Озеро Инголь.

Исследование нашего профессора химии С.И. Залеского об озере Инголе с медицинской, топографической и химической стороны уже одним своим появлением полагает начало тому практическому значению для Сибири, которое должен иметь Томский университет.

Исследование г. Залеского является первым новым ростком от того оазиса который представляет из себя Томский университет, брошенный в край антинаучной атмосферы, как в пустыню. Задача этого оазиса обратить окружающую его пустыню в цветущую страну! При величии задачи, взятый на себя профессионалами и студентами Томского университета, каждый честный сибиряк, полюбивший эту страну, должен с благодарностью встречать труд этих первых сеятелей науки в Сибири, помня, что всякое начало трудно.

С.И. Залеский в прошлом году отправился на берега тайгового озерка Инголя, лежащего в 350 верстах от Томска на восток, за знаменитым центром местных золотопромышленников, Тисульским селом, в 60 верстах. Вблизи Инголя только два жилых места: небольшая деревня Ивановка в 6 в. от озера и Талкинский улус нищих инородцев на южном его берегу. Местность кругом лесистая, горная и не проездная. Так как Инголь славится давно целебностью, то не смотря на все препятствия и неудобства пребывания на его берегах к нему съезжается около десятка больных в год, которые и помещаются в утлых постройках двух предпринимателей, Чевелдеева и Васильева, устроивших нечто в роде человеческих жилищ, от которых г. Залеский пришел, вероятно, в ужас. Окружность озера имеет около 11870 шагов, что, по мнению профессора, составляет около 11 верст. Берега Инголя оказались везде довольно доступными за исключением значительного протяжения на северной и северо-западной его стороне. Продольный диаметр Инголя доходит до 3,5 верст, а поперечный от 1,5 до 1,75 в. В продолжении 13 дней своего пребывания на озере профессор успел сделать множество физических и химических опытов, метеорологический наблюдений, собрать всякие сведения и исторические о местном нселении, и о пользовании больных илом и водой озера. Достаточно привести несколько выдержек из исследования г. Залеского, чтобы увидеть, как богат научными данными его труд и сколько новых задач он дает нашему университету и будущим ученым. Труд г. Залеского дает сведения о составе ингольской воды. Температура ее в июле месяце не превышает 22° С на поверхности, на глубине же упускается до 4°. Это одно обстоятельство уже делает озеро Инголь неоценимым в лечебном отношении, ибо дает возможность доставать эту воду потребной температуры естественным, а не искусственным путем. Удельный вес ингольской воды равен 1,0001211, т.е. превышает дистиллированную, чистейшую воду только на 0,0001211, иначе ингольская вода может считаться чистейшей из вод естественных, хотя и содержит другие вещества, но в очень стойком соединении с ней. Отделимыми оказались только углеизвестковая соль в количестве 40 % всего сухого состава, какой можно химическим способом вытянуть из этой воды. Отделяемого железа она дает в 38-640 раз меньше, чем те воды, которые носят название железных. Тоже можно сказать и о ручьях, текущих в Инголь. Угольной кислоты в ней хотя и больше, чем в обыкновенной пресной воде, но все-таки недостаточно для того, чтобы назвать ее углекислой. Очень важно, что магнезии в ингольской воде мало, она может произвести развитие зоба и кретинизма, как другие из минеральных вод, богатые магниевыми солями. Таким образом ингольская вода причисляется г. Залеским к химически-индифферентным водам, т.е. безвредным для внутреннего употребления и совершенно полезным для купания. Очень важно, что ингольская вода способна содержать, кроме выпариваемого железа, еще некоторую часть его до того стойко связанного с органическими веществами, попадающими в эту воду, что только прокаливанием этих веществ связанное с ними железо может быть отделено. Это обстоятельство делает ингольскую воду лекарственной во всех тех болезнях, где дается железо, ибо она может провести железо в такой расслабленный и лишенный железа организм которому и железистые лекарства не помогают. Дело в том, что железо, вводимое лекарствами в организм, служит не для возмещения его, а только для расхода на болезненный процесс, гнездящийся в организме; ингольская же вода по химической стойкой связи с ней железа может и возмещать в организме больного недостаток железа, составляющего неотъемлемую принадлежность крови, а следовательно и разных тканей человеческого тела. Лекарственным железом, разлагаемым в организме, не заменить того, чего уже нет, а только можно защитить остатки существующего еще в больном железа от болезненного расхода; ингольским же неотложенным химически от воды железом можно заменить недостаток железа в крови и тканях больного тела. На Инголе, следовательно может, а потому и должно, кК говорят немцы, существовать водолечебное заведение. Вода ингольская крайне прозрачна, богата растительностью и рыбой, находится в стойко химическом соединении с железом, а следовательно, не только безусловна здорова, но и целебна.

