Летопись села Назарова, Ачинского округа.

Кто вздумал на месте теперешнего с. Назаровского прежде всех поселиться и образовать деревню и когда это было, ни один старожил не помнит, но место выбрано удачно. Основание деревни вообще относят к 1774 году. С. Назарово раскинулось по пологому берегу Чулыма, поросшему всевозможных пород лесом. Плодородная кругом земля давала в старину каждый год обильные урожаи, лугов было вдоволь: паши и коси, на сколько хватит сил. Многоводная река изобиловала рыбой, и ее налавливали столько, что лишняя от потребления шла в продажу, и приносила сильное подспорье в хозяйстве. Назавровцев с образованием деревни, заботило устройство церкви, потому что ездить для исправления религиозных потребностей по окрестным селам было далеко, а выстроить свой храм сил не хватало. В 1778 году, в темную осеннюю ночь, по сделанному заранее уговору, выехали из Назарова до 100 одноконных подвод и при них человек до 60 мужиков, между которыми было человек 20 плотников. Вся эта кавалькада направилась в с. Сережскому, отстоящему от Назарова верстах в 18, и остановилась около тамошней деревянной церкви, выстроенной в версте от села и, по тогдашнему никем не окарауливаемой. Избранный распорядителем дела отпер отмычкой замок на входной двери, несколько человек вошло в храм и отправилось на колокольню, а остальные за исключением 2-3 человек, оставленных при лошадях, влезли на крышу. Через пол часа иконостас и престол были разобраны и, вместе со всеми принадлежностями его служения, бережно вынесены, уложены в сани и отправлены. Часа через два разобрали и склали постройку, сняли колокола, а еще через два все уже перевезли в Назарово, где тот час же было приступлено к постановке храма. Таким образом, со светом, Сережцы на месте церкви увидали только знаки, где она стояла, а около Назаровой, к полудню красовался храм, готовый к священнодействиям, но уже при 3 караульных. Кража церкви едва не вызвала войну между Сережцами и Назаровцами, производился о том какой-то сыск, но все кончилось ничем, и деревня превратилась в село. В 1818 году Назаровцы залодили каменную двухэтажную церковь и окончили ее в 1820 году, которая существует и поныне. Постепенно расширяясь постройками и увеличиваясь народонаселением, Назарово лет 70 тому назад было резиденцией земского заседателя, переведенной потом в с. Балахту. Ныне в с. Назарово насчитывают до 300 домов и домишек и до 1000 душ обоего пола. В селе находится волостное правление, почтовое отделение с 1 приемщиком, училище при 2 учителях и 40 учениках и общественная богадельня, призревающая от 15 до 30 стариков обоего пола. Назаровцы, преимущественно, занимаются хлебопашеством по трехпольной системе. В последние годы стал ощущаться недостаток в земле и лугах, да и то только потому, что и те и другие Назаровцы желают иметь и ищут по близости, а в даль, где всего изобилие, ездить ленятся. Урожаи поэтому стали хуже прежних, скотоводство уменьшилось, и из 4 лет ныне только один год можно считать плодородным. В селе живет фельдшер с грошовой аптекой, имеется 8 мануфактурных и мелочных лавок, 1 винный склад, 3 питейных заведения, 1 ренсковый погреб, 1 маслобойня, 3 кожевенных завода, 1 гончарное заведение, 3 ветряных и 4 водяных мельницы, 5-6 кузниц и «пансион» девиц без древних языков. Около села красуется недавно выстроенный по подряду местным крестьянином Кругловым этап, потому что выстроен он, на экономических началах, из мокрого леса, на дырявом фундаменте и с ажурной крышей. В нем сыро и холодно. Стоит раз ночевать партии в подобном этапе, и она вся уже не выходит здоровая. Года 3 тому назад в Назарове открыт базар по пятницам. Съезжаются окрестные крестьяне и привозят: хлеб, овес, масло скоромное и постное, дрова, птицу и т.п. предметы. Общественная жизнь Назаровцев крайне монотонна, а по выражению иных – животна. Наибольшая часть населения – крестьяне, живут между собой дурно. Пьяно и буйно справляют они съезжие праздники, свадьбы, именины и пр. и с интеллигентами никакого общения не имеют. Интеллигенты, погрязшие в мелких сплетнях и доносах, живут в большинстве особняком, под постоянным страхом угодить: или в ответчики, по доносу приятеля, или в свидетели. До чего в Назаровой пристрастились к доносам, можно заключить из следующего факта. Несколько лет тому назад, Назаровцы дали позволение поселиться между ними – из навозных Мил Нилычу Хлестакову. Происходя из сладких, понятно, Мил Нилыч не мог питать своих пенатов, а предпочел извлекать из опаивания обывателей предметом первой необходимости, но… затруднение встретилось в деньгах. Сказали Хлестакову, что у назаровского батюшки есть копейка на черный день, поэтому мил Нилыч сумел войти к отцу в дружбу, а на подобные дела, нужно сказать, Мил Нилыч был великий маг и волшебник.

— По какому случаю, дорогой Мил Нилыч, в несчастье впали? – спросил его раз батюшка.

— Да, извольте-ли видеть (поговорка Хлестакова), за-ни-что. Поссорился на балу, врал кровный дьячок, с своим однокашником топографом, убил его на дуэли; вот и сослали.

Батюшка поделилися с Хлестаковым своими сбережениями, Мил Нилыч открыл винный склад, но вскоре и с кредитором, и с виноторговцами перессорился и донес на них. Батюшка оказался нехорош за требование долга, а виноторговцы вина в долг не давали.

Пустили козла в огород и, высиживая на земской по суткам в ожидании спроса по кляузам, Назаровцы не придумают теперь, как от Хлестакова отделаться. Как не везет Назаровцам в сохранении мира и согласия, так давно уже несчастливы они в уловлении разных преступников, хотя, впрочем, выдающихся преступлений они насчитывают немного. Убили, например, в январе 1887 года караульного того же МилНилыча старика Тугарева; в убийстве обвинили сына Хлестакова; дело кончилось ничем. Убили и ограбили Евдокию Иванову – не нашли виновных. Один только преступник, насколько помнят старожилы, и получил наказание; это местный крестьянин, изнасиловавший и растливший ребенка-девочку, и затем удавивший ее. Индифферентное отношение Назаровцев ко всему, не касающемуся их личных интересов, въелось в их плоть и кровь. Так, в половине октября, прошлого года, среди белого дня, на улице, против дома Елизарьева и неподалеку от старосты и писаря, замерз пьяный овчинник Андрей… И что ж? Никто с пальцем для спасения его не пошевелил. В архиве волостного правления когда-то хранились дела прошлого столетия с массой материала для очерков тогдашней жизни; все это растаскали по лавочкам на обертки. Одним словом живут Назаровцы по пословице: «день да ночь, сутки прочь!»

Староачинец.

Опубликовано 16 февраля 1890 года.

9

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.