Церкви по р. Иркуту.

Иркутская паства, с причислением к ней в 1731 году церквей и монастырей от Тобольской Епархии, простиралась на Восток до Камчатки, на Север до Ледовитого Океана, на Запад и Юг до границы Китайской Империи. Окинув взором эту огромную Епархию видим, что на востоке на Удском Остроге (Основание якутскими казаками ясачного зимовья в 70 верстах от устья р. Уди, вливающейся в охотское море, относится к 1636 году; когда же образовалась здесь Ясачная изба, поставлена часовня и появилось 10 обывательских домов, тогда зимовье переименовано в Удский острог), на берегу Охотского моря, распоряжением Епископа Иннокентия Перунова возникла в 1735 году разрешенная к построению из часовни и в следующем году готовая к освящению, церковь во имя Святителя Николая, и дан ей священник Иосиф Хмылев. В то же время на взморье Ледовитого Океана запустевшие церкви Зашиверская и Колымская начали оглашаться, хотя изредка, совершением в них божественной Литургии, так как в бытность Епископа Иннокентия в Якутске к ним определен был священник (за недостаток другого) пока к обеим один, Аоексей Сленцов. По Лене, Илиму и вниз по Ангаре истребленные пожарами храмы заменены новыми, а ветхие исправлены; к тому на Северо-западе среди огромного пустыря, пролегавшего от Иркутска до Красноярска, воздвигался новый храм в селении Тулуновском, из которого должно было разноситься благоухание святыни далеко, в оба конца (Ближайшая в то время по тракту к Тулуновской Бирюсинская церковь, Красноярского заказа, во имя Авраимия затворника и Исаакия Далматского начата строиться не ранее 1751 года. На нее чинил сбор по Иркутской Епархии некто разночинец Матвей Онисимов Мыльников) новооткрытого Московского тракта. Все это совершалось в первые годы управления Епископа Перунова. Но тем дело умножения храмов не ограничивалось. Посмотрим западнее.

Казаки, утвердившиеся в 1652 году при устье Иркута, не сидели же прикованными, входя в знакомство с туземцами Бурятами. Конечно, ранее всего они должны были проведать местность по указанию катившейся мимо зимовья их реки Иркута. Поднявшись вверх реки верст на 20, они встретили приглядную на правом берегу долину и основали здесь становье, назвали Вверх-Иркутским, и, надобно думать, не замедлили, по обыкновению, закрепить этот стан за собой возведением в нем моитвенного дома, грозного знамения силы и могущества для туземных Бурят. В последствии времени это новое приобретение казаков, по устроении Иркутского Знаменского женского монастыря, стало его вотчиной. В 1727 году, когда образовалась самостоятельная Иркутская Епархия, в числе переданных в состав е6е церквей от Епархии Тобольской значилась уже Верх Иркутская Введенская церковь; а от этой церкви и само селение ныне более известно под именем Введенщины. Издавна был при этой церкви и священник, Игнатий Захаров, может быть рукоположенный еще Епископом Варлааком Коссовским, или Митрополитом Федором, а может быть и позднее – проживавшим в Вознесенском монастыре Святым Иннокентием Кульчицким, только во всяком случае ранее образования Иркутской Епархии. Нам памятен этот священник тем, что за свенчание Дмитрия Елезова из-за живой жены, по суду Святителя Иннокентия в 1728 году нес эпитемию в Иркутском Вознесенском монастыре, из которого для служения в Введенской церкви был на время послан иеромонах Иона Шергин.

Казаки простерлись далее на запад, встретили там густое население Бурят, и не испугались. В самом центре этого населения, в соседстве с граничащей монгольской, основали на левом берегу того же Иркута острог, получивший название Тункинского от речки Тунки, имея без сомнения в перспективе богатое здешнее звероловство, и к одной из стен острожных примкнули еще три стены, и из этого здания образовали Часовню во имя Святителя Николая, по новому явившийся здесь русским пришельцам, как гласит предание христиан и самих Бурят, иконы сего Святителя, доныне благовейно чтимы даже не крещенными Бурятами и Заграничными Монголами. Часовня держалась около 50 лет. Для служения в ней и исправления мирских треб сперва у казаков, а после и у присоединявшихся мало по малу к Христианской церкви Бурят, приглашался ближайший священник Введенский, хотя близость эта разделяющая Введенщину от Тункинского острога почти на 170 верст, имеет смысл только в Сибири.

