Краткий очерк сухопутных сообщений Иркутской губернии.

(IV-я глава из военно-статистического сборника Полковн. В.О. Лавинского)

Иркутская губерния принадлежит к странам гористым, лесистым и мало населенным, следовательно естественно предполагать, что сухопутные сообщения ее находится в весьма неудовлетворительном состоянии. И действительно, за исключением немногих дорог, все остальные сухопутные сообщения в губернии представляют узкие и извилистые пути, проложенные по гористой, лесистой и мало населенной местности, а иногда совершенно не обитаемой.

Средоточием путей Иркутской губернии служит г. Иркутск, откуда в разные стороны расходятся главные дороги этого края. Так, один главный путь – Московский тракт, идет из г. Иркутска в северо-западном направлении, в Енисейскую губернию; другой – Ангарский, тянется от этого города на север вниз по р. Ангаре; третий – Ленский (Якутский) идет от Иркутска на северо-восток к берегам р. Лены, достигнув которую у Качугской пристани, направляется далее вниз по этой реке, через Верхоленский и Киренский округа, в Якутскую область; четвертый – Байкальский, составляя как бы продолжение первых двух названных путей, идет от Иркутска на юго-восток по правому берегу р. Ангары к озеру Байкалу, подходя к нему в том месте, где из озера берет начало названная река; наконец пятый путь – южный, направляется из Иркутска на юго-запад, к крайнему юго-западному пункту оз. Байкал (Култуку), достигнув которого разделяется на два: один из них, кругобайкальский, обогнув юго-западный угол Байкала, тянет по южному берегу его и входит затем в Забайкальскую область, а другой – Тункинский, идет на запад по долине р. Иркута, составляя главный путь Иркутской губернии в пограничном пространстве с Монголией.

Исчисленные пять дорог составляют главные пути Иркутской губернии, как в административном, так равно и в торговом отношении; всем же остальным дорогам этой страны принадлежит, за некоторым исключением, второстепенное значение; они служат главным образом, для перехода с одного главного пути на другой. Так, для перехода с Московского на Ангарский тракт служат две дороги: одна из них идет от села Тулуновского (лежащего на Московском тракте) вниз по р. Ие, сопровождая эту реку до самого устья, и далее тянется по левому берегу р. Оки, до впадения ее в Ангару, где, у Братского острога, выходит Ангарский тракт. Вторая дорога, служащая для перехода с Московского на Ангарский тракт, выделяется у села Заларинского, лежащего на Московском тракте, и идет через Балаганскую Степную Думу в г. Балаганск.

Для перехода с Московского тракта на южный служит дорога, отделяющаяся от первого из них в селении Заларинском и идущая на юг, сперва через Аларскую степь, а далее по лесистой и ненаселенной местности к дер. Тибельти, где выходит на южный тракт.

Для перехода с Ангарского тракта на Ленский служат пять дорог: первая из них идет от дер. Малышевой (лежащей на правом берегу Ангары против г. Балаганска) вверх по р. Харюзовой (правый приток р. Ангары), а вторая направляется от села Усть-Удинского вверх по р. Уде (правый приток Ангары); обе эти дороги сливаются в с. Новоудинском, откуда на Ленский тракт идет далее путь, выходящий к р. Лене у Усть-Илгинского селения.

Исходной точкой трех остальных путей с р. Лены на р. Ангару есть г. Илимск. Начиная от него одна дорога одет вверх по р. Илиму, почти до верховья его, а далее, через невысокий водораздел, ведет к Ангаре, которую достигает у дер. Подволочной; другая дорога идет вверх по р. Иреку (притоку Илима), почти до его истока; затем переходит на речку Намырь (приток Ангары), по которой достигает р. Ангары, у дер. Намырь. Наконец последняя дорога идет вниз по долине Илима до дер. Симахиной, а потом поворачивает на север и идет параллельно р. Верхней Тунгуски, которую достигает у сел. Карапчанского.

По слиянии последних трех дорог в гор. Илимске, далее на Ленский тракт только один путь, выходящий на Лену в Усть-Кутском солеваренном заводе.

