Золотопромышленность на Олекме.

Инженер-технолог Абрамов, проживший некоторое время в олекминской тайге, напечатал свои наблюдения над золотопромышленностью на Олекме. Наблюдения эти, большей частью относятся к технической стороне приискового дела; но они касаются также хозяйственной его стороны. Есть также несколько верных заметок вообще о положении края; таковы, по нашему мнению, заметки о способах отправления почтовой гоньбы.

В хозяйственном отношении заслуживает особого внимания описание способа доставки припасов на прииски. По мнению г. Абрамова, успехи олекминских дел построены в полную и почти безусловную зависимость от подрядчиков-доставщиков, которые, таким образом, сами может быть того не сознавая, играют весьма важную роль в этих делах, — не по своему, конечно, личному на них влиянию, а по тем неблагоприятным случайностям, которым они легко могут подвергнуться, подвергнув и золотопромышленные дела таким громадным убыткам, которые хоть сколько-нибудь достаточно вознаградить они решительно не в состоянии. Припасы, по обстоятельствам заготовляемые для обстановки приисков более чем за год вперед и доставленные на резиденцию, даже оплаченные частью провозной до приисков платы, — еще ничего не значат для успеха дела, и золотопромышленник только тогда может быть спокоен и уверен, что эти припасы гарантируют ему получение золота, когда они будут уже на прииске, т.е. только за месяц, за два до начала работы.

Подрядчики, заключив на весенней мачинской ярмарке условия на перевозку припасов и получив задатки, уплывают вниз по Лене к якутам, задают им товарами или деньгами плату вперед за доставку тяжестей, и этим держат их в неоплаченных долгах. С наступлением зимы, они высылают возчиков за несколько сот верст в резиденцию, куда они являются в ноябре. По доставке на прииски первого транспорта, отправляется, в конце зимы, второй. Для прокорма лошадей, якуты запасаются только не большим количеством ячменя, который они оставляют на резиденции; сена ни на передний, ни на обратный путь не заготовляется; лошади питаются только мхами, которые они добывают из под снега. Запоздавшие возчики вторых транспортов нередко не довозят клади до приисков; если начнутся оттепели и снег на речках начинает таять, то возчики сваливают кладь где попало и уезжают домой, чтобы их не застала распутица на Лене. В таких случаях приисковые управления доставляют брошенную кладь на прииски собственными средствами. Идти на прииски с кладью второй раз – особенно во второй период транспортировки, — нельзя заставить возчиков ни за какую плату. Других возчиков, кроме якутов, нет; перевозка припасов на приисковых лошадях невозможна, как потому, что в таком случае лошади подвергались бы крайнему изнурению, так и потому, что такая перевозка обходилась бы слишком дорого для приисков. Уже и теперь вследствие дороговизны сена (1 р. 50 к. – 2 р. пуд), конная сила составляет самую главную статью всех приисковых смет; при перевозке припасов на собственных лошадях этот расход увеличился бы еще более. Поэтому г. Абрамов находит, что «не только успех приискового дела, но даже сама участь его, в этом случае, находится в полной и неотразимой зависимости от небольшого числа подрядчиков-доставщиков, имеющих непосредственные сношения с возчиками-якутами». Кроме того, г. Абрамов находит, что перевозные средства той части якутской области, в которой оперируют подрядчики, очень не значительны; что уже и теперь в лошадях нет избытка, а в скором времени спрос на перевозки превзойдет средства к удовлетворению его – особенно при постоянной гибели множества лошадей при транспортировке – и тогда чрезмерное увеличение платы за перевозку заставит золотопромышленников не развивать, а еще более сокращать дела.

Устранить эти неудобства г. Абрамов признает возможным посредством устройства «конножелезного пути, произведенного по возможно кратчайшему и наиболее удобному направлению к избранному центру приисковой деятельности, от которого уже, по мере надобности, могли бы идти и отдельные ветви пути». Он обстанавливает это предположение очень вескими соображениями: 1) что хорошо содержимая транспортировочная лошадь может везти по рельсам, вверх по уклону рек, не менее 100 пуд.; 2) что по тракту, разделенному на известное число станций, с определенным на каждой количеством лошадей, транспортировка может идти безостановочно во всякое время года; 3) что проезд на прииски и оттуда сократится до полутора или двух суток, а в крайних случаях может быть и еще поспешнее; 4) если железный путь будет произведен по устьям, с подвесными вагонами, то избегнется зимой расчистка снеговых заносов, а при самом устройстве – производство выемок и насыпей, что значительно удешевит сами работы по продолжению тракта, и 5) общее количество доставляемых на олекминские прииски грузов достигает до 780,000 п.; при цене доставки от 1 р. 30 к. до 1 р. 50 к. получится сумма, очень достаточная для того, чтобы окупить эксплуатацию дороги длиной, с ветвями, до 400 верст, и принести, кроме процента погашения, и некоторый доход.

Средства для изыскания к постройке г. Абрамов полагает отнести на счет золотопромышленников; но саму постройку находит неудобным производить за общий их счет. «Предприятие это, говорит он, слишком крупно, так сказать, для общего счета», при котором оно непременно подвергнется разного рода путаницам и некоторому пристрастию; тогда как в виду аккуратно рассчитанных заготовок припасов, отправляющихся на прииски в количестве и во времени, определенных предварительными соглашениями, — оно должно идти точно, как хорошие часы и быть вполне безразлично к отправителям, имея в виду только предварительные соглашения. Кроме того, будучи разбросано на значительном протяжении, при оперировании исключительно живыми двигателями, — это предприятие должно требовать самого неуклонного внимания, тщательного наблюдения за всеми его частями и – быстрой находчивости, в случае каких либо неполадок, особенно в горячее время летней перевозки, когда все прииски в полном ходу; а все операции, производимые в Олекме за общий счет приисковых дел, сколько мне казалось, имеют один весьма заметный недостаток – отсутствие хозяина».

В этом случае г. Абрамов, по-видимому смешал расходы по устройству и содержанию дороги с распоряжением этими расходами. Дорога будет нужна исключительно золотопромышленникам, а потому они же должны доставить и средства на ее сооружение и содержание; но управление работами, а затем и эксплуатация дороги, во избежание указанных г. Абрамовым неудобств, — находится в других руках, — должна производиться правительством, или, под его контролем, особой компанией.

Всякое облегчение сообщений, сокращая труд и расходы, должно быть полезно; поэтому мы и обращаем внимание золотопромышленников на предложение г. Абрамова. Очень может быть, что при дальнейшей разработке вопроса, предложение это окажется и выгодным, и вполне осуществимым. Мы, с своей стороны, находим его важным уже потому, что с приведением его в действие если бы не уничтожилась, то весьма уменьшилась бы та кабала, в которой по словам г. Абрамова, приисковые подрядчики держат якутов.

О других сторонах приискового дела, затронутых г. Абрамовым, мы надеемся поговорить впоследствии. Но при этом – предваряем заранее – мы вовсе не коснемся технической стороны, как слишком специальной. Разбором ее могут заняться сами гг. техники.

Опубликовано 30 июня 1885 года.

12

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.