Но священник Введенской церкви Игнатий Захаров при Втором Иннокентии подпал новой эпитемии, — за худое воспитание детей, и за поблажку им запрещен в священнослужении. Вот по этому случаю характеризующий Иннокентия указ, данных 30 Июня 1736 года: повелевается тебе священнику Введенской церкви Игнатию Захарову отселе в церковное священослужение не вступать, и не литургисать, и ни вечерен, ни утрен, ни часов не служить, и в ризы не облачаться, тако ж и никаких мирских треб отнюдь не отправлять, до указа его преосвященства, для того, что ты имеющихся своих детей содержишь не в крепком смирении и в научении страха Божия и всякого искусства, как подобает отцом чад своих содержать, но весьма живут в слабом смотрении и своевольстве, от чего уже явно показалось, что сын твой Григорий, а той церкви пономарь явился в двоекратном утерянии из церковного казенного ящика денег, за которую потерю им он уже и платил один раз в казну своими деньгами, а за нынешнее утеряние платить ему не велено, но вместо платежа бит плетми перед приказом, и от пономарской службы отказан, и знатно, что-то оной учинил от соего своеволия и бесстрашия от тебе».

С запрещением священнику Захарову совершения христианских треб, в Тункинском остроге больные стали умирать без напутствия и младенцы без крещения. Обычай требовал, чтобы сами прихожане представили архиерею кандидата на священство: Но Тункинские жители, состоящие из малой горсти казаков и еще из меньшего числа новокрещенных бурят и подумать не могли о выборе священника из среды себя, потому, не в пример других, предоставляли самому архипастырю дать им священника и в то же время просили, вместо крайне обветшавшей часовни, благословить построение у них церкви во имя Святителя Христова Николая. 3 ноября 1736 года, просимое благословение дано, и определен в Тунку для исправления треб на время соборный Иркутский священник Иосиф Васильев. Дело построения шло скоро; ровно через год церковь вчерне была готова. Но, увы, простота! Рабочие достраивая церковное крыльцо, разложили близ его огонь, и заснули. Церковное здание обнялось пламенем и сгорело дотла. Неосторожные плотники приняли на себя, во что бы им не стало, выстроить своим конитом новую церковь. Опять пошло представление к Преосвященному, и 18 Декабря 1737, дана новая на имя церковного Тункинского старосты Леонтия Попокова грамота на возведение нового храма на место погоревшего. Пока строители справлялись с силами вывести новое церковное здание собственным иждивением, и пока уготовлялась все потребное для храма, в этом прошло ровно десять лет. Не ранее 1747 года староста Леонтий Безпалов просил Консисторию (Преосвященный в это время уже навсегда оставил Иркутск) об освящении новопостроенной Тункинской Николаевской церкви, и получил на то указ 21 Марта, которым предписано было освятить священнику Вверх Иркутской церкви Владимиру Иванову с соборным диаконом Ивановым. Между тем, временный священник Иосиф Василий, по случаю смерти в Китое священника Григория Иванова Громова, был командирован на Пасху 1740 года к Китойской церкви, а в Тунку определен священник Федор Петров Паликов. Но этот Паликов был через пять лет отозван в Иркутск к ответам, а в Тунке с 1746 года его заменил священник Захар Игнатьев, сын известного нам Введенского священника, Игнатия, запрещенного в священослужении. Этот Захар прослужил здесь около трех годов 6 Марта 1749 года был перемещен в Усольский погост к Спасской церкви и заведывание Тункинской церковью и приходом опять предоставлено Введенскому священнику Владимиру Иванову; это сын несчастного Илимского протопопа Ивана Петрова.