Перечисленные дороги составляют почти все пути Иркутской губернии, имеющие какое-либо значение в административном и торговом отношениях; остальные затем весьма малочисленные дороги этой страны, составляют короткие ветви, некоторых из вышеперечисленных путей, ведущие к населенным пунктам, находящемся в недальнем расстоянии от главных дорог. Как исключение из этого, можно указать на дорогу, идущую от г. Киренска вверх по р. Киренге и имеющую слишком 200 вер. протяжения.

Из вышесказанного видно, что сухопутные сообщения Иркутской губернии не представляют сети, покрывающей все пространство страны; главные пять путей, расходясь из общего узла, Иркутска, тянутся за пределы губернии, но поперечные к ним дороги далеко не доходят до границ ее; крайние пункты этих последних дорог составляют на западе село Тулуновское, на востоке – Усть-Кутский солеваренный завод и на юге – дерев. Тибельти. В пространстве, заключенном названными пунктами, пути сообщения Иркутской губернии представляют сеть и то весьма редкую; остальная же обширная часть ее пересекается только главными путями, от которых лишь кое-где идут длинные ветви, имеющие характер лесных троп.

Все дороги Иркутской губернии в административном отношении разделяются на почтовые и проселочные, и по удобству к передвижению – тележные и вьючные. С нашей точки зрения последнее разделение дорог приобретает весьма важное значение, потому что оно указывает на степень удобопроходимости дорог; поэтому, при обзоре сухопутных дорог сообщений Иркутской губернии, мы обратим внимание на это разделение дорог, тем более, что в числе их есть такие, которые в одних частях своих принадлежат к тележным, а в других – к вьючным путям.

Почтовых трактов в Иркутской губернии четыре: все они сходятся к Иркутску, как главному административному пункту губернии; тракты эти следующие: Московский, Якутский, Байкальский и Южный, с кругобайкальской ветвью. И так, из пяти вышеперечисленных главных дорог Иркутской губернии, все за исключением Ангарской и Тункинской ветви южного тракта, принадлежат к почтовым дорогам. Московский, Байкальский и Южный почтовые тракты состоят из тележной дороги; Якутский же тракт только от г. Иркутска до Жигаловской пристани допускает езду в телегах, а далее сообщение по нем возможно не иначе как верхом, за исключением зимнего времени, когда езда производится по люду р. Лены.

Из остальных путей к тележным дорогам принадлежат: 1, часть Ангарского тракта от г. Иркутска до села Усть-Удинского; 2, дорога от этого последнего села до слободы Новоудинской; 3, Балаганско-Заларинская дорога; дорога ведущая от с. Заларинского через д. Холмогой, в Аларску степную думу и оттуда, через сел. Бельское, в сел Мальтинское, лежащее на Московском тракте при р. Белой; 5, дорога из села Оек, лежащего на Якутском тракте, через дер. Тальоны в село Осинское, а оттуда вниз по р. Осе до устья ее, где и выходит на Анграский тракт; 6, дорога от сел. Осинского в дер. Олонки, лежащую на Ангарском тракте. Все остальные затем пути Иркутской губернии, за исключением, нескольких небольших ветвей Московского и Ленского трактов, принадлежат к вьючным дорогам: они узки, извилисты и пролегают почти исключительно лесом.

Известно, что оседлое население Иркутской губернии сгруппировалось, главным образом, по рр. Ангаре, Лене и московскому тракту; это наводит на предположение, что придорожная населенность по Ангарскому, Ленскому, Московскому и Байкальскому трактам должны быть довольно значительной; и действительно, проезжающему по этим трактам и незнакомому со степенью населенности Иркутской губернии может показаться, что он находится в стране довольно населенной: большие села, встречающиеся по московскому тракту почти через каждые двадцать пять верст, частые деревни и значительные селения по Ленскому, Байкальскому и в особенности Ангарскому трактам дают основание к подобному предположению.

