Енисейское пароходство.

В прошедшем году на одной пристани по Енисею мне пришлось услышать странную молитву, смысл которой не сразу я мог себе уяснить. «Избави нас, Боже, от голоду, холоду, плавания на пароходах Гадалова и других бедствий», — произносила мать, провожавшая сына-гимназиста в Красноярск. На себе самом испытать это бедствие мне удалось лишь в текущем году. Теперь только я в состоянии констатировать факт назначения носа для табакерки, а не обратно, как это имеет место во всем свете, где улучшенные пути сообщения, не одним только пассажирам первых двух классов дают возможность пользоваться плодами цивилизации.

Г. Гадалов пассажиров третьего класса ни во что не ставит и равнодушно относится к целости как их костюмов, так и к безопасности здоровья. Более нахального заявления, чем то, что его пароходы не подчиняются никакой регламентации, навряд ли услышите от другого человека, наживающего ежегодно десятки тысяч рублей на общественном деле первостепенной важности.

Когда мы заметили капитану парохода, что количество принимаемого груза не соразмерно с числом пассажиров и помещением для них, что или надо не пускать пассажиров, или сбросить часть товара, нам ответили, что пароходы Н.Г. Гадалова пассажиро-товарные, что ни то, ни другое, никем поэтому не может быть убавляемо. Если кому «неудобно» (что за нахальство) помещаться двое суток, из Красноярска в Минусинск на бочках с сахаром, или ящиках с наливкой, и о торчащие из них гвозди рвать себе одежду, то тот может на пароход не садится.

Мы нисколько не прибавляем к ответу капитана, хотя должны сказать, что этим он высказал не свое личное мнение, напротив. Он сам страдает по причине этих беспорядков Г. Гадалова. Мы и не виним администрации парохода.

Не курьезно ли, что г. Гадалов вправе распоряжаться моей жизнью, если мне «охота» плыть на его пароходе? Что из этого права без каких либо обязательств по отношению к публике может возникнуть, показал рейс от Енисейска до Красноярска 2-го июля. На пароход нагружено было столько товара, что никак нельзя было переплыть порога, и пароход возвратился обратно в Енисейск, чтобы сбросить часть груза. Да, г. Гадалов, вы вполне законно с нами поступаете.

Как мы сказали выше, г. Гадалов открыто заявляет, что для него нет никакой регламентации, и он только при конкуренции должен уважать права пассажиров. В позапрошлом году бедняки посылали телеграмму г. Сибирякову, прося его оставить один хотя бы пароход для курсирования между Минусинском и Енисейском, чтобы заставить г. Гадалова быть более внимательным к пассажирам третьего класса. И в самом деле, когда появился пароход Сибиряковский, на Гадаловском с публикой иначе обращаются, даже цены билетов сбавляются от Красноярска до Минусинска на один рубль в 3 классе.

Оставив в стороне интересы публики, мы найдем еще более притязаний на невмешательство в дела пароходства, когда полюбопытствуем узнать, как и кого г. Гадалов вербует себе в пароходную команду.

В августе прошедшего года, на пароходе «Усердный», капитан, прибыв в г. Красноярск, принужден был, благодаря какому-то распоряжению г. Гадалова, отказаться плыть дальше. Почтенный владелец парохода, не долго задумываясь, назначает в капитаны одного из служащих в конторе или магазине. Команда, понятно, сопротивляется плыть в Енисейск под управленмем импровизированного капитана, но, напуганная отказом в должности, либо чем другим, по неволе поплыла. Иной раз кусок хлеба налагает большие узы, чем риск потерять жизнь. К счастью, пассажиров составлял скот, сплавляемый г. Сафьяновым из Минусинска, а г. Гадалов ничего так не опасается, как наказания рублем.

Матросов для «России» г. Гадалов достал из Вятской губернии, набавив им по 5 рублей жалования в месяц против того, какое они получали по Волге. Но несчастные труженики не полагали, что их заставят на пристанях таскать дрова, вследствие чего они принужденны постоянно ходить в лохмотьях.

Примером бесцеремонности с публикой хозяина заражаются и его служащие; помощник капитана на пароходе «Россия» своей грубостью, по-видимому, старается угодить г. Гадалову. Сей рыцарь, например, в прошлом году, на пристани Сорокиной подрался с одним купцом, а пассажиры 3-го класса для него тот же багаж.

Насколько г. Гадалов гонится за мелочной наживой, иллюстрирует следующий факт. Во втором классе в общей каюте семь мест, но ухитрились в Енисейске впустить девять человек. Два пассажира, купец г. Лыткин и управляющий заводом, г. Феофанов, пожаловались на это тут же плывущему г. Гадалову и он перевел их в отдельную каюту. Ночью, когда оба они спокойно отдыхали, в каюту шумно стучит г. Гадалов, прося принять еще одного человека, который едет с большими деньгами и боится плыть в 3-м классе. За четыре часа езды в каюте с этого пассажира 3-го класса г. Гадалов взял стоимость билета 2-го класса.

Затем г. Гадалов, опасаясь расходов в Минусинске, не устраивает пристани.

Найдутся ли для него когда-нибудь законы?

Ван-Сесля

Опубликовано 29 июля 1890 г.

5

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.