а не от Тунгуса. Если спросить забайкальского Тунгуса, что такое Цаган-Цара? То он наотрез скажет: это наш праздник, экэ! – присовокупит еще, т.е. очень большой, а ни каким образом не ответит: белый месяц или Февраль. Его можно даже уподобить по некоторой аналогии, нашей Пасхе, хотя это с первого раза покажется довольно странным.

Вот с этим праздником нам и желательно познакомить читателя.

Месяц Февраль всегда ждется Тунгусами с большим нетерпением. Лам побуждают ждать его корыстные цели, потому что во время этого праздника, продолжающегося почти полмесяца, их труды вознаграждаются слишком обильно; простодушных же Тунгусов побуждает ждать с не терпением Цаган-Цару единственное желание – воздать хвалу своим кумирам и погулять, как следует, нараспашку. Они стараются заготовить к празднику, как можно больше снеди и араки, без которой они совершенно не могут обойтись.

Богатые, как мужчины так и женщины заготовляют себе хорошие костюмы, в особенности женский пол страстен до мод, и желает явиться в этот праздник во всем блеске пестрот своего костюма. Они приготовляют себе хорошие шубы, распестренные в разных направлениях разного цвета материями и лентами, заготовляют головные уборы, которые изобличают большую игривость из воображения. Бедные же поправляют старое на новый лад.

Во всем видна суетливая деятельность. Словом, ни один праздник не ждется у тунгусов с таким не терпением.

Но вот желанный день наступил. В юртах все подобрано; всякая вещь на своем месте; белые войлоки служат вместо наших ковров, на которых будет сидеть веселая компания Тунгусов и Тунгусок. Бурханы увешаны разными пестрыми материями, пред которыми горят свечи, воткнутые в металлические чашечки, наполненные разными съедобными веществами: тут можно найти круглую ярицу, пшеницу, молоко и проч. Посреди юрты разведен большой огонь, на котором варится похлебка в довольно объемистом котле. От огня этого бывает в юрте большое освещение особенно в вечернюю пору. Хозяева от мала до велика разнарядились о праздничному, на лицах видна большая радость.

Тунгусы, живущие не далеко от кумирен, участвуют в них, встречая здесь праздник при звуках труб и барабанов, при чтении и пении Лам. Подолгу продолжают они свое моление и это бывает не однажды, а почти каждый день всего праздника, продолжающегося от 1,5 до 2-х недель.

Особенно праздник этот соблюдается Ламами: у них он ведется весьма строго и включительно до начала ущерба луны. Живущие отдаленно, встречают Цаган-Цару у себя дома без Лам.

После предварительного моления начинается у Тунгусов гулянка, как говорится, во все тяжкие. Они ходят друг к другу с визитом, во время которого каждый по одиночке обменивается тасумашками (ремешками), подобно тому, как мы, Русские, делаем это на Пасхе, обмениваясь яйцами. Это явление собственно и побуждает нас признавать Цаган-Цару похожей на нашу Пасху.

Не лишним считаем познакомить с этим обычаем несколько подробнее. Пишущий эти строки сам бывал не раз очевидцем подобной сцены и всегда замечал одинаковые приемы при совершении визитов. Приходит гость и падает ниц на землю пред Бурханами, с сложенными на лбу ладонями; все присутствующие в знак почтения встают на ноги. Затем гость начинает здороваться с хозяевами, подходя к каждому из них и чуть-чуть прикасаясь друг к другу руками о бока. Это прикосновение у них заменяет наши поцелуи, а любимый предмет обнюхивают как бы втягивая приятность его испарения. Мать держит на руках младенца и вместо того, чтобы целовать его, нюхает; к бурханам также они не прикладываются, а нюхают их. После прикосновения, они развязывают тасумашки (это ремешки окрашенные в красный цвет, от 2 до 3 четвертей в длину, и меньше чем 0,25 вершка в ширину; они бывают или из кожи теленка, или из кабарги), которые всегда у них привязаны к поясу с права или слева, и меняются ими. Потом гостю предлагается сесть и начинается истребление татамина, кушанья готовимого только в этот праздник из разных мяс в окрошку, и других молочных приготовлений; также подают араки, часть которой в первой поднесенной чашке, гость сливает в огонь (под котел) и затем осушивает чашку до дна. Впрочем не один гость пьет араки, и хозяева тоже пробуют ее из угождения гостю. Когда араки начинают действовать на из мозг и нервную систему, они становятся веселее и веселее, разговор их бывает живее и живее. Это можно сказать только о мужчинах; женщины же весьма совестливы в этом отношении: они не упиваются аракой дозела; только из приличия касаются своими губами чашки, наполненной аракой. Больше всего они довольствуются при угощении: татмином, урмой, чаем и прочими лакомствами, приготовленными из молока.