Следует, однако, присовокупить, что за исключением населенных пунктов, лежащих по этим трактам, в стороне от них нет близких селений, так что нельзя указать почти ни одного придорожного населенного пункта, в трехверстном районе которого находились бы хотя маленькие деревни (за исключением разве нескольких, где встречаются заимки, состоящие из одного двора). Из остальных дорог Иркутской губернии, можно указать только на две, довольно населенные; это именно южный тракт с Тункинской ветвью и дорога, ведущая от села Тулуновского в Братский острог. Населенность по этим дорогам хотя и значительно слабее, чем по выше названным четырем трактам, но, однако, и здесь найдутся населенные пункты с достаточным числом двором. Населенность остальных затем дорог Иркутской губер. Весьма не значительная: одни из этих путей совсем лишены населенности; другие населены не по всему протяжению, так что, местами, на протяжении 100 верст не встречается по ним ни одного населенного пункта; третьи, наконец, хотя и населены по всему своему протяжению, но населенные пункты состоят большей частью из деревень, заключающих в себе только несколько дворов.

Климатические свойства Иркутской губернии нельзя не признать довольно благоприятными по отношению к состояниям дорог этой страны. Сухая весна и осень, какими, по большей части, отличаются эти времена года в Иркутской губернии, обуславливают не продолжительность весенних и осенних распутиц; полседнии, в особенности, бывают кратковременны. В конце осени почти всегда случаются морозы без оттепелей, и это обстоятельство устраняет появление той осенней распутицы, какая известна во многих местах Европейской России, где дождливая осень в начале и частные оттепели в последний период осеннего времени, делают дороги, за частую, трудно проходимыми на продолжительное время. В Иркутской губернии снега, падающие поздней осенью, ложась на замершую почву и не растраивая, вследствие оттепелей, не причиняют порчи дорог. Затем, достаточно один раз появиться обильному и мокрому снегу – зимний путь устанавливается и уже не пропадает до конца зимы.

Зимы в Иркутской губернии бывают вообще не до излишества обильны снегами: выпадая в достаточном количестве для поддержания зимнего пути, снега не заваливают дорог сугробами. Зимний путь устанавливается в Иркутской губернии, большей частью, в середине ноября и оканчивается в середине, и иногда в конце марта. Затем, после двух и редко трехнедельной весенней распутицы, устанавливается колесный путь. Такая непродолжительная весенняя распутица в Иркутской губернии объясняется, главным образом, не излишней снежностью зимы, а также и почвой большей части дорог, легко пропускающей влажность.

В течении периода колесного пути состояние дорог Иркутской губернии, конечно, находится в зависимости от погоды и свойства грунта; и так как страну эту нельзя назвать обильной дождями, то погода, не влияет особенно неблагоприятно на состояние дорог. Что же касается свойства грунта, то и в этом отношении большая часть дорог находится под довольно благоприятными условиями. За исключением узкой черноземной полосы, по которой пролегает часть Московского тракта и некоторые из ветвей его, а также часть (ближайшая к селению Тулуновскому) Тулуновско-Братской дороги, все остальные пути проходят по местности, почва которых, по большей части, имеет либо твердо-песчаное, либо глинисто-песчаное, либо, наконец, песчано-каменистое свойство; так что дороги эти отличаются грунтом, не подверженным сильному загрязнению и скоро высыхающим после дождей. Исключение их этого составляет только те части дорог, где они проходят через овраги, а также – по низким и топким пространствам в долинах рек. В подобных местах дороги разгрязняются до того, что перевозка тяжестей может встретить некоторые затруднения. Московский тракт, не взирая на то, что часть его пролегает по черноземной полосе, следовательно по грунту дурно пропускающему влажность, разгрязняется сильно только в тех местах, где не представляется возможности насыпать его щебнем, по неимению такого в близком расстоянии от дороги; такие места встречаются, главным образом, в западной части Нижнеудинского округа, в пространстве между рр. Удой и Бирюсой. По недостатку щебня, дороги насыпаются здесь песком, но эта насыпка, во многих местах (в особенности в низких), приносит очень мало пользы: насыпанный песок смешивается с грунтом при первом большом дожде, и нисколько не устраняет разгрязнение дороги. На остальном пространстве (от р. Уды до Иркутска) Московский тракт везде насыпается щебнем, да и сам грунт дороги на этом пространстве, во многих местах, переходит из чернозема в супесь; есть даже участки дорог, где грунт земли имеет песчаное свойство; вследствие этих двух причин участок названного тракта, от Нижнеудинска до Иркутска, разгрязняется заметно только в низких и топких местах; в последних хотя и устроены гати, но они не в состоянии вполне устранить порчи дорог от дождей. Следует заметить, что как бы не разгрязнялись дороги Иркутской губернии, однако, таких дорог, которые бы, при дождливой, вовсе не допускали передвижение тяжестей, в стране этой не существует; так что, в общем смысле, степень разгрязняемости дорог Иркутской губернии не может быть большим препятствием для передвижения. Другое дело затопление дорог водой при разливах рек – это обстоятельство, действительно, может остановить движение, в особенности по тем участкам дорог, которые пролегают в долинах рек: Ангары, Лены, Оки, Уды и Иркута. Другое препятствие, могущее остановить движение, это реки во время рекостава и вскрытия. Мосты по дорогам устроены только через небольшие речки и ручьи; переправы же через значительные реки, каковы Лена, Ангара, Зима, Ока, Ия, Бирюса, а также некоторые из притоков названных рек, производится либо на самолетах, либо на карбазах, либо на паромах; переправы эти снимаются осенью, лишь только появится на реке шуга, а устанавливаются весной, при окончательном очищении рек от льда; так что осенью, от появления шуги до рекостава (Что бывает обыкновенно в начале ноября для всех рек Иркутской губернии, за исключением Ангары, на которой шуга появляется в конце декабря – в верхнем и в начале этого месяца – в нижнем течении.) и весной от прекращения езды по льду до прохода этого последнего (Это обыкновенно случается в начале апреля для всех рек Иркутской губернии), в движении по дорогам встречается большая остановка.