Химическое исследование ингольского ила показало, что грязь эта по составу своему резко отличается от всех целебных грязей. Преобладает в ней углекислый кальций (известь) в количестве 85% всех других соединений. Всех других углекислых соединений и в особенности магния приходится 3,5 %, органических веществ 3 %, железа не более 2,5 %. Остатков раковин, растений и животных (водных) в Инголе больше, чем в других целебных водах. Ингольская грязь на первый взгляд представляет порошкообразный мел, содержащий до 15 % равномерно распределенных других веществ.

Точно определить огнепостоянных веществ в ингольской грязи не удалось. Грязь в озере лежит на каменистом дне до двух аршин, состав ее одинаков во всех глубинах озера до глубины в 17 сажень, исследованной профессором, но есть в озере глубина и побольше. Удобных для купания у берегов площадей хватит в иных местах на квадратную версту сплошь.

Для пользования грязями нет надобности, чтобы они содержали много того или другого минерала или газа, достаточно если грязь однородна, масляниста и равномерно проводит тепло, а также достаточно тяжела. Ингольская грязь мягко, равномерно тяжело и плотно пристает в телу, не раздражает ран и не производит их, вызывает требуемую сыпь, которая и служит для больных признаком целебности грязи, равномерно нагревает тело и легко смывается. Больные, самые тяжкие, лежат на берегу, на солнцепеке, по целым часам и по нескольку раз в день, и кроме облегчения страданий и исцеления ничего не чувствуют. От комаров больные спасаются пока сибирскими средствами. Раковины, содержащиеся в ингольском иле до такой степени хрупки, мягки и мелки, что трение ими производит только полезное раздражение тела. В ваннах ингольская грязь распределяется равномерно как в горячей, так и в холодной воде. Высушенная ингольская грязь может употребляться, как песочная ванна. И по тому случаю, что ингольская грязь, не смотря на простоту и ничтожность своего состава, все-таки должна производить целебное действие, г. Залесский решает вопрос в пользу именно таких грязей. Ибо они все-таки должны производить влияние на живой организм, если в природе и мертвые ткани способны к всасыванию и высасыванию, т.е. к перемещению веществ, если их поместить между двумя разнородными жидкостями. Таким образом г. Залеский является защитником деятельности и влияния минимальных явлений и сил природы, как, например, стойко химических соединений, или физических и термических прикосновений без всяких ярко выраженных химических и механических воздействий на органические ткани и физиологические процессы больного.

В главе: «Инголь как климатические и санитарные станции», г. Залеский отдает этому озеру первенство даже перед Алтаем и рисует целый план, как устроить на Инголе климатическую и санитарную станцию.

Профессор Залеский рекомендует лечиться на Инголе вообще от общего расстройства питания, следовательно от всякого рода малокровия и худосочия. Во всех случаях, требующих крайней осторожности в применении железных источников и вообще лечения, направленного на поддержание сил больного, равно как на поднятие всасывания усваивания пищевых веществ средствами более гигиеническими, лечение на Инголе прямо показано и может оказать немалые услуги. Инголь особенно пригоден при тяжелом выздоровлении, маразм и истощении сил. Отлично действуют ингольские теплые ванны против нервной раздражительности. Специфические кальциевые грязевые ванны на Инголе принесут несомненную пользу против английской болезни или рахитизма. Теплые и густые грязевые ванны из ингольского ила рекомендуются г. Залеским для ревматических и подагрических больных. Полезен Инголь и против тучности.

В венерических болезнях и в случаях металлических отравлений, ванны ингольского ила безусловно полезны. Особенно настаивает профессор на употребление ингольских грязей при лечении накожных болезней. Г. Залеский указывает в своем исследовании и на такие случаи, в которых употребление ингольской воды и грязи было вредно, или безполезно.

Исследование об Инголе г. Залеского снабжено множеством поучительных таблиц и рисунков и вообще книга издана художественно и роскошно.

Великое русское спасибо г. Кухтерину Алексею Евграфовичу, что он принял издание этой дорогой, во всех смыслах книги на свой счет, а также присоединяем нашу благодарность и всем тем лицам, на которых указывает автор исследовании об Инголе, как на своих помощников в этом великом по началу для сибирской науке деле.

Dixi.

Опубликовано 10 декабря 1891 года.

57

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.