Забайкальский Тунгус, привыкши сызмальства к праздности и надеятельности, так как хлебопашеством не занимается, проводя время в гулянке по разным улусам (не большая группа юрт), впился до того в свою араку, что она потеряла для некоторых свою силу и Тунгус сколько бы не пил ее, всегда может твердо стоять на ногах и ездить верхом на лошади покачиваясь направо и налево, и напевая при этом какую-либо песенку, в роде следующей:

Маринэй ташур

Мал-цогай сухай

Мартахой тэндэ

Амур мэнду и проч.

(Сидя на животном (лошади), бью его плетью, чтобы скорее доехать и проч.)

Тунгусы обыкновенно, что видят, чувствуют, о том и поют. Напев песни протяжен, уныл, не переливается из тона в тон, что для музыкального слуха не стерпимо.

В праздник Цаган-Цару Тунгусы не смотря на зимнее время, пренебрегают десятками верст и своим здоровьем ради единственного удовольствия погулять, что называется, напропалую.

Все они друг друга принимают весьма любезно и угощают всем, что только есть. Более достаточные приглашают в свои юрты Лам со всеми их атрибутами. Лам тунгусы не угощают, а буквально начинивают, как кишки; они делают это частью из страха, частью из личного расположения.

Вообще нужно сказать, что Цаган-Цара есть у тунгусов один из особенных праздников. Он важен как для самих тунгусов, так и для русских пограничных казаков. Последние приглашаются тунгусами на праздник и пользуются у них радушным гостеприимством: для них бывает всегда первое место в юрте. Вообще надобно заметить, что русский забайкальский пограничный казак живет с тунгусами, как говорится, душа в душу, буквально по братски; они ездят в гости друг к другу, дарят друг друга разными ценностями. Этот праздник Тунгусов стоит внимание еще потому, что во время его совершаются любовные интрижки и заключаются свадебные договоры. Все это придает Цаган-Царе какую-то особенность и отличие от других их праздников.

После этого краткого очерка праздника Цаган-Цара, мы думаем, что достигли более или менее своей цели познакомить читателей с этим праздником, который не лишнен интереса сам по себе, может доставить удовольствие, и вместе с тем познакомить, как тунгус почтителен к своим праздникам и как строго они исполняются им.

Любопытный читатель, может быть спросит на да что это за праздник, состоящий в одной почти еде и гульбе?

Вот что мы должны сказать на это: тунгус есть наивный идолопоклонник; по его понятию он может угодить своим бурханам только приношением жертв, истребляя их сам же. Он верит, что мир находится во власти Духов, действующих на человека по своим прихотям, чо Духов этих можно прогневать и потом задобрить жертвоприношениями и разгульем. Если Русский народ с разрешением в некоторые дни вина, елея, мяс и проч. так бывает размашист и не знает ничему меры, то что же сказать о тунгусе, этом истом сыне природы, который живет почти одними животными отправлениями, в ущерб высшим, духовно-нравственным?

Л.

Опубликовано 4 апреля 1870 года.

87

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.