В орографическом очерке мы имели случай заметить, что горы Иркутской губернии только на южной окраине ее (главные хребты Саянских и Байкальских гор) достигают значительной высоты, отличаясь крутыми скатами и наполняя собой сплошные пространства; во всех же остальных частях губернии хотя и пересекается возвышенностями, но эти последние не наполняют ее сплошными массами, так что при продолжении дорог имелась возможность обходить самые высокие хребты гор. После этого становится понятным, что только те из дорог Иркутской губернии, которые пролегают в пространствах ближайших к главным хребтам Саянских и Байкальских гор, носят на себе горный характер; к таким дорогам следует отнести южный тракт, от дер. Моты до Култука, и обе его ветви Кругобайкальскую и Тункинскую; последняя, впрочем, не везде имеет характер горной дороги; а именно, где идет по долине р. Иркута и р. Култушной, там она совершенно ровная. Остальные дороги Иркутской губернии, хотя и пролегают, большей частью, по возвышенным пространствам, но горы, пересекаемые этими путями, нигде не представляют больших препятствий для движения.

Самые удобные дороги, в этом отношении, бесспорно суть: Московский и Байкальский тракты и часть Ленского тракта, от г. Иркутска до Верхоленска. Первая из этих дорог, от г. Иркутска до станицы Головинской (лежащей меду Кутуликской и Заларинской почтовыми станциями), а также от станции Зиминской и почти до ст. Тулинской, пролегая ровными пространствами, только местами идут по отлогим скатам невысоких гор, пересекающих эти равнины.

На остальном пространстве до границы Иркутской губернии, Московский тракт, хотя и пролегает по местности гористой, но горы, пересекаемые дорогой, почти нигде не достигают значительной высоты; так что, за исключением немногих крутых горных скатов, по которым проходит дорога, на всем остальном их протяжении орографический характер местности не представляет никаких препятствий для передвижения самых тяжелых транспортов. Подобно этому можно сказать о всем Байкальском тракте, о Ленском тракте от г. Иркутска до Верхоленска, о части Ангарского тракта (от Иркутска до сел. Усть-Идинского), а также о Тулуно-Братской дороге (за исключением одного участка этого последнего, от дер. Долоновской до Братского острога).

Второй, из только что перечисленных путей, на пространстве от г. Иркутска до сел. Манзурского, по характеру своему уподобляется тем частям Московского тракта, где он пролегает по равнинным пространствам, остальные, напротив, в общем, имеют сходство с гористыми частями этого последнего.

Остальные части Ангарского и Ленского трактов, а равно и пути ведущие с первого из них на второй, хотя и принадлежат (за исключением только участка от Усть-Удинского селения до Новоудинской слободы) к вьючным путям, но причина тому не орографические свойства местности.

