Барнаул (1891 г.)

Какое страшное суеверие распространено в самых близких окрестностях нашего города, может доказать несколько случаев. Недавно нам пришлось провести несколько дней в Бобровке, селе, отстоящем верстах в двадцати от Барнаула. Мы остановились у одного крестьянина, жена которого была больна. Болезнь, по ее словам, произошла от порчи, которую она приписывает недавно тут поселившимся новоселам. Больная уверяет, что на тело ее надели два железных обруча, которые сжали ей ребра, а к шее привязали камень. Она ни чего не ест, кроме арбузов, запивая их квасом, а все съестное отдает собакам и кошкам; поэтому она отличается необыкновенной сухощавостью, и, по нашему мнению, просто страдает от недостатка питательной пищи. При этом она отличается необыкновенной набожностью и когда молится, то берет сосуд с водой, опускает в него медный крест, потом сложив в воде пальцы начинает крестить не только себя, но и окна, двери, печь, чтобы нечистая сила не вошла в избу. Однажды вошли к ней в дом двое детей этих самых новоселов. Которые будто бы ее испортили, чтобы полюбоваться на приезжих, как это водится по деревням. Как накинется на них больная, с веником в руках, выпроводила она невинных малюток, замела их след и выбросила сор им на голову. Она вообразила, что вместе с детьми вошла в избу нечистая сила. Эта больная сначала лечила себя разными снадобьями, между прочим, водкой, спиртом, одеколоном, дегтем и пр., но когда ничто не действовало, обратилась к бабке-знахарке, которая постоянно нашептывала на воду и давала больной пить и мыться ею и этим будто бы сняла обручи с ее тела. Теперь больная говорит, что ребра ее так сжались, что не могут выпрямиться и принять нормальное положение, а потому она пригласила знахаря расправить ей ребра и снять с шеи камень. Знахарь лечит ее следующим образом: растирает редьку, вливает туда водки (без водки редко обходятся простонародные средства) и над этой смесью нашептывает, а потом дает больной пить. Она воображает, что это средство облегчает ее, дает ей силы бродить по избе, чего она раньше не делала, и все время лежала на горячей печке. Все до сих пор рассказанное нами составляет единичный факт, а вот пример общего, повального суеверия: заболели в деревне два жеребца, и это приписали порче тех же самых новоселов. Собрали по этому случаю общественный сход, который поверив порче, присудил бедных новоселов к выселке из села, а более азартные из мужиков разобрали даже потолок у новоселов, чтобы заставить их покинуть село и поселиться в ином месте. Не знаем, чем объяснить такую ужасную вражду к новоселам. Всякую болезнь, всякую свою неудачу, все валить на них. Кажется и земли довольно, и она дает богатый урожай, — можно бы поделиться с бедными полуголодными пришельцами, тем более, что много свободных мест, но нет той небылицы, которую не взвалили бы на новоселов. Доходит даже до того, что крестьяне в Бобровке утверждают, будто новоселы портят солнце и луну. «Луна не так светит, солнце не так греет», говорят они с тех пор, как у нас появились новоселы. Крестьяне уверяют, что будто бы они видели рано утром, когда только что всходит солнце и не успела зайти луна, двух баб из новоселов, обращенных лицом одна к солнцу, другая к луне, произносящих заклинания и производящих неприличные движения и этим будто бы портили луну и солнце. Не мешало бы, чтобы луч просвещения коснулся несчастных темных людей, распространяющих подобные нелепости, а также и тех, которые верят им на слово. Хотя бы сельский учитель (в этом селе есть школа) и священник, устроили воскресные беседы в местной школе и занялись бы искоренением грубого суеверия, которому так подвержен крестьянский люд. Конечно, всякое начало трудно, но мы не можем поручиться за успех подобных бесед, тем более, что народ любит все божественное, как чтения, так и беседы, собираясь на них в большом количестве. Вышеупомянутые лица сделали бы истинное благодеяние, озарив темные массы светом просвещения. Этим бы они совершили истинно христианский подвиг, отдав свои силы для просвещения темной массы крестьянского населения. Конечно, не скоро скроется мрак невежества, не скоро крестьяне отвыкнут от своих суеверий, пройдет несколько десятков лет, прежде чем искоренится невежество, но не надо унывать и бросать дело просвещения народа при первых неудачных попытках. Только неутомимым трудом, исполненным любви и снисхождения к этому несчастному темному люду можем сделать для него что-нибудь; только заслуживши их доверие мы можем направить его мысли на истинный путь. Есть много самоотверженных людей, пусть они общими усилиями вырвут темный народ из мрака невежества, ибо нет подвига выше сего.

Опубликовано 25 сентября 1891 года.

13

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.