В последствии времени по дороге от Иркутска к Тунке кроме двух церквей Введенской и Тункинской Николаевской числилась еще в 1747 году в деревне Ольхе часовня во имя Святителя Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова. Сими тремя святилищами, все они были деревянными, и довольствовался обширный край шестьдесят с лишком лет. Но при Епископе Михаиле 11 во вновь основанной не вдалеке от острога, Тункинской крепости усердием прихожан возведен другой храм без упразднения первого острожного деревянного каменный во имя Покрова пресвятой Богородицы с приделом Николаю Чудотворцу, и придел освящен в 1820 году. Еще прошло 30 лет, и при Архиепископе Ниле Тункинский край благоукрасился вновь тремя Храмами. В Култукском (селение Култук так названо потому, что здесь оконечность западного края Байкала. А все подобные оконечности озер в Сибири называются Култуками) селении от Иркутска в 96 верстах, за Введенщиной, усердием и иждивением Иркутского Купца Стефана Стефановича Попова построена церковь деревянная, всем от здателя, и даже домом для притча, снабженная, и освящена Преосвященным Нилом 16 Августа 1852 года во имя Святителя Николая. Далее по дороге к Тунке, в 64 верстах от Култука, в том же году и месяце им же Преосвященным освящена деревянная церковь, не вдалеке от степной Думы и местопребывания Главного Тункинского Тайши, в селении Гужирском также во имя святителя Николая. Эту церковь среди бурятского населения поревновал устроить своим усердием священник (ныне Протоирей) Николай Нилов Доржеев, сам бывший до принятия крещения бурятским Ламой, взысканный потом архиепископом Нилом, и принятый Им от купели. Но что всего замечательнее! В глубине одного их ущелий Саянского хребта, примыкающий к самой границе Монголии, уже в 67 верстах за Тункой, Пресвященный Нил устроил пустынь во имя Преподобного Нила Столобенского, которая по живописно-дикой местности своей и по изобретательности здателя заслуживает, чтобы побывать в ней и желающему в тишине, в удалении от мирских забот, помолиться, и недужному, чтобы с пользой погрузиться в многоцелебном ся силоаме, и наблюдателю разнообразных красот природы, дабы подивиться проявлению их здесь в грозном величии.

Преосвященный Нил обосновал еще церковь между пустыней и Тункой в 27 верстах от первой и в 40 от последней в селении Шимковском. Но за переведением на Ярославскую Кафедру, довершить начинания не успел. Шимковская церковь во имя Архистратига Михаила освящена 14 Июня 1863 года нынешним Иркутским Ирхиепископом Пароением. И сему же Архипастырю вышел жребий на место Гужирской деревянной Николаевской церкви, сгоревшей до основания в 1859 году, освятить новую, двухэтажную, каменную о четырех приделах: в вверху во имя Всемилостивого Спаса, Покрова Пресвятой Богородицы и Иоанна Крестителя, и в нижнем этаже во имя Пресвятой Троицы. Это замечательное на Тункинской долине, на левом берегу Иркута, здание возведено опять усердием того же О. Протоирея Николая Доржеева, при не перестающем и из далека влияния Архиепископа Нила. Главные Престолы во имя Нерукотворенного образа и пресвятой Троицы освящены Преосвященнейшим Пароением 17 и 18 числа Сентября сего 1867 года, а в последующие числа местным Протоиреем Константином Стуковым освящены остальные.

Таким образом, от Иркутска до Монгольской на запад границы, по тункинскому тракту на расстоянии 254 верст, в настоящее время, с причислением подгородной за Ангарой церкви Гласковской каменной, всех восемь храмов, из коих 3 каменных (когда готовилась статья сия к печати, получено известие, что каменный в Тунке храм Покровский с приделом обгорел 29 мая сего 1867 года от удара молнии. Там осталась пока для служения одна малая деревянная острожная церковь казачья, существующая около 130 лет.) и 5 деревянных.

Опубликовано 15 июля 1867 года.

89

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.