Характер местности без затруднения допускает устройство тележных путей по всему протяжению названных дорог, но как проведение и ремонтировка таких путей потребовали бы значительных издержек, не выкупаемых пользой, какую можно было бы ожидать от тележных дорог, по этой причине пути эти еще на долго, вероятно останутся вьючными, и в самом деле, пока промышленность страны не разовьется прочно; пока население не увеличится значительно, едва ли стоит затрачивать громадные капиталы на устройство новых тележных дорог в Иркутской губернии. Существующие ныне тележные дороги вполне удовлетворяют, пока, потребностям страны, нужно только привести их в лучшее состояние. Главные торговые пути – Московский и Байкальский тракты и часть Ленского, от Иркутска до пристани Жигаловской, принадлежат к тележным путям; сухопутное же сообщение по Ленскому тракту, от пр. Жигаловской, вниз по Лене, никакого торгового значения не имеет, да и едва ли в близком будущем приобретет, потому что все предметы, отправляемые в Иркутской губернии в Якутскую область и обратно везутся в период навигации по р. Лене. На подобном же основании и Ангарский тракт не имеет и нельзя предвидеть, чтобы в близком будущем имел значение в торговом отношении, потому все торговые транспорты будут перевозиться рекой в период навигации по р. Ангаре. Мы говорим будут перевозиться, потому что в настоящее время, за исключением незначительного числа барок с так называемыми красными товарами, часть сахаром и рыбой, сплавляемых из Иркутска, по Ангаре нет никакого торгового движения. Из остальных путей в торговом отношении имеют значение только дороги, ведущие с Ангарского на Ленский тракт: по ним транспортируется хлеб на Ленские пристани, сплавляемые оттуда по Лене; дороги эти летом не допускают движения в экипажах, потому что не очищены от пней (не выкорчены) и не имеют мостов; зимой же, когда снег покроет пни, дороги эти весьма удобны для движения обозов; этим то временем и пользуются для перевозки хлеба с Ангары на Ленские пристани; с прекращением зимнего пути, движение по этим дорогам нет никакого, да и не было бы, если б они были тележными, потому что хлеб не переставали бы перевозить зимним путем, так как этот период года самый удобный для перевозки, вследствие избытка свободного времени у крестьян, занимающихся этой операцией. Что же касается остальных путей Иркутской губернии, то они имеют, так сказать, местное значение: торговое движение по ним заключается в перевозке хлеба и других продуктов сельского хозяйства на ближайшие базары и винокуренные заводы, а в приленском крае еще и на ближайшие хлебные пристани.

Все дороги Иркутской губернии принадлежат к грунтовым; главные из них, каковы почтовые и Ангарский тракты, там, где они тележные, хотя и насыпаются, но эта насыпка далеко не совершенна, и вот почему, не смотря на насыпку, состояние дорог вполне зависит от погоды и свойства грунта их. Это рельефнее всего заметно было выше, в западной части Нижнеудинского округа, вследствие неблагоприятного грунта, дорога портится после каждого сильного дождя. Без преувеличения можно сказать, что насыпка и исправление путей Иркутской губернии приносит весьма мало пользы, потому, что и то, и другое, ведется весьма неудовлетворительно. Справедливость заставляет, однако, присовокупить, что неудовлетворительное исправление дорог Иркутской губернии не вытекает из небрежения этого дела администрацией обществ. При обширности пространства и крайне малой населенности Иркутской губернии, поддержание дорог, даже в настоящем их виде, становится для народа бременем, о котором не имеет понятия земство Европейской России, где население каждой волости исправляет участки дорог, пролегающих по той же местности, на которой оно (население волости) обитает. В Иркутской губернии, подобно тому как и во всей Восточной Сибири, для исправления дорог общества должны посылать рабочих за несколько сот верст, при том, сравнительно с населением, число рабочих, выставляемых в Иркутской губернии, гораздо более, чем в Европейской России (Что объясняется значительным протяжением дорог и весьма малой населенностью страны). Отправление большого числа рабочих на продолжительное время, часто в рабочую пору, отражается весьма не благоприятно на состоянии хозяйства большинства жителей Иркутской губернии, и в виду этого то обстоятельства следует приискать другие средства для более удовлетворительного исправления дорог описываемой страны.

Зимние дороги.

Само собой разумеется, что в такой стране какова Иркутская губерния, где сухопутные сообщения находятся в весьма дурном состоянии, зимние дороги приобретают важное значение, и, в зимнее время, устраняют отчасти неудобства, вытекающие из дурного устройства дорог. В начале настоящего очерка было упомянуто, что большая часть дорог Иркутской губернии принадлежит к разряду вьючных путей; из описания направления дорог видно было также, что многие из них идут по берегам рек; понятно, что, в зимнее время, сообщение по таким дорогам прекращается, а в замен того пролагаются дороги по рекам. Не только вьючные, но даже тележные пути, идущие по приречным пространствам, зимой закрываются и в замен из езда производится по рекам. Так напр. Ангарский и Ленский тракты, — первый от Иркутска, второй от Качуга, в зимнее время, переносятся на Ангару и Лену. Большая часть Брастко-Тулуновской дороги переходит также на рр. Оку и Ию, и только для сокращения пути делаются объезды тех частей течения названных рек, где они образуют большие изгибы.

Подобно этому устраиваются зимние пути: по р. Оке, вниз от ст. Зиминской до Усть-Окинской деревни; по р. Уде, вверх и вниз от Нижнеудинска, и по р. Бирюсе, вверх и вниз от сел. Бирюсинского – до крайних населенных пунктов, расположенных на этих реках. Все эти пути облегчающие сообщение жителей, не могут не иметь большого значения, в особенности пути по рр. Ангаре и Лене; но значение их весьма не важно по сравнению с зимним путем, ведущим из Иркутской губернии в Забайкальскую область – мы говорим и зимнем пути через Байкальское озеро. Путь этот имеет громадную важность не только для прилегающих к Байкалу местностей, но и для обеих частей Восточной Сибири, разделенных Байкальским озером (Забайкальской области и Иркутской губернии).

Зимний путь через Байкал устанавливается большей частью в половине января. Открытие этого пути ждут всегда с нетерпением, в особенности жители г. Иркутска. И в самом деле, есть достаточная причина этому нетерпению; остановившееся перед тем на несколько месяцев удобное сообщение Иркутска с Забайкалом, с открытием зимнего пути через Байкал, восстанавливается деятельно; обозы из Кяхты и туда тянутся через Байкал длинными вереницами; из Забайкала везут в Иркутск множество битого скота, масла, а иногда и хлеб; с открытием этого пути цены на жизненные предметы в Иркутске понижаются. Зимняя дорога через Байкал идет от ст. Лиственичной до ст. Голоустной по берегу Байкала, а оттуда направляется поперек озера к селу Посольскому, находящемуся в 55 верстах от Голоустной. Путь этот чрезвычайно удобен, сокращая расстояние между Иркутском и Посольском, по весьма гористой кругобайкальской дороге. Говоря об этом зимнем пути, необходимо упомянуть, что лед Байкала очень часто дает трещины, которые появляются внезапно и бывают иногда довольно широкие; конечно, такие трещины могут быть причиной больших несчастий для проезжающих, если ехать неосмотрительно. Мы упомянули об этом, потому что имели случай убедиться в неосмотрительности возчиков и ямщиков, которые, надеясь на «авось», зачастую рискуют собой и пассажирами, проезжая через трещины без всяких предосторожностей.

В апреле озеро подле берегов расстаивает на значительное пространство, поэтому езда от ст. Лиственичной до ст. Голоустной становится не возможной. Тогда спускаются на озеро у ст. Лиственичной и едут 105 верст по льду до другого берега, запасшись досками для настилки через трещины.

В заключение описанного зимнего пути через Байкал, не лишним будет упомянуть, что на нем часто поднимается пурга (зимняя буря), могущая задержать движение не только людей, но и обозов. Пурга эта застилает часто дорогу так, что не бывает видно ее следа. Кроме зимних путей, пролагаемых по рекам и озеру, в Иркутской губернии есть еще зимние пути с Ангары на Лену, пролегающие по тайгам; летом от этих путей остаются только тропинки, да пни, покрытые зимой снегом. Летом езды по этим тропинкам не бывает, зато зимой они имеют весьма важное значение, так как по ним производится перевозка хлеба с Ангары на ленские пристани, о чем мы говорили уже выше.

Опубликовано в августе 1871 года.

2695

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.